Опубликовано: 641

Когда торг уместен

Когда торг уместен

Нефть. Не правда ли, этим коротким словом сказано очень много: биржевые страсти, деньги, политика, международный вес. Нефть… Ее ищут и ликуют - найдя, ее добывают с потом и грязью, гонят по трубам и запасают впрок. Очень важным представляется тем, у кого она есть, принцип продажи, а тем, кто обделен "черным золотом" - соответственно, покупки. Для Казахстана нефть остается одним из основных товаров, приносящих реальные деньги. Как же мы торгуем?

В нынешнем году вступил в силу Закон РК " О государственном контроле при применении трансфертных цен". По заявлениям правительства, суровая необходимость в таком контроле вызвана тем, что в последние годы наблюдается интенсивный отток капитала из страны. А, как известно, один из наиболее удобных способов вывода средств за рубеж - экспорт продукции по умышленно заниженным ценам. Новый закон обязывает экспортеров предоставлять налоговикам и таможенникам любую необходимую информацию для определения рыночной цены продажи и покупки товаров и услуг, дабы при трансферте - то есть, переводе валюты из одной страны в другую - избежать махинаций и убытков в государственной казне. Не получая желанного объема прибыли от продажи нефти, Астана наконец нашла подход к недоступным производителям и отгородившимся от внутренних проблем республики инвесторам: правительством создан правовой рычаг, с помощью которого можно заставить любую добывающую компанию считаться с интересами страны. Каждое государство вправе иметь законодательную основу для предотвращения манипуляций с налогооблагаемым доходом, пошлинами, тарифами и другими выплатами. Таким рычагом, в случае выявления злоупотреблений при экспорте нефти и станет право государства пересчитать налоги, таможенные платежи, приструнить провинившихся, определив штрафные санкции. Руководство страны все чаще критикует иностранных инвесторов, под контролем которых находятся практически все крупнейшие предприятия нефтегазового сектора Казахстана. В частности, за продажу сырья на экспорт по заниженным ценам, что успешно осуществляется через компании в оффшорных зонах. По данным Центра экономической информации правительства, потери бюджета по трансфертному ценообразованию ежегодно превышают 500 миллионов долларов. Казахстан решительно настроен вернуть деньги, вырученные от незаконной продажи "черного золота" и не допускать ее впредь. По мнению специалистов, злоупотребления трансфертом предотвратить можно, и новый закон имеет здесь очень большое значение. В соответствии с ним, например, министерство госдоходов будет проводить мониторинг экспортно-импортных сделок, определять перечень товаров и услуг по ним. При этом контроль может осуществляться в тех случаях, когда отклонение цены сделки от рыночной цены превышает даже 10 процентов. Тех, кто попытается словчить, но будет пойман за руку, ждет суровый пересмотр всех видов налогов. Несмотря на то, что трансфертное ценообразование является одной из наиболее важных тем международного налогообложения, в мире до сих пор не существует единой методики, которая могла бы быть универсальной для всех стран. Большинство из них разрабатывает собственные механизмы контроля за применением трансфертных цен. Поэтому неудивительно, что законодательная база разных государств по вопросу трансфертного ценообразования существенно различается. Большинство основным признаком взаимосвязанности участников сделки признает наличие между ними "общего контроля". Чаще всего он выражается долей одного из участников сделки в капитале другого или в управлении им. Например, в Японии для признания сторон партнерами одна из них должна прямо или косвенно владеть 50 процентами участия капитала другой. В России этот порог составляет 30 процентов, в Германии - 25. Кроме "общего контроля" используются и другие виды взаимосвязи. Особенно популярны сделки с контрагентами из так называемых "налоговых убежищ" - стран со льготным налогообложением или оффшорных зон. В большинстве стран при проверке конкретного налогоплательщика обязательно учитывается, применял ли он трансферт, Другими словами, не существует законодательных требований, которые обязывали бы фискальные органы доказать факт укрывательства от налогов. Появление же у нас закона о госконтроле при применении трансферта - важный признак того, что в стране идет процесс создания той законодательной базы, без которой в условиях современного международного рынка невозможно проводить эффективную государственную фискальную политику. Закон, по выражению профессионалов, "понятен" для иностранных участников нашего рынка. Механизм экспорта нефти представлял и продолжает представлять для Казахстана большую проблему. Да, мы - одна из крупнейших стран - поставщиков. Но при этом отечественные нефтеперерабатывающие заводы, как правило, недополучают необходимого для полной загрузки сырья - оно уходит на продажу. Экономический ущерб - сотни миллионов долларов. А все потому, что "добытчикам" намного выгоднее гнать нефть на экспорт, они не заинтересованы в продаже ее нашим заводам - ведь тогда нужно платить НДС в размере 20 процентов стоимости. Экспорт же сулит компаниям заманчивые выгоды, особенно, если указать в документах не реальные, а заниженные, по сути, демпинговые цены. Тогда и таможенные сборы не страшны. Правительство пыталось как-то выровнять ситуацию: было введено квотирование экспорта нефти. Но оно же чуть позже и отменено - интересы торговцев рьяно отстаивались на самых разных уровнях. Таможенный комитет предложил ввести экспортную пошлину - 15 евро за тонну. Опять не слава Богу - Минэнерго усмотрело в этом подвох совместным предприятиям, поскольку они этой пошлины с разрешения правительства сроду не платили. Иноземные инвесторы заметно обеспокоены ужесточением политики казахстанского правительства по отношению к ним. Кроме того, по мнению специалистов, для практического применения закона требуется принятие дополнительных подзаконных актов, которые смогут расширенно толковать сам закон или устанавливать новые нормы, им не предусмотренные. А это означает, что предприятиям следует ждать новых сюрпризов от министерства госдоходов. Честные бизнесмены в принципе не имеют ничего против того, чтобы предоставлять для экспертизы все необходимые документы, они считают, что закон страшен только тем, кто действительно занижает экспортные цены. Проблема им видится в том, чтобы сами власти не использовали новые возможности в корыстных целях, ведь теперь будут контролироваться даже самые незначительные в денежном отношении сделки. Заключив в свое время контракты с иностранными добывающими компаниями на невыгодных для страны условиях, сейчас правительство всячески пытается исправить ошибки. Довольно трудно изыскать способы, чтобы увеличить поступления в бюджет и при этом избежать обвинений инвесторов в несоблюдении контрактов. Налогообложение в Казахстане - очень болезненный вопрос для них. И если кому-то станет невыгодно работать здесь, то уход компаний - особенно крупных - с нашего рынка негативно скажется на имидже республики. На фоне проблем организации экспорта нефти, связанных с нашими ограниченными возможностями, правительство стремится использовать заинтересованность инвесторов для решения экономических проблем страны. В то же время в действующих соглашениях с крупнейшими нефтяными компаниями не прописан пункт об их участии в развитии инфраструктуры регионов Казахстана. Забыли? И теперь - надежда на то, что иностранцы сами поймут "необходимость" своего участия в экономическом развитии страны. Впереди - новые контракты, денежные отношения, обусловленные новым законом. На днях состоялась церемония запуска системы Каспийского трубопроводного консорциума, 1580 километров которого обеспечат экспорт казахстанской нефти на международные рынки. Хочется верить, что выгода будет общей, и большая нефть принесет государству большие деньги.
Загрузка...