Опубликовано: 1304

Места для женщин

Места для женщин

Помнится, в общественном транспорте была попытка узаконить сидячие места для слабого пола. Для самых невоспитанных и гендерно нечувствительных мужчин было написано: "места для женщин с детьми". Сегодня тема снова на поверхности, только теперь места для женщин отвоевываются в парламенте.

Нужно ли доводить страну до войны, чтобы мужское правительство разрешило "разбавить" себя представительницами прекрасного пола? Говорят, именно такой сценарий привел к власти женщин Афганистана. Сегодня женский блок в парламенте этой страны представлен 27 процентами, в Ираке - 30. В рамках первого международного женского саммита, прошедшего в Астане, разгорелась жаркая дискуссия на тему - нужно ли квотирование при продвижении женщин в правительство? Киргизия за женское лицо Тон задала госпожа М. Джангарычева, - эксперт ПРООН в Кыргызстане. События в соседней Киргизии еще свежи и актуальны. Революция высветила много болевых точек, после чего политики вынуждены были признать: практически все гендерные завоевания, прописавшиеся в стране после 1997 года, были уничтожены. Как исправить ситуацию за довольно короткий период? "Раньше мы отказывались от квот, - говорит Джангарычева, - а сегодня они нам нужны. Мы будем их лоббировать. Особенно важно закрепить квотирование женщин в парламент в условиях надвигающейся глобализации. Она коснется всех сфер жизни, значит, кто-то должен будет отстаивать интересы женщин в вопросах малого и среднего бизнеса, в земельных проблемах. На днях в Кыргызстане будет обсуждаться предложение о 30-процентом квотировании женщин в правительство страны". Немецкий вариант Германия пожинает плоды квотирования женщин в высшем эшелоне власти и признает, что она вполне довольна результатами. 87 лет спустя после введения женского права на участие в выборах, главой государства стала женщина. Госпожа Г. Нуртазинова, исполнительный директор "Германо-Казахстанского общества" говорит, что для Дойчланд в целом такая ситуация не была неожиданностью. Страна планомерно шла к такому повороту событий и более того, политически была готова к гендерному финалу. Оказывается, в социал-демократической партии давно введена квота для женщин. Партия "Зеленых" тоже пришла к пониманию резервирования гарантийных мест для дам в своих рядах. Немецкий избиратель давно привык к женскому лицу. СМИ давали возможность женщинам открыто лоббировать свои интересы. Так в стране сложилось понимание, что стабильность и успешное развитие жизни во многом зависит от женщин, от семьи. И сегодня самые актуальные темы разворачиваются вокруг семьи, ее проблем. А евразийка - против Госпожу Р. Канапьянову, руководителя аппарата комитета Госдумы по делам национальностей, президента Совета межрегиональной женской общественной организации нисколько не пугает отсутствие женщин в правительстве России. Она считает, что это нормально. Уверена, что стране должны помогать только самые умные, дальновидные, ответственные. По квоте таких не подберешь. Квота как раз наоборот может открыть ворота посредственностям, которые ослабят страну изнутри. Свое веское "против" она аргументирует так: "Когда речь идет о простом продвижении женщин во власть, конечно, должен быть какой-то толчок. Но я против квот. Почему? Потому что в нашем постсоветском пространстве карьерные, успешные женщины шли по квотам, и они брали на себя решение многих проблем. Система квотирования была далеко не идеальной, и мы сознательно отказались от нее. Может быть, для Африки или для Азии нужны квоты, чтобы там женщины имели возможность войти в исполнительную и законодательную власть. Но для наших эмансипированных женщин это не проблема. Наши дамы уверены в себе и самодостаточны. Ну, какие могут быть квоты, если мы говорим о равенстве и уважении полов? Также госпожа Канапьянова считает, что женщинам для политического роста нужно поубавить эмоций, отбросить в сторону женскую конкуренцию, хитрость и тогда кресла чиновников для них будут в самый раз. Рассказывает: "У меня есть книга: "Женщина на государственной службе, проблемы и перспективы". Когда работала в архиве, я нашла интересный документ, свидетельствующий, как канцелярия императорского величества впервые на эту должность взяла женщину Торгушникову. Она 15 лет безупречно проработала на этом месте, и после нее на эту должность стали брать только женщин. Между этим фактом и тем, как формировалась канцелярия императорского величества Джо того, прошло сто лет, поэтому мы вправе сказать, что нас женщин, сто лет отрывали от мужских должностей, но сейчас другое время. Сейчас - нет проблем". Почему еще она против квот? Потому что стране не нужны специальные женские партии, есть требования, которые предъявляются к политикам, и каждая леди, решившая встать на политическую стезю, должна им соответствовать. Вот и все. Оппоненты предлагали госпоже Канапьновой подумать о том, что квотирование в парламенте необходимо хотя бы на период развенчания мужских стереотипов. Никто не отрицает, что они есть, значит, их надо разбивать. Но как? Может быть с помощью квотирования? Она согласилась лишь с тем, что толчки действительно нужны, но вряд ли в качестве инструмента можно использовать квоты. Предложила обратить внимание на новые современные технологии. "Например, если мы идем по мажоритарному принципу на выборы, то в первую десятку должны войти пять женщин, пять мужчин. А дальше, если мы начнем говорить о квотах для женщин, начнутся квоты по национальному признаку, по возрастному и опять мы придем к тому, от чего ушли. Этого нельзя допустить". Забить квоту в закон Со слов госпожи М. Джанбурсыновой, посла Министерства иностранных дел Казахстана, в стране женское крыло неплохо представлено во власти. По крайней мере, Казахстан гордится тем, что четыре министра - женщины. Однако, несмотря на хорошо написанные законы, гарантирующие полам равенство во всем, существует некий гендерный разрыв. 16 нормативных актов обеспечивают в стране решение гендерной проблемы на всех уровнях, а политики все равно вынуждены констатировать, что чем выше должность, тем меньше на ней представлено женщин. Женская активность приходится на самый низ финансовой и политической пирамиды. "Поэтому нам надо вернуться к женскому квотированию, - резюмирует Джанбусырова, и добавляет - в Казахстане уже определен барьер, который должны взять женщины. Есть предложение отвести им 40 процентов в финансовых корпорациях". Кроме того представитель иностранных дел РК предложила активнее работать с мужскими стереотипами, менять их и откровенно разбивать. Оказывается одно заграничное исследование пришло к выводу, что среди прочих мужских страхов третье место занимает боязнь успешных деловых женщин. Такие неосознанные позиции внутри мужской психики вряд ли когда-нибудь позволят активисткам-женщинам естественным путем прорваться к власти. А как у них? Так же на обсуждении звучало много цифр, среди которых самыми впечатляющими оказались следующие: в Норвегии в правительстве работают 43 процента женщин. В стране в свое время были приняты законы о квотировании, которые сохраняют свою силу и по сей день. Между тем ни в одной скандинавской стране, которую приводят как образцово-показательную в вопросах гендера, нет настоящего гендерного равенства. Даже там признают, что права женщин дискриминируются. Среди парадоксов присутствующие называли Америку, правительство которой не подписало женскую конвенцию, однако женщины нашли тысяча и один способ оказаться влиятельными на самом высоком уровне…
Загрузка...