Опубликовано: 1605

Не так страшны иностранные родители, как их малюют

Не так страшны иностранные родители, как их малюют

Вот уже полгода в Алматы существует негласный запрет на международное усыновление детей сирот.

Острая тема снова обострена. "И совсем напрасно", - считает директор фонда "Мир без сирот" Светлана Синицкая. За семь лет нового закона о браке и семье, разрешившего наших детей отдавать в зарубежные семьи, пять тысяч казахстанских ребятишек нашли новых пап и мам. Эта цифра могла бы быть еще больше, если бы чиновники руководствовались интересами детей и делали все возможное для создания позитивного отношения к усыновлению. В море дезинформации В Казахстане вопросами опеки и усыновления официально занимается Министерство образования и науки РК. В его ведении находится банк данных детей сирот. Такая структура была создана недавно, все возлагали на нее большие надежды. Но на деле оказалось, что работа органов попечительства все равно организована плохо. Огромное количество детей, особенно живущих в малых селах, выпадают из поля зрения опеки. А уж семьями, желающими взять на воспитание ребенка, вообще никто толком не занимается. За границей к этой теме совсем иной подход. Например, в Америке существуют специальные агентства, которые работают с контингентом семей, желающих усыновить детей. Каждое из агентств имеет государственную лицензию. Общество жестко контролирует вопросы попечительства, но при этом всячески поддерживает инициативу взрослых решить свои семейные проблемы. Далее. Прежде чем взрослые получают допуск к детям, они проходят через очень серьезное исследование. Светлана Синицкая говорит, что когда в Казахстане кто-то начинает фантазировать, будто бы наших детей отдают неизвестно кому, ей удивительно и больно это слышать. На каждую заграничную семью составляется нравственно-психологический портрет. Это серьезный и глубокий труд, в котором принимают участие юристы, социальные работники, психологи, врачи. Собирается масса документов. Иностранная семья довольно долго находится в проверочном состоянии, ее буквально просматривают через лупу. Чего нельзя сказать о семьях, претендующих на усыновление в Казахстане. Наши органы опеки не делают даже десятой доли подобной работы, а потом выдают как криминал факты возврата детей обратно в детские дома. Кроме того, заграничное агентство готовит семью к выезду в другую страну. Когда взрослые проходят все инстанции, получают все необходимые и разрешающие бумаги, они получают возможность взять ребенка. Однако заполучить маленького члена семьи в Казахстане не так-то просто. Наше законодательство все время идет по пути ужесточения закона в отношении международного усыновления. Вокруг некоторых пунктов этого документа идут странные и непонятные споры. Например, до сих пор нет единого мнения насчет того, гражданином какой страны должен быть усыновленный ребенок? Закон РК обязывает несовершеннолетних детей уезжать в другую страну казахстанскими гражданами. Однако, пересекая границу вместе со своими новыми родителями, ребенок автоматически становится подданным другой страны, иначе он просто не сможет там полноценно жить! Для наших чиновников это не аргумент, они не признают нового гражданства. Заглядывают далеко в будущее, надеются, что в 18 лет выросший казахстанец обязательно захочет вернуться на родину, для этого ему понадобится казахстанское подданство. Это, конечно, полный абсурд, который сильно осложняет и без того непростую ситуацию международного усыновления в Казахстане. У нас в стране не принято усыновлять детей, а если кто и решается на это, то сталкивается с большими проблемами. В целом общество подогревает установку на то, что усыновлять чужих детей не модно, не круто. А если кто-то это делает, то наверняка со злым умыслом…Нашим людям, редко бывающим в детских домах и далеко стоящих от проблем детей сирот, трудно понять, что для тех же американцев, не имеющих детей, усыновление - вопрос глубочайшего престижа. Поэтому они выбирают усыновление, а не очередную яхту или дворец около моря. Проблемы от лукавого Директор фонда "Мир без сирот" убеждена, что сам термин "международное усыновление" - достаточно лживый. Нет усыновления международного или внутреннего, это разделение живет в наших головах, где, как известно, существует основная разруха. Есть просто усыновление, которое решает две проблемы сразу. С одной стороны - детское сиротство, с другой - взрослое. Дети остаются без родителей, и взрослые живут без детей. В свете такого восприятия, бездетность - не менее страшное сиротство. Поэтому за границей все большее количество людей приходят к определенному порогу в жизни, когда особенно остро понимают: они не продолжились, значит, не состоялись. И ничто не может заменить им родительского счастья: ни миллионы, ни любимая работа. Поэтому нельзя загнать усыновление в политические рамки. Это неверно. Есть просто термин усыновление (удочерение). Все остальное от лукавого, от чиновников, которые берут на себя высочайшую миссию - соединять два одиночества и делают это, увы, несовершенно. Они считают деньги, выверяют букву закона и если, не дай бог, случаются какие-то нестыковки, будущее сирот и бездетных взрослых, распадается, ломается. Из-за какой-то казуистики, чисто внешних признаков дети не могут обрести семью. Самое ужасное, что никто в нашем обществе не уполномочен сказать таким чиновникам, и всем тем, кто участвует в этом деле, что они просто берут грех на душу, чем бы они не оправдывали свои отклонения, отказы и отбои. Если заглянуть в казахстанский закон о браке и семье, то даже в этом, очень несовершенном документе, проскальзывает такая формулировка как "в интересах ребенка". К сожалению, интересы ребенка в нашей стране редко стоят на первом плане. Согласно тому же закону международное усыновление стоит на последнем месте среди прочих альтернативных методов. Сначала ребенку предлагают патронат, потом опеку, затем готовят его как кандидата в семейную деревню и только потом выдвигают кандидатом на международное усыновление. Если он не совпал с этими формами государственного призрения, может претендовать на усыновление, ему разрешают быть объектом внимания для иностранных граждан. Это в корне неправильно и преступно, ребенка лишают шанса быть чьим-то. При этом никто не хочет признать, что сами казахстанцы не столь активны в этой проблеме, даже очень состоятельные люди не готовы творить такое благо. Поэтому детские дома переполнены, дети живут плохо. И не надо говорить, что государство о них хорошо заботится. Да, заботится, но сирота по определению не может быть счастливым. Ребенку нужна семья, он должен быть чьим-то, чтобы в будущем состояться. Усыновление дает такую возможность, государство - нет… Вопреки и во имя Светлана Синицкая - много лет проработав в системе международного усыновления, говорит, что фонд "Мир без сирот" взял на себя роль посредника между ребенком и будущей семьей, причем иностранной семьей. В обществе нет структуры, которая бы устанавливала подобные контакты, вот они и заполнили собой пустующую нишу. Это только кажется, что стоит заграничным родителям приехать в Казахстан и обратиться в органы опеки и попечительства, как семья тут же сложится, и все будут счастливы. На самом деле незваных гостей поджидают огромные трудности, которые порой сознательно и дополнительно чинятся нашими чиновниками. Будущие родители вынуждены жить в Казахстане по месяцу, полтора, в ожидании положительного решения своего вопроса, обивать пороги, мириться со странными случайностями, когда теряются важные бумаги или неверно сделан перевод в судьбоносных справках. Чиновники постоянно забывают о том, что усыновление - это не только несчастные иностранные родители, но и, прежде всего, - несчастные казахстанские дети. Сотрудники фонда лучше других могут рассказать, через какие испытания коридорами, ожиданиями, унижениями приходится проходить иностранным гражданам в процессе усыновления. За границей нет отпусков, длиной в два месяца, но наши чиновники почему-то считают, что они не обязаны думать о таких мелочах, говорят: "это - ваши проблемы", - забывая, что на самом деле решается отечественная проблема сиротства. Рассуждения, типа, мы их не звали, они сами приехали, вот пусть под нас и подстраиваются, архаичны и невежественны. Кого при этом наказывают недалекие опекуны? Иностранных родителей? Нет. Детей, в интересах которых призваны действовать... Светлана Синицкая признает, что наше общество не готово вести цивилизованный диалог во имя детей. Программа-минимум Что нужно сделать для того, чтобы мир искоренил такое зло, как сиротство? Казахстану предстоит сделать очень многое. В обществе нет социальных организаций, психологов, специальных курсов для родителей, желающих усыновить ребенка. Не формируется положительный имидж этого процесса. Вокруг международного усыновления много негатива, пустых разговоров, домыслов, страхов, откровенных фантазий, которые надо прояснить. И, конечно же, необходимо реформировать органы опеки и попечительства. Их можно ругать сколько угодно за то, что они недообразованны и недочувствованны, но с другой стороны они лишены возможности заниматься прямым своим делом и копить тот человеческий материал, который помог бы ребенку стать семейным. Они делают все, что угодно, но только не опекают. Призванные быть добрыми ангелами и благодетелями в жизни малыша, опекуны зачастую не могут дойти до ребенка. И еще политики и чиновники должны изменить свое отношение к усыновлению. Они не скрывают, что как люди прекрасно понимают все выгоды международного усыновления, но как политики вынуждены придерживаться иного мнения. Так вот, до тех пор, пока они будут разделять себя на политиков и на людей, они не смогут видеть горе детей. На фоне таких задача "мир без сирот" выглядит утопично. Светлана Синицкая признает, что название придумали своему фонду на вырост, с оглядкой на далекое будущее. Но уверена, что все должны ставить перед собой именно такие задачи: страна без сирот, село без сирот, город без сирот. Призыв "Мир без сирот" должен стать приоритетом и политикой, одним из столпов развитого общества.
Загрузка...