Опубликовано: 1078

Еще раз о правовом статусе интернета

Еще раз о правовом статусе интернета

Без тени сомнения можно утверждать, что обсуждение законодательных инициатив стран постсоветского пространства относительно регулирования Всемирной паутины, сегодня по популярности на втором месте после финансового кризиса.

Такой жаркий интерес понятен, ведь для некоторых они чреваты изменением в подходе к творческой деятельности, кто-то может остаться без кислорода эпистолярных эмоций, другим придется сменить работу и т.д. Но, несмотря на перемены, которые точно грядут и непонятно как именно коснутся каждого, радует обстоятельство, что законотворцы из разных стран уже готовы их обсуждать, делиться опытом. Специально для этого была проведена Международная конференция "Интернет и Право" в Бишкеке. В которой приняли участие представители из стран ближнего и дальнего зарубежья. Основные дебаты коснулись инициатив страны-организатора, которая стоит на пороге законодательного регулирования сети Интернет, также как и Казахстан. Начиная разговор о законодательном регулировании Интернета на примере Кыргызстана, в первую очередь хочется сказать о каком количестве пользователей идет речь. Как рассказала Татту Мамбеталиева, директор общественного фонда "Гражданская инициатива Интернет политики": "Мы вчера вечером закончили работу над исследованием "Интернет-аудитория в Кыргызстане", результаты оказались не настолько радостными. На сегодняшний день количество пользователей определено как 760 000, и эта цифра не сильно отличается от данных, которые были получены в 2007 году. За два года прирост пользователей интернета составил всего 60 000, такое замедление их роста больше связано с кризисом, который произошел 2008 году. Мы потеряли около 150 000 пользователей, которые находятся у нас в регионах. Несмотря на это, увеличилось количество web-сайтов - около 1400". Если сравнивать с Казахстаном, у нас веб-сайтов в зоне kz более 6000 тысяч (здесь мы не будем говорить о содержании и периодичности обновления ресурсов). Количество пользователей Казнета по данным компании ICT-Marketing, к концу 2008 года достигает 2,3 млн человек, или 14,8% жителей республики. Выходит, что для стремления регулировать не имеет значения количество ресурсов и пользователей, главное - желание создать правовое поле. Если учитывать, что проект закона в республиках Казахстан и Кыргызстан находится практически на одной стадии, то непонятно отчего, например, инициатор нашего закона в лице Агентства по информатизации РК сейчас не комментирует ситуацию, не проводит публичных обсуждений, в отличие от кыргызстанских законотворцев, которые объясняют чем вызвана постановка такого вопроса как создание механизма-регулятора. По словам Алишера Сабирова, депутата Жогорку Кенеш Кыргызской Республики, который инициировал данную законодательную инициативу, все больше и больше стран занимаются вопросами правового регулирования сети Интернет. Многие веб-ресурсы публикуют информацию национального, религиозного содержания. К тому же всемирная паутина активно используется экстремистами и террористами. "Вы все в курсе, что идет мировой кризис, и многие средства массовой информации переходят на электронные версии газет, используют более удобные пути распространения своей информации. Это тоже мне кажется, нужно ставить в правовые рамки и ставить вопрос о приравнивании новостных сайтов к средствам массовой информации", - считает депутат. В то же время в законодательстве Кыргызской Республики уже существуют иные нормативно-правовые документы, которые регулируют вопрос информации. В рамках данной конференции Кристина Айрон, доктор факультета государственной политики Центрально-европейского Университета Будапешта озвучила правовую оценку Закона Кыргызской Республики "Об информации персонального характера" в свете международных норм о защите данных. Таким образом, госпожа Кристана Айрон пришла к выводу, что "Закон КР "Об информации персонального характера" в значительной степени соответствует стандартам ссылочных принципов, хотя с редакционной точки зрения закон не является образцом юридической ясности. Закон КР "Об информации персонального характера" имеет несколько серьезных и мелких недостатков, которые могут повлиять на эффективность защиты персональных данных. Основные вопросы, вызывающие беспокойство, это: - сфера применения персональных данных; - недостаточные ограничения на использование специальных категорий персональных данных; - отсутствие нормы о сокращении данных до минимума; - отсутствие прозрачности в отношении практики использования персональных данных и данных о лице, осуществляющем контроль над данными. Во-первых, что касается сферы применения. Квалификация частных предприятий, организаций, ассоциаций и отдельных лиц в качестве "держателей персональных данных, похоже, является основной проблемой Закона КР "Об информации персонального характера". Во-вторых, использование конфиденциальных персональных данных не достаточно ограничено в пункте 1 статьи 8 Закона КР "Об информации персонального характера". В-третьих, принцип качества данных, который требует, чтобы они соответствовали цели и не собирались в излишнем объеме, соблюден лишь частично. В-четвертых, механизм освобождения от ответственности в пункте 1 статьи 17, третий абзац Закона КР "Об информации персонального характера" является проблематичным, поскольку он освобождает "держателя персональных данных" от своих обязанностей, что противоречит также и принципу подотчетности. В-пятых, закон не обеспечивает необходимую прозрачность практики использования персональных данных и идентификацию лица, осуществляющего контроль над данными, которое не является "держателем персональных данных". Таким образом, можно сделать вывод, что современные технологии достаточно сложно регулировать, учитывая специфику и постоянно прогрессирующие возможности, к тому же еще нет в мире идеального принципа, как регулировать и стоит ли вообще контролировать возможности информационных компонентов электронного сегмента. Будь то Казахстан или Кыргызстан, где сейчас складывается ощущение, что до подписания проектов закона, регулирующих доменную зону kg, остается не так много времени, хотелось бы узнать мнения других стран, в которых область интернет-присутствия в разы больше нашего. Как рассказал Пономарев И.В., депутат Государственной Думы Российской Федерации: "Нас захлестывает поток обращений, когда региональные парламенты принимают собственные законодательные инициативы, которые касаются развития средств массовой информации и интернета. Качество этих инициатив, как правило, очень низкое, а содержание носит более популистский характер, чем конструктивный. Среди них, такие как ограничение интернета для подростков и предложения разнообразной политической цензуры, запрещение использовать иностранные, жаргонные слова, т.е. все эти инициативы сердцем понятны, но по конкретным юридическим предложениям получается форменное безобразие". По словам господина Пономарева И.В., во-первых, закон должен быть консервативным, и не формировать правила игры, а фиксировать сложившиеся - это принципиальная позиция. Второе, есть набор базовых законов, которые регулируют жизнь общества в нашей конкретной сфере - это закон о средствах массовой информации, о связи, об информационной безопасности и т.д. И последнее, это максимальный упор на саморегулирование. Государство должно признать саморегуляцию Сети, которую обеспечивает принцип коллективной ответственности. В заключение хочется добавить, что сейчас трудно сказать, как сложится дальнейшая судьба правового статуса Интернета в странах Центральной Азии, остается лишь надежда, что конструктивный диалог и результаты общественного обсуждения найдут свое отражение в текстах проектных документов. Рисунок с сайта kvazar.org
Загрузка...