Опубликовано: 4209

Геополитические интересы Китая - реалии наших дней

Геополитические интересы Китая - реалии наших дней

В последнее время внимание общественности стало больше сосредотачиваться на внутриполитических процессах, происходящих в бывших союзных республиках, а ныне - суверенных государствах.

При этом многие упускают из поля зрения внешнеполитическую деятельность стран, к которым еще совсем недавно относились с настороженностью. Многие новые суверенные государства, занятые своими внутриполитическими процессами постепенно отодвигают на второй план поддержание связей с сопредельными государствами. Этот незначительный на первый взгляд момент, может не только впоследствии оказать огромное значение для принятия решения, но и предопределить успех взаимоотношений как между странами, так и внутри самих суверенных республик. Сейчас, когда проблемы экономического и энергетического развития, и военного строительства выходят на первый план, отодвигаются на задний план территориальные вопросы, которые могут впоследствии стать предопределяющими факторами для экономики, энергетики и безопасности любой страны, в не зависимости от региона. В отличие от многих государств КНР это осознает и реально проводит свою политику в отношении определения статуса спорных территорий с сопредельными государствами. Процесс, который на первый взгляд, кажется столь незначительным, для Китая уже приносит свои плоды, которые внушают оптимизм не только для официальных властей Пекина, но и для многочисленного китайского сообщества. Кыргызстан Итак, Кыргызстан, перешагнув тот переломный этап, который был спутником всех новообразованных республик после развала Советского Союза, двумя соглашениями о делимитации государственной границы между Кыргызстаном и Китаем, подписанными в 1996 и 1999 годах, передал Китаю около 125 тысяч гектаров своей территории. Первое соглашение было ратифицировано старым составом парламента в 1998 году, а новый парламент, избранный в 2000 году, ратифицировал второе соглашение 10 мая 2002 года. Кыргызско-китайское дополнительное соглашение о государственной границе предусматривало раздел спорной территории на участке Узенги-Кууш в следующих соотношениях: Киргизии полагается две трети спорной зоны, а КНР - треть. В другом случае общая площадь участка Хан-Тенгри, на который претендовал Китай, составила 457 кв. км. Китаю передано 161 кв. км, то есть 39% данной территории. Участок Боз-Амир-Ходжент, площадью 20 га, полностью был отдан Китаю. Подписавшие документ стороны остались удовлетворенными своими действиями. Этот процесс не привлек сколько-нибудь значительного внимания со стороны других государств-членов СНГ. Но подписание данного соглашения послужило отправной точкой в начале процесса регионального масштаба по пересмотру границ между СНГ и КНР, протяженность которых составляет порядка 7 тыс. км. Пекин, воодушевленный соглашением с Бишкеком, активизировал свою внешнеполитическую деятельность, направленную на уточнение прохождения границ с Таджикистаном и Казахстаном. Республики, занятые внутриполитической и экономической ситуацией с готовностью отреагировали на действия могучего соседа. Понятно, что молодые республики, рассматривая запросы Китая, рассчитывали на финансово-экономическую помощь со стороны последнего и гарантии неприкосновенности своих территорий. Вторым аспектом, рассматриваемым центрально-азиатскими республиками, стало установление дипломатических и деловых отношений с Китаем. Это служило бы своеобразным противовесом России и США. В этом случае уступки подобного рода со стороны относительно молодых суверенных государств являются вполне резонными. И это стало видно на примере Кыргызстана, когда за передачу земель Бишкек получил: военную помощь в размере 600 тысяч долларов, льготный кредит в 2 млрд. долларов и воздушный коридор на Пекин. Таджикистан Следующим государством, с которым Китай смог обсудить территориальные вопросы и расставить точки над "i" стал Таджикистан. В этом случае речь шла о трех участках, которые стали спорными после того, как Республика Таджикистан приобрела суверенитет. В 1999 г. по двум участкам вопросы были решены: по одному Китай снял претензии, а по второму вопрос был решен путем раздела спорной территории пополам между Китаем и Таджикистаном. Проблема территориальной принадлежности третьего участка решилась во время визита президента Таджикистана Эмомали Рахмонова в Китай. Душанбе передал Пекину 1 тыс. из 28 тыс. кв. км. спорных территорий в районе Восточного Памира (Мургабская область на востоке Таджикистана). Территория, отходящая Китаю, представляет собой горный массив высотой около пяти тысяч метров над уровнем моря, не имеющий постоянного населения. Это обстоятельство позволило Таджикистану избежать недовольства жителей приграничных с Китаем районов, какое было в Киргизии. Президент Таджикистана во время встречи с председателем КНР подчеркнул, что Таджикистан придает большое значение развитию дружественных отношений. Интересен тот факт, что вопрос о спорных территориях в районе Памира во времена существования СССР не поднимался. Обращает на себя внимание то, что и Кыргызстан, и Таджикистан практически в одно время решили свои вопросы о передаче земель, при этом нужно учитывать тот факт, что государственная принадлежность этих участков никогда всерьез не ставилась под сомнение в годы существования СССР, эти "спорные территории" обозначались лишь на китайских картах. Термин "спорные территории" был введен лишь в 1994 году, хотя 27 декабря 1992 года Китай признал Кыргызстан в существующих границах. Казахстан Казахстан, в отличие от своих центрально-азиатских соседей более сдержанно подошел к процессу раздела земель с Китаем. Так, во время визита премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Алматы в апреле 1994 г. было подписано Соглашение о казахстанско-китайской государственной границе, которое фактически подтвердило незыблемость границы между двумя странами. Таким образом, Казахстан стал первой страной из числа соседей Китая, с которой Пекин подписал документ о прохождении границы. Соглашение устанавливало 70 ключевых пограничных точек. Несогласованными оставались лишь два участка границы, один из которых расположен в горах Саур и Тарбагатай (между 15 и 16 точками), а второй в горах Алатау (между 48 и 49 точками). Общая площадь данных участков составила 946 квадратных километров. В 1997-м была решена судьба двух спорных районов в Алма-Атинской и Восточно-Казахстанской областях. Казахстан оставил за собой 56 процентов этих участков, Китаю перешли остальные 44 процента, что составляет около 530 квадратных километров. Летом 1998 года стороны подписали новый договор о прохождении границы. Казахстан согласился на компромиссный вариант раздела спорного участка границы, ибо оспаривавшийся Пекином участок пограничной территории в советское время входил в состав Казахской ССР, и Казахстан унаследовал его от бывшего СССР. Россия Не только Кыргызстан, Таджикистан и Казахстан уступили территории Китаю, но и Россия тоже стала участником процесса. Так остров Даманский был передан "красному дракону" президентом Ельциным. Остров Даманский богат вольфрамовыми рудами, но главное даже не это - богатства России не сильно бы уменьшились. Дело в том, что подобная практика создала некий коллективный прецедент для Китая в плане решения территориальных споров, о которых шла речь выше. И в результате этого в октябре 2004 года Россия и Китай в очередной раз решили пограничный вопрос, поделив спорные острова на Амуре и Аргуни. Так, согласно соглашению, в собственность КНР полностью перешел остров Тарабаров и часть острова Большой Уссурийский, расположенные в районе Хабаровска. Интересен тот факт, что данные острова, общей протяженностью порядка 40 километров, имеют для России стратегическое значение - на Большом Уссурийском расположен укрепленный район и погранзастава, а над Тарабаровым - траектории взлетов военных самолетов 11-й армии ВВС и ПВО, которая дислоцируется в Хабаровске, а также гражданских авиалайнеров, вылетающих из международного аэропорта Хабаровска. Острова Большой Уссурийский и Тарабаров не являются необитаемыми. Площадь только одного из них - Большого Уссурийского - сопоставима с территорией нынешнего Хабаровска. Сдача Китаю полутора островов на Амуре рядом с Хабаровском лишает Россию 320 кв. км территории из 17 миллионов этих самых километров. Два этих острова являются в чистом виде "хабаровскими Курилами". И поэтому возникает много вопросов по поводу решения Москвой судьбы данных островов, так как контроль над островами, в случае "необходимости", позволяет держать под контролем столицу Дальневосточного федерального округа Хабаровск, а значит и всю южную половину Дальнего Востока. Такое урегулирование приграничных споров с Китаем вызвало бурную реакцию некоторых депутатов и СМИ. Заключение Вышеуказанные события являются звеньями в одной цепи, именуемой реализацией китайской внешнеполитической концепции "стратегических границ и жизненного пространства". В настоящее время Китай, стремительно наращивающий свой экономический и демографический, а соответственно и политический потенциал, бесспорно, заинтересован во влиянии на приграничные республики бывшего СССР. Пекин постепенно и вполне мирным путем осуществляет "ползущую экспансию" Дальнего Востока и Восточной Сибири. Усиление позиций КНР в Центральной Азии связано прежде всего с обострением борьбы за богатые нефтегазовые ресурсы региона, а также за такие полезные ископаемые, как например, запасы урано-ториевых руд и ртути и др. В Пекине прекрасно понимают, что Китай не проживет, не забрав соседние территории, поскольку природная среда в стране разрушена, проблема дефицита ресурсов (в первую очередь, нефти и продовольствия) внутри страны не решается, а импорт не спасает, так как дефицит ресурсов растёт, а с ним и дефицит платежного баланса. Повышение эффективности экономики не решает указанных проблем. Поэтому свою концепцию "стратегических границ и жизненного пространства", которая совершенно открыто декларирует необходимость такого захвата, Пекин отнюдь не отменял, наоборот, она становится всё более актуальной. В этом контексте одной из составляющих внешней политики Китая является расширение своей территории. Этот процесс начался в 1950 году, когда КНР стал контролировать Тибет, и продолжается в наше время. На карте, размещенной в журнале "Народный Китай" (50 гг.) обращает на себя внимание граница с Монголией, нанесенная штриховой линией. Приглядевшись внимательнее, можно увидеть такую же штриховую линию на границах Китая с Бирмой (тогда ее еще не называли Мьянмой) и с СССР на таджикском участке. И вот спустя полвека часть земельных площадей Таджикистана перешла Китаю, подобная участь постигла и другие республики. В этом случае становится очевидным, что Пекин и дальше намерен двигаться в данном направлении. Вопрос о присоединении исторически единых территориальных единиц уже длительное время обсуждается не только в Азиатско-тихоокеанском регионе, но и во всем мире. Оно и понятно, так как при достижении своей цели Пекин получает несколько возможностей в реализации своих планов. Если происходит слияние, то Пекин не только начинает становиться финансовым и экономическим лидером в регионе, но и геополитически начинает доминировать над всеми государствами АТР. Как следствие этого Пекину фактически становятся подконтрольными морское и воздушное пространство в Восточно-китайском море. И это будет являться очередным шагом Пекина к контролю над одной из частей Тихого океана с одной стороны и с другой - расширение "стратегических границ и жизненного пространства".
Загрузка...