Опубликовано: 2453

Царь-рыба и царь природы

Браконьерство и добыча нефти, две главные экологические беды Каспия, словно спорят друг с другом за первенство в соревновании по нанесению уникальному морю непоправимого ущерба.

Сегодняшнее поколение может оставить последующим лишь загрязненный мертвый водоем да фотографии и видео, рассказывающие о его былом великолепии. Ни пограничники, ни экологи, ни общественность пока не в силах что-то сделать для спасения Каспийского моря. Целая серия последних арестов азербайджанских судов в территориальных водах Казахстана говорит лишь об увеличении масштабов браконьерства и о неэффективности мер борьбы с ними. Цинизм морских пиратов доходит до того, что они ловят рыбу даже под флагом экологов: три тонны было обнаружено в прошлом году на судне "Гидрометереолог". Бодрые рапорты о задержании очередного браконьерского судна, конечно, делают честь и российским и казахстанским пограничникам. Они в последнее время, действительно, усиливают свою техническую мощь, опутывают локаторной радиосетью все больше участков морской глади. Но в ответ браконьеры оснащаются новыми техническими достижениями и продолжают свое поистине черное дело - добычу осетровых и черной икры. Ее стоимость на мировом рынке перевешивает степень риска, на который идут браконьеры. Каспий поделен на сектора, поскольку принадлежит пяти странам. Не все из них объединили свои усилия для сохранения моря и обитающих в нем жителей, но Россия и Казахстан пытаются это делать. Они дружат силовыми структурами, обмениваются информацией, проводят совместные задержания, как это было, когда у острова Кулалы казахстанские пограничники не смогли провести перехват азербайджанского промыслового судна и обратились к российским коллегам. Сотрудничество с Россией заключается еще и в том, что проводятся совместные конференции, круглые столы, семинары, на которых обсуждаются экологические проблемы, идет обмен опытом, результатами научных исследований и информацией. Казахстанцам, например, полезно знать о том, как в России организовано воспроизводство ценных пород рыбы, как работают цеха, где расположены маточные хозяйства, где осетровым делают кесарево сечение, или подсечку, которая позволяет от одной рыбы получать потомство искусственным путем несколько раз. Кстати, мы должны это делать не только для самих себя, но и как совладельцы этого закрытого водоема. Черпая из него рыбные запасы, мы обязаны и восполнять их. В Каспийском НИИ рыбного хозяйства приводят такую статистику: в России воспроизводят 73 процента от всего искусственного производства, в Азербайджане - девятнадцать процентов, в Казахстане - всего два. И пока никаких серьезных планов по увеличению этой скромной цифры власти не озвучивали. Между тем, на долю россиян и казахстанцев приходится более половины улова осетровых и основная часть костистых видов рыбы. Получается, Казахстан своего долга не выполняет. Две страны договорились о создании в северной части моря особо охраняемой международной территории для сохранения флоры и фауны. В этом году Министерство сельского хозяйство и Министерство защиты окружающей среды Казахстана приступили к так называемому зонированию заповедных территорий, то есть к выработке специальных экологических требованиях в самых хрупких местах экосистемы. Ведь одно дело - добыча нефти в Мексиканском заливе, другое - в закрытом водоеме, каким является Каспий, где процессы саморегуляции, восстановления происходят гораздо медленнее, чем в морях, имеющих выход в океан. Но все соглашения, договоренности носят пока декларативный характер. Консорциум "Аджип ККО" сейчас, и об этом откровенно заявляют чиновники Министерства экологии, занимается бурением на шельфе без официального разрешения на выбросы. Она уже выплатила сто восемьдесят миллионов тенге штрафа, и власти обещают ужесточить меры, вплоть до приостановки ее деятельности, но компания никак на это не реагирует. Если уж сейчас, во время разведки, интересы природы игнорируются и никого за это не наказывают, то что будет, когда начнется промышленная добыча, можно только догадываться. К тому же, по оценкам экологов, сейчас компании платят за загрязнение моря почти в сто раз меньше, чем та сумма, в которую оценивается ущерб от вредных выбросов. Если бы штрафы были адекватными наносимому вреду, компании больше бы инвестировали средств в создание новых, более безопасных технологий или в другие экологические проекты. Экологов Атырау беспокоит проект строительства нефтеперерабатывающего завода, на котором консорциум планирует производить очистку кашаганской нефти, имеющей высокое содержание серы. Появятся новые огромные запасы серы, которая и без того уже создала здесь проблемы, в связи с которыми пришлось переселять целые поселки в другие, более безопасные места. Продолжаются утечки нефти из заброшенных скважин. За три десятка лет металл под водой подвергся коррозии, отсюда все чаще утечки. В начале октября обнаружено новое крупное пятно. Как правила, такие пятна сразу не удается собрать, они относятся ветром в море, тем более что ветра на Каспии постоянны, коварны и сильны. Поэтому специалисты даже не берутся подсчитать возможный ущерб. О скважинах говорили много лет, но вот недавно наконец приступили к их герметизации. С первыми скважинами справились менее чем за неделю, но их здесь больше ста семидесяти. Вся программа по их ликвидации рассчитана до 2013 года. Темпы очень невысокие, за это время много нефти утечет… По версии некоторых наших современников, Аральское море ушло от человека за его бездумное равнодушное отношение к природному богатству. Это мнение только кажется наивным и нематериалистическим. Что-нибудь подобное может случиться и с Каспием, для гибели которого хватит одной крупной нефтяной аварии. На его северном шельфе экосистема особенно беззащитна, и свежий разлив нефти, как и возможный пожар, способен полностью загубить здешнюю флору и фауну. Ученые делают мрачные прогнозы. Через 50 лет в море закончатся биоресурсы, то есть та самая царь-рыба и другие уникальные обитатели, через сто лет - нефть. Но если первые ресурсы восполняемы, конечно, только при условии, что человек занимается этим воспроизводством в промышленных масштабах, то нефть - сырье невосполнимое. Экологи даже предлагали перестать думать о добыче нефти и сосредоточить все внимание на воспроизводстве рыбы, подсчитав, что рыбные запасы Каспия оцениваются в полтора триллиона долларов, а значит и экономически выгоднее разводить мальков. Но кто прислушается к этим доводам, когда черное каспийское золото уже вот-вот польется на мировой нефтяной рынок? А тем временем наши коллеги из сетевой версии азербайджанского издания ЭХО поделились следующей информацией: Азербайджан в этом году по сравнению с прошлым выловит в Каспийском море на 5 тонн осетровых больше, то есть 109 тонн, 94 тонны из которых придутся на долю частных компаний. Министерство на сегодняшний день предоставило право ловли дополнительных 5 тонн рыбы таким фирмам, как "Хазарбалыг", "Каспий" и "Нефтчалабалыг". И если эта квота определена для компаний официально, то неизвестно, сколько на самом деле частные рыболовецкие структуры Азербайджана вылавливают осетровых каждый день. Но представляется, что очень немало, если вспомнить, что каждый случай задержки наших браконьеров в Казахстане сопровождался конфискацией сразу нескольких тонн рыбы... На днях в территориальных водах Казахстана было задержано очередное азербайджанское судно. Пограничники морской дивизии регионального управления "Батыс" задержали рыболовецкое судно PMR50 и 11 членов его экипажа, данные о которых пока не обнародованы. Они были доставлены в порт Баутино Мангистауской области. Во время проверки у них было обнаружено и конфисковано около 4 тонн рыб осетровой породы, а также сети. Это уже третье азербайджанское рыболовецкое судно, задержанное с сентября в Казахстане. Напомним, что последний позорный случай с азербайджанскими частными судами далеко не первый. Он стал очередным в длинном ряду подобных, происходивших на протяжении 2003-го и начала этого года. Началась эта череда задержаний 11 марта 2003 года, когда казахами за незаконный промысел было задержано три частных азербайджанских сейнера - "Компас", "91" и "201". Журналистам телекомпании ANS удалось тогда выйти на предполагаемого хозяина арестованных судов, некоего Низами Гасымова, который от комментариев отказался. 23 апреля 2003 г. служба "Батыс" сообщила об аресте азербайджанского рыболовецкого судна "Заря". На борту было обнаружено 5 тонн осетровых. С 28 апреля по 2 июня "Батыс" проводил морскую операцию "Путина-2003", в результате которой в казахстанской части Каспия было задержано 9 судов, занимавшихся незаконным промыслом рыбы. Задержано было 24 гражданина Азербайджана, 3 граждан России и 14 граждан Казахстана. У них было обнаружено и изъято 6,38 тонны рыбы осетровых пород. 12 июня 2003 г. на севере Каспия российскими пограничниками были задержаны два азербайджанских судна, на борту которых было обнаружено около 11 тонн осетрины. Члены экипажа одного из задержанных кораблей сообщили тогда россиянам, что нелегальным промыслом занимаются не первый раз, получая за работу, учитывая опасность, не так уж и много: порядка 250 долларов в месяц, за который они успевают совершить два рейса. Всю пойманную рыбу отдавали хозяину. В начале января казахские пограничники перехватили азербайджанское промысловое судно "Кяпаз", которое, согласно российским источникам, принадлежало частной азербайджанской компании "Глобус-5". На корабле было обнаружено почти две тонны осетровых. А в середине апреля в 30 км от порта Баутино казахстанские пограничники задержали три азербайджанских судна. Ночью 22 апреля пограничниками управления было задержано судно "Капир" с восемью гражданами Азербайджана на борту. При досмотре в трюме корабля было обнаружено шесть тонн рыбы осетровых пород. Затем было задержано еще одно судно с командой из девяти человек. На его борту было найдено пятьсот килограммов рыбы. А потом поймали еще один наш корабль. По словам казахских пограничников, на этих судах есть все приспособления для лова осетровых - колады и сети. Два корабля оснащены навигационным спутниковым оборудованием - и это также, по мнению пограничников, говорит о том, что азербайджанцы занимались нелегальным ловом рыбы ценных пород. "Эхо" тогда удалось выяснить из своих источников, что кроме "Капир" два других пойманных в Казахстане азербайджанских судна носят названия "Губа" и "112". "Все эти рыболовецкие суда официально принадлежат различным частным лицам, но на деле работают на очень высокопоставленных людей в руководстве страны, - сообщил источник. - Всего таких сейнеров, по моей оценке, штук 15-17. Они занимаются контрабандным ловом осетровых. Вся рыба, по некоторым данным, затем продается компании Caspian Fish. Было еще множество других случаев задержания азербайджанских браконьеров. В этой ситуации возникает вопрос - ведется ли в Азербайджане хоть какая-то борьба с браконьерами на кораблях? И почему наших преступников регулярно ловят именно в казахском секторе Каспия? Почему они плывут именно туда, нарушая попутно границы, не легче ли браконьерствовать в своих водах? В Минэкологии отказали в даче комментария на тему морского браконьерства и порекомендовали обратиться в Госпогранслужбу. Но в этой службе журналистам из "Эхо" получить информацию не удалось. Обрисовать причины этой ситуации согласился эксперт в природных вопросах Каспия, координатор экологического департамента Форума НПО Азербайджана Тельман Зейналов. "То, что наши браконьеры ловят осетровых в Казахстане, свидетельствует о том, что в нашем секторе борьба с ними ужесточилась. Понятно, что этими преступлениями занимаются не простые рыбаки, а высокопоставленные чиновники. Они имеют теневой бизнес, и именно они вкладывают средства в создание дефицита нормы вылова рыбы для прикаспийских государств, чтобы развивать свою теневую экономику. Вот это самое страшное. Я лично полагаю, что необходимо на международном уровне полностью запретить вылов осетровых на Каспии. Ведь это уникальнейший водоем мира, который сейчас уничтожается на наших глазах". Факт частого появления наших браконьеров у казахских берегов Зейналов объясняет только тем, что на сегодня у этой страны крайне слабо поставлен контроль за тем, что происходит в их секторе Каспия. "Поэтому все браконьерские суда промышляют в казахской зоне. Тот факт, что мы еще не слышали о серьезном наказании азербайджанских браконьеров в Казахстане, подтверждает налаженные мафиозные связи между владельцами судов и азербайджанским, и казахстанским чиновничеством. Все они связаны одной ниточкой". Эколог отметил, что часть браконьерских судов действует под видом плавучих научно-исследовательских лабораторий, вполне законно выплывая в Казахстан. "Однако для исследований им требуются 2-3 экземпляра осетровых, а на деле вылавливают рыбу тоннами".
Загрузка...