Опубликовано: 786

Инновации: бремя выбора

Инновации: бремя выбора

На днях в столице прошло очередное заседание Правительства страны, на которой была одобрена программа инновационного обновления экономики.

Судя по всему, время дискуссий о том, каким должен быть процесс адаптации промышленности страны к новейшим достижениям научно-технического прогресса, подходит к концу. Споры о ней могут продолжаться бесконечно и вполне закономерно, и сегодня по поводу инновационной политики существуют самые различные точки зрения, в том числе - и среди тех, кто ее должен формулировать и реализовывать. Однако, как верно сказал на заседании Правительства министр индустрии и торговли Сауат Мынбаев, не ступив на дорогу, не поймешь, куда она ведет. Инновационную концепцию обозначили как отраслевую, а не государственную программу, однако никто не сомневается, что весь процесс модернизации промышленных предприятий, созданий высокотехнологичных производств и новых отраслей будет проходить под пристальным контролем правительства и при его активном участии. Сегодня все яснее становится понимание того, что без привлечения в экономику достижений современной науки и технологий, устойчивого развития страны добиться нельзя. Реализацию и даже формулирование приоритетов в этой области, государство откладывало год от года, но пришло время, когда откладывать стало нельзя, в силу объективных причин. Страна получила мощный приток доходов от деятельности сырьевых секторов экономики, за последние годы сформировалась неплохая рыночная инфраструктура бизнеса, прошла модернизация банковских структур и, что очень важно - системы государственного управления, которая все больше соответствует реалиям рыночной экономки. Устаревшая как технически, так и организационно, и технологически, система промышленности сегодня становится все больше "тормозом" поступательного развития страны. Одним из важнейших показателей инновационной привлекательности страны является объем привлечения на предприятия новых технологий. Здесь у казахстанского бизнеса нет поводов для удовлетворения. Начиная с 2000 года затраты предприятий на внедрение новых технологий, как своих, так и зарубежных, составляли от 0,4 до 0,6 % от общего объема привлеченных инвестиций в основной капитал в год. Примечательно, что даже при покупке оборудования объем приобретения новых станков, технологических линий и технологий не превышал 1,6 - 1,8% от общего объема средств, затраченных на эти цели. А это значит, что покупалось уже изначально старое, возможно даже - бывшее прежде в употреблении оборудование, которое только "консервировало" техническую и технологическую отсталость страны. Однако процесс обновления постепенно набирает силу. В 2000 году было внедрено 107 новых технологических процессов, в 2001 году - уже 220, в 2002 - 278. В прошлом году их стало уже 346. Так что осознание процесса модернизации производств понемногу овладевает умами производственников. Статистика также отмечает рост числа внедрений новых научно-технических разработок на предприятиях за последние годы, особенно в машиностроении и металлообработке, пищевой и легкой промышленности, цветной металлургии. Здесь темпы роста с 2000 по 2003 год составили от 4 до 35, а в отдельных случаях - до 120%! Однако все эти приятные факты не могут коренным образом изменить того удручающего положения, что затраты предприятий на проведение научно-исследовательских работ, на проектно-сметные работы, патентование и внедрение инноваций, на протяжении последних пяти - десяти лет не превышают 0,3 - 1,1 % от общего объема их расходов, что практически привело к гибели отраслевую науку. Остались только истинные энтузиасты своего дела, но на одном энтузиазме, без мощного финансирования, долгосрочной промышленной политики не построишь… Мировой опыт свидетельствует, что выход здесь можно искать на пути концентрации всех материальных и интеллектуальных ресурсов на наиболее многообещающих направлениях. Воплощением этого опыта стало решение о создании в стране нескольких высокотехнологичных технопарков. И оно уже начинает доказывать свою эффективность. К примеру, всего около полутора лет назад было решено создать такое образование биотехнологического направления в Степногорске. Были проведена серьезная организационная работа, глубокие структурные перемены. Прежде разрозненные отраслевые НИИ были объединены под общим руководством, создано 495 рабочих мест, причем около 40 ученых приехали из других городов и регионов страны и даже из-за рубежа. Создали мощный коллектив ученых, по сути, собрали весь цвет биотехнологической науки страны (438 научных сотрудника, в том числе 22 доктора наук и 64 кандидата наук). За один только год, при еще только создающейся технологической базе, этот технопарк разработал и освоил выпуск 5 видов новой, весьма востребованной на рынке продукции. До конца следующего года будут освоены еще 10-12. Уже в этом году объемы реализации готовой продукции и услуг технопарком должны превысить 1,7 млн. долларов. Создание таких "точек" инновационного роста, (и не обязательно только в технопарках) сегодня должно стать не только заботой государства, но и конкретных частных предприятий, приоритетом для бизнес-среды вообще. Процесс приобретет самовоспроизводящий характер, если в эту сферу придут частные банки, которые откроют финансирование научно-технических разработок, оценив их инвестиционную привлекательность. Думается, что наиболее перспективным этот процесс может оказаться в сфере глубокой переработки сырья, где капиталовложения в технологию окупаются наиболее быстро. Банки должны "почуять запах прибыли" за счет получения новых видов продукции, которая может быстро завоевать свое место на рынке. Глубокая переработка ресурсов - отличительная особенность высокоразвитой современной промышленности, стала поистине "золотым дном" для многих тысяч венчурных фирм во всем мире. Ведь известно, что стоимость, к примеру, рыбы после переработки возрастает в 10-12 раз. Уже есть примеры, когда копченое филе казахстанского судака сметают с прилавков в Западной Европе. Продукты нефтехимии, которые почти все завозятся в страну из-за рубежа, дороже сырой нефти в 6-10 раз, в пять раз, по сравнению с сырой медью, возрастает стоимость продукции только ее второго переделов. Огромный природный потенциал позволяет создавать в стране высокоразвитые производства в области фармации, косметики - примеры можно продолжать бесконечно. Именно здесь необходимо сконцентрировать усилия предприятий, банков, мобильных венчурных фирм и государства. Небольшие инновационные венчурные фирмы, работающие под конкретный технологический заказ - это столбовой путь мировой инновационной мысли. Известно, к примеру, что отдача от них в 10-15 раз больше, чем от крупных фирм, а срок окупаемости проектов - в 2-4 раза меньше. Миллионы таких фирм действуют в США, Японии, Западной Европе. Развитие инноваций сдерживается сегодня и тем, что в большинстве предприятий нет средств на обновление и модернизацию основного оборудования, износ которого достиг в среднем 65%. По результатам исследований, в прошлом году только 2% предприятий (из 7 тысяч) смогли предпринять на своем производстве какие-либо инновационные мероприятия. И в основном - по этой причине. Стоимость всей новой инновационной продукции промышленности не превысила суммы в 65 млрд. тенге, причем 70% ее ушло на экспорт. Это было бы понятно в прежние, советские времена, когда предприятия стремились на внешний рынок, чтобы зарабатывать валюту. Но сегодня объяснение этому может быть только одно - наукоемкая продукция внутри страны пока еще востребования слабо. Поэтому вопрос внедрения инноваций следует тесно увязывать с решением проблемы технического перевооружения предприятий. На заседании Правительства было решено, что казахстанский Центр инжиниринга и трансферта технологий за ближайшие два года должен сформировать в составе технопарков 12 технологических бизнес-инкубаторов. Эти небольшие научно-исследовательские группы, по мысли разработчиков инновационной программы, должны отрабатывать и реализовывать до 300 бизнес-проектов в год. Скорее всего, для реализации инновационной стратегии потребуется создать какой-либо уполномоченный орган, который будет играть координирующую и административную роль, но, как подчеркнули разработчики, не в определении направлений исследований, а в бюджетном финансировании инновационных программ. Возьмет ли на себя эти функции какое-либо министерство, или будет создан новый государственный механизм - этот вопрос пока не решен. Необходимо также создать полноценную и доступную для предпринимателей информационную базу по всем вопросам инноваций, которой сегодня также нет и потребность в которой становится все острей. Предприниматели порой ищут технологии за тридевять земель, не подозревая, что они уже имеются у них под боком - и по гораздо более низким ценам. Информационная база обозначена как один из приоритетов на 2005 год. Инновационная стратегия сегодня делает свой первый шаг. В полную мощность она должна начать реализовываться, начиная с будущего года. Большие надежды, большие ожидания - и много неизвестного в сложном, непредсказуемом будущем…
Загрузка...