Опубликовано: 815

Дилемма "-измов"

Дилемма "-измов"

Правительство все больше отходит от принципов рыночной экономики, которую, собственно, поставил своей целью выстроить Казахстан.

Государственная забота о бизнесе и экономике в целом становится все более навязчивой, что не дает стране шанса сделать модель нашей экономики либеральной, а, значит, в полном смысле слова, рыночной. Противник кейнсианства Повод для разговора о казахстанской патерналистской экономике (когда со стороны государственных органов проявляется "отеческая" забота о развитии) в общем-то, печальный - на прошлой неделе скончался один из выдающихся экономистов современности, лауреат Нобелевской премии по экономике Милтон Фридман. В одной из самых известных его книг - "Капитализм и свобода", написанной еще в 1962 году, изложена суть политической философии автора. На его взгляд, капитал и его владелец должны быть максимально свободны от давления структур государственной власти. Эта теория была прямой противоположностью идеи кейнсианства, доминировавшей в то время. По Кейнсу, любая экономика нуждается в государственном регулировании. Когда Фридман впервые выдвинул свои экономические идеи, максимальные налоговые ставки в большинстве стран составляли не менее 90 процентов. Сегодня же они не превышают 50 процентов, что, по мнению многих экономистов, свидетельствует о приближении мира к фридмановскому идеалу. Действительно, за последние десятилетия имя Милтона Фридмана стало символом свободы в ее специфическом понимании, обозначенном еще Томасом Джефферсоном: "Лучшее правительство то, которое меньше всего правит". Теперь Фридмана считают не иначе как классиком экономического либерализма. Он считал, что свободная от государственного вмешательства рыночная экономика с ее свободными ценами и конкуренцией сама способна обеспечить свое функционирование. Три составляющие успеха любой либеральной экономики, по его мнению: приватизация, свободный рынок и отказ от чрезмерного регулирования в сфере экономики. По фридмановской теории, государство лишь наносит ущерб экономике, увеличивая государственные расходы с целью сократить безработицу. Это лишь подстегивает инфляцию - нельзя искусственно стимулировать потребительский спрос и увеличение числа рабочих мест. И хотя Милтон Фридман неоднократно подвергался острой критике за пропагандируемый им принцип тотальной приватизации частной собственности, многие страны, в свое время последовавшие этому совету, сумели построить либеральную экономику. Излишний патернализм Перед Казахстаном стоит непростая задача: не только уйти от плановой экономики, но постараться ее диверсифицировать. Диверсификация возможна за счет развития малого и среднего бизнеса, который является во всех развитых государствах основной движущей силой экономического прогресса. Если взять казахстанскую статистику, то, казалось бы, у нас все в порядке. В прошлом году в стране насчитывалось свыше 2,6 тысяч предприятий среднего и более 100 тысяч - малого бизнеса. Однако МСБ вряд ли может в нынешних условиях выполнить роль локомотива, который бы потянул немыслимый груз и доставил национальную экономику в будущее экономического либерализма. Бизнесмены, как и 10 лет назад, наталкиваются на бюрократические барьеры и в силу этого оказываются втянутыми в различные коррупционные схемы, практикуемые органами, занимающимися лицензионно-разрешительной системой. И хотя власть признает существование проблемы, последняя не уменьшается, несмотря на предпринимаемые меры (сокращение налоговых проверок и объявление моратория на их проведение, борьба с коррупцией, открытие "одного окна" при взаимоотношениях бизнеса с государственными структурами и т.д.). В то же время наблюдается устойчивая тенденция к созданию в экономике многочисленных государственных предприятий (или с государственным участием). В последние три года появился целый пул институтов развития, которые существуют на государственные деньги. Они призваны открыть точки роста в разных отраслях экономики (страховании, кредитовании, развитии венчурного бизнеса и т.д.). Имея прямую государственную поддержку, институты развития включились в конкурентную борьбу с уже давно работающим на рынке частным бизнесом и это состязание, будь оно продолжено, могло привести к плачевным результатам. И только в этом году, когда был создан Фонд устойчивого развития "Казына", объединивший институты развития и призванный конкретизировать и переформатировать их задачи и взаимоотношения, появилась надежда на то, что потенциал новых структур будет использован на благо экономике, а не во вред. Взять те же национальные компании. Долгое время они были в центре критики за свою непрозрачность, а в некоторых случаях, и за неэффективность. Даже депутаты парламента постоянно ломали копья, пытаясь понять, в чем же заключается интерес государства в наличии такого количества субъектов государственного бизнеса. Теперь есть холдинг "Самрук", который выступит в качестве управляющего национальными компаниями. Однако передача активов в холдинг идет неохотно, даже президент страны вынужден вмешиваться в процесс, требуя завершить его как можно скорее. Нам объясняют, что существование государственного бизнеса продиктовано необходимостью развивать экономику в тех сегментах, где частному бизнесу она непосильна (в некоторых, исключительных случаях речь идет о государственной безопасности, но мы рассматриваем другие случаи). Однако потенциально может существовать и другая причина. Под ликом государственных институтов развивается частный бизнес. Для государственных чиновников открываются новые возможности назначать на высокие посты своих людей, проводить "заказные" тендеры, обеспечивать развитие бизнеса "своих" компаний. Не поэтому ли все, что касается бизнеса государственных структур, до сих пор находится за семью печатями? Однако принципиальный вопрос остается: какую же экономику мы собираемся построить в итоге: открытую рыночную или государственную? Если первую, то государство должно поддерживать частные инициативы и облегчать существование частного бизнеса. Если вторую, то мы идем в правильном направлении, увеличивая государственное присутствие в экономике. Только насколько верен наш выбор? Ведь в итоге мы получим даже не государственный капитализм, а государственный социализм без подлинного предпринимательства. Фото с сайта http://creditcafe.ru
Загрузка...