Опубликовано: 1459

Лесная быль

Лесная быль

В лесу родилась елочка - так пусть там и растет! С такой инициативой вышли павлодарские "зеленые".Это означает, что пора уходить от традиции украшать лесную красавицу в каждой квартире. На смену должна прийти искусственная ель, которую можно передавать из поколения в поколение. Эта идея пока не пришлась по вкусу павлодарцам. Живая елка - это как "Ирония судьбы" в новогоднюю ночь. К тому же, она значительно дешевле искусственной. Правда, эта

дешевизна не радует лесников, так как означает, что деревце срубили браконьерским путем. Немного географии На крайнем юго-востоке в пределы Павлодарской области заходят ленточные боры, тянущиеся от Барнаула до Семипалатинска. Они растут на песчаных дюнных отложениях по долинам древнего востока. На юге правобережья сосновые леса вдоль Иртыша почти доходят до широты Павлодара. Внутри лесных массивов языками или в виде островов вклиниваются степные пространства. Общая площадь государственного лесного фонда области составляет 405,5 тысяч га, из них 252,5 тысяч покрыты лесом. Реликтовый ленточный бор, пересекающий южную часть области - единственный "серьезный" лес на территории региона. Березовые колки и пойменные леса вдоль Иртыша интереса для деревообработчиков не представляют. А вот сосновый бор - да. И вырубают его в последние годы беспощадно. Законы-то писаны… В мае 2001 года Правительство РК приняло Постановление "О неотложных мерах по обеспечению сохранности лесов в Республике Казахстан". В нем, в частности, говорится, что "министерству внутренних дел РК предписано принять меры по повышению эффективности производства оперативно - были принять розыскных мероприятий и следственных действий по фактам незаконных порубок деревьев и кустарников, уничтожения или повреждения лесов, в том числе, путем поджогов, а также по повышению раскрываемости дел, связанных с этими преступлениями". Кроме того, силовики совместно с Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Казахстан должны меры по охране лесов от незаконных порубок и пожаров. Каждый здравомыслящий понимает, что единственный путь остановить массовую вырубку леса - всеобщий запрет. Так как даже узенькая лазейка для узкого круга лиц порождает широкие возможности. Наконец-то поняли это и в правительстве, введя с 1 января 2002 года запрет на экспорт кругляка и древесины хвойных пород сроком на три года. Но не для всех По данным Павлодарского управления по лесу и биоресурсам, за 2000 год на территории области зарегистрировано более 530 (!) случаев самовольных порубок леса. Общая кубатура срубленной древесины составила свыше 17 тысяч кубометров, из которых у незаконных лесорубов изъято лишь 5,5 тысяч кубов. В нынешнем году специалистами областного управления по лесу проведено порядка 60 проверок лесного хозяйства региона, выявлено 209 нарушений, предъявлено к нарушителям исков более чем на семь миллионов тенге. Столь значительные цифры штрафных санкций отнюдь не радуют. Эти лишнее доказательство тому, что армия лесников, а их в области 266, если не бездействует, то работает спустя рукава. Впрочем, какого рвения можно ожидать от людей, чья зарплата составляет 3 тысячи тенге? За год ими выявлено всего 275 нарушений в лесном хозяйстве. На каждого, практически, по одному. Не густо. А если учесть, что основная доля выявленных нарушений приходится на оперативную группу управления, то получается, что около половины охранников на подведомственной им территории нарушений не увидела. При этом из 163 случаев лесных пожаров только в четырех были установлены виновные лица. Из 470 фактов самовольных порубок только в 192 случаях найдены нарушители. Нынешняя ситуация начала складываться пять лет назад. В 1996-1997 годах, впервые за всю историю лесного хозяйства, к очистке гарей стали привлекаться посторонние лица и организации. Лесхозы самоустранились от заготовки и переработки древесины, не наладили контроль над их работой. Ушлые люди из тех самых сторонних организаций смекнули, что на этом деле можно подзаработать. Это был первый шаг к разграблению леса. Началось с малого: нарушений правил разработки лесосек. Заготовители выбирали только товарную и самую лучшую древесину. Лес с каждым годом захламлялся все больше, создавались условия для пожаров, распространению вредителей. Для дальнейшей заготовки качественной древесины и получения пропуска для работы в лесу каждый раз нужна была новая гарь. Для этого надо было лишь подпалить лес… Получив разрешение на разработку гарей или санитарную вырубку больных деревьев, пользуясь безалаберностью, а порой и содействием лесников, заготовители начали вырубать сырорастущий лес. Дальше переработку леса поставили на промышленную основу. В населенных пунктах, расположенных вдоль ленточного бора, как грибы стали расти частные пилорамы, лес десятками тысяч кубометров пошел на реализацию. Причем подобную картину можно было наблюдать и в Семипалатинске. Волнует эта проблема и алтайских лесников. Там та же картина: поджог леса, строительство пилорам. Только в одном Угловском районе Алтайского края работает с полсотни пилорам. Причем россияне в качестве примера кивают на Чалдайский лесхоз Павлодарской области, где запрещены все рубки. Правда, это не решило проблемы. Кто в доме хозяин? Финансирование мероприятий по охране и воспроизводству лесов должно вести государство. Но поскольку у него, как обычно, не хватало на это средств, то лесхозы проводили работы за свой счет. Средства же эти формировались за счет заготовки и переработки древесины, ухода за лесом, реализации посадочного материала, дров и т.д. Но в 1997 году инструкцией Министерства финансов республики было запрещено использование средств, полученных от лесохозяйственной деятельности на охрану и воспроизводство лесов. Была проведена реорганизация, и на месте лесхозов появились республиканские государственные предприятия, которые и должны были заниматься охраной и воспроизводством лесов. Но из-за больших долгов, переданных им бывшими лесхозами, счета были заблокированы, так что и новые хозяева, ответственные за судьбу леса, ограничились заготовкой и переработкой леса - с помощью посредников. То есть работали с теми, кому главное - попасть любыми способами в лес, а там... Схватив за руку, можешь наткнуться на погон Павлодарские СМИ, поднимая проблему самовольной вырубки леса, часто обвиняют в этом и лесников, и людей в погонах. Последние выступают в роли "крыши" - надежной и всесильной. Правда, погонов в этом деле оказалось много. Сотрудники департамента финансовой полиции обвиняли в пособничестве сотрудников УВД области. Те в свою очередь, накатывают на финансовую полицию. Как бы там ни было, лес рубят, пилят и везут КамАЗами, а люди в форме лишь берут под козырек. За последние 10 лет лесные массивы Казахстана, по данным, министерства природных ресурсов и окружающей среды, сократились на 10 процентов. И это при том, что лесистость нашей республики не велика, всего 5,4 процента. Для сравнения, в той же Франции этот показатель составляет 20,7 процентов. Есть надежда Более 12 миллионов тенге выделено в уходящем году на лесовосстановление Баянаульского национального парка, главной достопримечательности области, из областного Фонда окружающей среды. Баянаульский государственный национальный природный парк образован в 1985 году. Его площадь составляет 500688 гектаров, из них 182552 покрыты лесом. На территории парка произрастает 438 видов растений, из них 112 редких и 4 - занесены в Красную книгу. Проблема восстановления леса - одна из важных на сегодняшний день. За последние годы в парке уничтожено пожарами почти 40 процентов хвойных лесов. По данным специалистов парка, с 1995 по 97 годы пожарами была охвачена площадь в 77 тысяч гектар. Вслед за этим началось усыхание сосен. За последние два года деревья погибли на площади 260 гектаров. В рамках программы возрождения лесов Национального парка, два года назад были высажены на 15 гектарах трехлетние сосны - более 18 тысяч саженцев. Осенью прошлого года, по предложению ученых института "Казгипролесхоз", на горелых площадях леса была проведена подсадка деревьев семенами на площади 15 гектар. Кроме того, значительные средства выделяются из Фонда на сохранение ленточных боров Чалдая и Бескарагая. За два последних года эта сумма превысила 12 миллионов тенге. Не густо, но хочется верить, что это только начало.
Загрузка...