Опубликовано: 2657

Кашаган или жизнь

Кашаган или жизнь

Урегулирование конфликта вокруг условий разработки Кашаганского месторождения коснулось только политических и экономических аспектов проекта. Для населения же региона неизмеримо более важны его социальные и экологические последствия.

Отсутствие у разработчиков проекта - международного консорциума нефтяных компаний, по их же признанию, - технологии разработки для сверхсложного месторождения откровенно пугает активную часть населения региона, представителей экологических НПО. Не желая быть подопытными кроликами и превращать Северный Каспий в полигон для опасных экспериментов, они не отказываются от своего основного лозунга - прекращения нефтяных разработок на Северном Каспии. Мнение нефтяников По неофициальному мнению нефтяных кругов, как отечественных так иностранных, которое они вряд ли когда-либо прямо выскажут - это не столько экологическое, сколько политическое требование, вытекающее из давно известного революционного принципа: "чем хуже, тем лучше". Каспийский шельф содержит в себе крупные запасы нефти. Добыча нефти на казахстанском секторе Каспийского моря к 2011-2015 году составит около 60 млн.тонн нефти, преимущественно на Кашаганском месторождении. Также хорошо известно, что именно доходы от экспорта нефти составляют сегодня основной ресурс социально-экономического развития Казахстана. Нефть - это около 25% от ВВП Казахстана (по оценкам британской консалтинговой компании Oppenheimer Technical Assistance Consultants; по другим сведения до 50% ВВП), и 60% стоимости экспорта. Сокращение нефтяных доходов для нынешней экономики Казахстана приведет к сокращению доходов бюджета, сократятся государственные расходы, в том числе на образование и социальное развитие, Нацбанк вынужден будет девальвировать тенге, что неминуемо скажется на товарных рынках Казахстана, поскольку республика зависима от товарного импорта. Конечный итог отказа от Кашагана - это резкое торможение социально-экономического развития, падение уровня жизни и товарный дефицит. Если правительство Казахстана пойдет на поводу у экологов, то в республике быстро начнется углубление экономического кризиса "15 минут, и вы покойники!" Но факт того, что консорциум Аджип ККО (ранее ОКИОК, а теперь НКОК) умудряется не выполнять экологические статьи своего бюджета (мизерные по мнению ЭкоНПО) из года в год - повод для большой тревоги. Некоторые статьи финансируются лишь до 4%. Что говорит об отношении участников проекта к экологии Каспия. Но по сравнению с малоизвестными фактами, пока что неопубликованными, это всего лишь шалость со стороны Кашаганского консорциума, хотя в штате Аляске за такие "мелочи" (вроде несвоевременной смены клапанов и т.д.) власти "гнобят" компании Бритиш Петролеум и ЭкссонМобил многомиллионными штрафами. Исправившись, нефтяные компании, правда, через некоторое время возвращаются к прежней "неэкологической стратегии", но тем не менее. Однако вернемся к Каспию. Два года назад к нам руки (из своих источников в консорциуме) попал прелюбопытнейший документ с несколькими картами сценария в случае разлива нефти и выбросов сероводорода из пласта. Напомним, что в Кашаганской нефти растворено 19% сероводорода. А также более 40 всяких ядовитых компонентов, причем, значительных концентраций. Одна из карт так и называется "Средняя почасовая концентрация сероводорода в случае происшествия в условиях зимнего ледостава". Сценарий, описываемый картой, не оставляет жителям Атырау, живущим в 80 км к северу от Кашагана, никаких шансов на спасение. И это не преувеличение. В течение 15 минут после большой аварии на Кашагане и выброса сероводорода, облако смертельно ядовитого газа при любой розе ветров накрывает всю северо-восточную часть Каспия, всю территорию областного центра Атырау, часть территории Жылыойского, Макатского, Махамбетского, Исатайского районов и даже часть Мангистауской области. При этом концентрация сероводорода, по мнению специалистов, оценивается в 1,5 мг/м3. При том же варианте разлитая нефть полностью накроет весь Северный Каспий. Также, подобные сценарии включают в себя карты и по другим ядовитым веществам: окиси углерода, меркаптана и т.д. Председатель атырауского НПО "Глобус" Галина Чернова отправила в АджипККО запрос с просьбой прокомментировать "сероводородную карту". Как позже сама призналась, не ожидая, что компания вообще ответит. Но ответ пришел - от имени руководителя службы АджипККО по связям с СМИ и НПО Жагпара Егизбаева. Согласно официальному ответу компании, "данная диаграмма взята из ОВОС компании 2001 года по оценочным скважинам и подготовленная компанией ADL". Само моделирование выполнено компанией-подрядчиком "Shell Global Solutions (SGS). В ответе указывается, что наименование карты-слайда не совсем верное. Случилась, по-видимому, ошибка у переводчиков компании с английского на русский. И карта должна именоваться так: "Средняя почасовая концентрация сероводорода в период отсутствия льда при наиболее неблагоприятном сценарии". Также отмечается, что рассматривается неконтролируемый выброс мощностью 309 кг/сек., что является теоретически возможным максимальным потоком через обсадную трубу в отсутствие препятствия (т.е регулирующего клапана). Весьма маловероятно, что из коллектора может произойти выброс такой мощности… Также это маловероятное событие, потому что "политика компании и законодательство РК требуют поджигать любой выброс при отсутствия самовоспламенения. Вероятность сероводорода на суше концентрацией в 1,5 мг/м3 оценивается в пределах 0,1 %-1%". Ответ заключает в себе утверждение, что при местных погодных и атмосферных условиях зимой с сероводородом начнутся чудесные превращения в более безвредное состояние и рассеивание, "что люди могут и не почувствуют даже запах". На самом деле, так оно и есть. Правда, с точностью до наоборот. Люди могут и не успеть почувствовать запах тухлых яиц, которым отдает сероводород. Потому что крайние значения 0,1-1% - это минимальная и максимальная концентрации сероводорода. При 0,1 % человек может и запаха не чувствовать, а при максимальной концентрации все происходит мгновенно: потеря сознания - летальный исход! При том аномально высоком пластовом давлении на Кашагане говорить о маловероятности мощнейшего выброса со стороны компании несерьезно. Ведь она может и не суметь воспламенить выброшенный газ. Доверие по этой части было подорвано, когда во время одних испытаний в ходе сжигания на рассеивающих свечах последние неожиданно… потухли. Хотя теоретически такого не могло быть! А в результате "теоретически невозможного сценария" произошел разлив нефти… "Ядовитая Венеция" Выбранная компанией схема разработки Кашагана несет в себе не менее опасную угрозу. Если не большую. Она у нефтяников обозначается как "СБРОС СТРУКТУРЫ". Геологов, работающих в подрядных организациях проекта, весьма смутило, что компания в трех точках (комплексы островов D и A) намерена концентрированно добывать нефть. Для экологической безопасности необходимо расставлять скважины равномерно и линейно, по всему месторождению. В противном случае, весьма высока степень вероятности перепада давления. В районе острова D с 34 добывающими скважинами будет одно давление, несмотря на закачку газа в пласт, а чуть далее - другая его величина. Более высокая. Такой перепад давления в случае высокой разницы несет угрозу сброса структуры. Может произойти внутренний оползень и месторождение скроется в глубине, а на поверхность выбросится безмерное количество ядовитой воды, которая хлынет потоком в сторону суши. Что дальше? Атырау будет затоплен и превратится в безжизненную Венецию. Подобная угроза уже возникала на Тенгизском месторождении в 2000-2001 году. Тогда инспектор охраны недр комитета геологии Министерства энергетики выяснил, что ТШО концентрирует добычу нефти на четырех самых высокопродуктивных скважинах, почти не используя остальные более 30 скважин. Поднялся громкий скандал. Помимо угрозы сброса структуры, такой сверхнормативный отбор нефти являлся нарушением контрактных условий. Правда, впоследствии скандал тихо сошел на нет. Шибко грамотный и принципиальный, к сожалению ныне покойный инспектор был вынужден уволиться из госорганов и перевестись в структуры Национальной нефтяной компании. Экономически схема разработки Кашаганского месторождения понятна. Она - единственно возможная для достижения максимальной рентабельности добычи в условиях Северного Каспия. Но кашаганская нефть не только дает надежду на более обеспеченную жизнь (правда не всем), но и несет серьезную угрозу жизни и здоровью населения, проживающего по берегам Каспия. И это не пафосное утверждение, а вполне реальная угроза. Правда, маловероятная с точки зрения ОКИОК-АджипККО-КНОК…
Загрузка...