Опубликовано: 672

Объем грязи…сумасшедшая цифра! Как ее рассчитать?

Объем грязи…сумасшедшая цифра! Как ее рассчитать?

В январе этого года Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды в качестве эксперимента предложило ввести Методику корректировки нормативов предельно-допустимых выбросов в воздушную среду и предельно-допустимых сбросов в водные объекты по результатам мониторинга окружающей среды.

Сегодня природопользователи вынуждены признать эксперимент неудавшимся и предложить свою модель расчета нормативов. Что предлагало Министерство? Понимая, что у государства нет возможности в полной мере следить за окружающей средой, материально-техническая база давно устарела, а средства оскудели, также беря во внимание, что с 1993 года в Казахстане не проводился государственный мониторинг, и что с этой задачей худо-бедно справляется только Казгидромет, оно решило возложить "святую обязанность" на плечи недропользователей. Последние были, мягко говоря, в шоке.Чтобы сделать такой мониторинг, а он предполагал отслеживание огромного перечня загрязняющих веществ в самых разных биосферах - почве, растениях, и так далее, предприятия вынуждены были бы нанимать специальные агентства, увеличивать штат своих сотрудников, тратить немалые средства и время. Проделать такую работу своими силами не смог бы никто. Именно поэтому тезис о производственном мониторинге, подменяющем государственный, вызвал массу споров у природопользователей. Все они прекрасно понимали, что ведение мониторинга загрязнения окружающей среды прерогатива государства и перекладывание его на плечи недропользователей совершенно неоправданно. Кроме того, методика, якобы направленная на корректировку выбросов и сбросов, провозглашая доброе дело, не давала инструмента совершить это самое добро. В ней не был четко прописан механизм снижения выбросов. То есть, если какому-то предприятию после мониторинга вдруг и пришлось бы это делать, то как, каким образом, оно бы просто не знало. Определить, какому природопользователю сколько убрать грязи, по новому документу тоже было невозможно. Вот и получалось, что в жизни, реально, участие в загрязнении принимают все и вся, а вот как разделить долевое участие, и ответить сполна за содеянное, документ не говорил. В общем, "пользователи природы", посовещавшись, предложили Министерству (и оно с ними согласилось!), совместными усилиями заняться разработкой новых нормативно-правовых документов, чтобы добиться реального снижения выбросов и сбросов. При этом предполагалось, что речь пойдет не о том, чтобы снизить или повысить планку уже существующих нормативов. Всех интересовал, прежде всего, механизм установления норм. Он должен был обеспечить объективность и соответствие санитарно-гигиеническим нормам. В связи с чем была создана Рабочая группа. Она - то и взялась доработать документ. Рабочая группа быстро сообразила, что и без мониторинга окружающей среды нельзя обойтись и корректировка нормативов требуется. Но смешивать одно с другим и заталкивать все в один правовой документ не стоит. Поэтому методику предложили разбить на два отдельных и самостоятельных документа. В конце августа в высшую экологическую инстанцию поступит доработанная инструкция по нормированию сбросов в водные объекты и выбросов в воздух. Работа над этим пакетом бумаг по сути завершена. Что, в свою очередь, предлагают природопользователи? Они нашли разумным, и доказывают это, проводить корректировку существующей системы нормативов ПДВ и ПДС на основе прямых замеров концентрации загрязняющих веществ непосредственно на источниках выбросов. Это значит, что каждое предприятие должно контролировать свои вредные вещества, вычленяя их из общего фона. Замеры на источниках позволяют это сделать. Кроме того, добившись реальной картины загрязнения каждым отдельно взятым предприятием, наконец-то станет возможным разобраться с лимитами на грязь. А то ведь как оно было до сих пор… Предприятие, имея набор выбросов и ориентируясь на этот набор, запрашивало в министерстве лимит: то есть устанавливалось то количество грязи, которое предприятие могло и, предположительно, должно было выбрасывать в окружающую среду, работая на полную мощность. За каждую цифру предприятие платило государству денежки, и за каждую сверх циферку - тоже. Но поскольку редко кто и когда круглый работает на полную мощность, получался полный абсурд: предприятиям разрешалось выбрасывать намного больше, чем они выбрасывали на самом деле. В то же время любое увеличение выбросов (согласно увеличению мощности производства) расценивалось "сверху" как повод к штрафованию. Каждый результат рассматривался не от запрошенного лимита, а от планки выбросов прошлого года. Приходилось постоянно утрясать ситуацию, объяснять, спорить, доказывать. Понятно, что такое положение вещей не могло сподвигнуть природопользователей на героические усилия по снижению выбросов. Как заметил в своем выступлении на одном из заседаний рабочей группы Н. Радостовец, председатель Евразийской Промышленной Ассоциации: "Существующая система нормирования не соответствовала современным требованиям, так как не стимулировала снижение выбросов, не учитывала ряд принципиальных вопросов, связанных с развитием промышленности в соответствии с программой развития экономики Казахстана до 2030 года". А начиналась путаница с тех самых расчетов нормативов, о которых шла речь выше. Нормативы опирались на сваленные в кучу вредные вещества. Корректировка нормативов непосредственно на источнике позволила бы рассчитывать нормативы предельно честно, мобильно и по каждому году отдельно, не вводя в заблуждение ни Министерство, ни соседнее предприятие, ни производителя грязи. Это принципиально другой уровень нормирования, который при одобрении сверху должен будет быть закреплен законодательно. Разработка всевозможных подзаконных актов по данному вопросу еще впереди. Что касается производственного мониторинга, то участники рабочей группы единогласно решили, что таковой должен иметь место, но концепция производственного мониторинга должна быть пересмотрена. Это отдельный большой вопрос. Никто пока толком не знает, что будет подразумевать под собой этот вид анализа загрязнения. То, что ранее предложило Министерство, явно подменяло государственный мониторинг. Природопользователи высказывают мнение, что он должен ограничиваться только слежением за теми выбросами, которые предприятие вносит в окружающую среду. Следить же за биологическим объектами в целом, за флорой, фауной и прочим, прочим, прочим - должно государство. Именно поэтому на одном из заседаний рабочей группы прозвучало предложение внести на 2003 год в государственный бюджет затраты на проведение такого мониторинга. Каждое предприятие не против делать производственный срез уровня собственных загрязнений и передавать данные в госконтроль, который будет отслеживать картину в целом, то есть детально следить за изменениями в окружающей среде. Вопрос о производственном мониторинге находится в стадии обсуждения. Однозначного мнения по поводу того - что это такое, каков его объем, цель… пока нет. Интересно, что работа над новыми документами заставила задуматься членов Рабочей группы вот над чем. Гульсара Едильбаева, главный менеджер по экологии ЕПА (Евразийской промышленной Ассоциации) говорит, что впервые, пожалуй, в стране разрабатывались важные документы на таком хорошем уровне партнерства… "мы реально увидели, как за счет сотрудничества разных государственных и негосударственных секторов решение неотложных проблем по обеспечению экологической безопасности в Республике может быть ускорено. Работа получилась интересной и плодотворной. С одной стороны мы имели государственное видение проблем в лице органов управления, с другой стороны учитывался потенциал предприятий и научных учреждений. Хорошо бы, чтобы такая форма сотрудничества обрела какой-то правовой статус. Участие природопользователей в системе экологического законодательства должно попасть в правовое поле. Может быть, тогда наша экология наконец-то станет экологичной".
Загрузка...