Опубликовано: 1874

Быть или не быть: мысли вслух в канун Нового года

Быть или не быть: мысли вслух в канун Нового года

Приехал ко мне добрый знакомый, человек пишущий и думающий, Коля Кунченко. Он опубликовал "открытое письмо" президенту, на самую животрепещущую тему: "Как нам всем выжить?".

Очень точно, скрупулезно Коля составил продовольственную корзину "среднего" гражданина Кыргызстана, из которой ясно, что она… меньше и хуже, чем корзина "среднестатистического" зека во времена сталинского ГУЛАГа. И статья - классная, и за жизнь потолковать тянет… Почти заупокойная Социологи вывели: когда американцу плохо - он идет к психоаналитику (их в США, оказывается, свыше трехсот тысяч), когда плохо русскому - он берет бутылку водки и идет к другу - "жалиться" на жизнь. Русский человек частенько за упокой начинает, а отнюдь, ни за здравие, как на то указывает известная поговорка. Мы затронули тему смерти - для многих людей она сегодня единственный выход. Традиционная церковь и обыватель это осуждают, считают тяжким грехом, проявлением слабости. Но если взять тех же самураев, то для них харакири в порядке вещей: так поступает настоящий воин в экстремальных ситуациях. А у нас в стране - как? То, что мысли о самоубийстве приходят на ум десяткам и сотням простых и честных сограждан - ясно. Жить-то не на что. И даже, если с материальным достатком у человека все в порядке, то думать о "том" мире - вполне нормально. Если, конечно, у тебя есть что-то за душой. Знаменитый художник Михаил Шемякин (друг Владимира Высоцкого) в последние годы плотно, как говорится, "присевший" на одно из верований индусов, говорит: если человек после 49 лет хотя бы раз в день не вспоминает о смерти, то он - пустышка, никчемная личность. Плохо только, если идея становится навязчивой. Впрочем, это только присказка. "Мы не справились с эпохою, потому все нам …" Это Александр Градский поет - про власть и про народ, про внутреннее состояние общества. А вот президент маленького суверенного Кыргызстана Курманбек Бакиев - полон оптимизма. Выступая недавно на торжественном заседании, посвященном 90-летию доблестной чекисткой службы Кыргызстана (СНБ), он сказал: мол, власть вернула доверие народа, которое до 24 марта 2005 года (дня кыргызской революции тюльпанов, которая вынесла на самый верх нынешнего президента) - было полностью утрачено. Примечательно, что про доверие народа к власти заявляется в то самое время, когда все знают, что кланово-семейное правление за три года стало основой внутренней политики Кыргызстана, и что 80 процентов населения в Кыргызстане проживают ниже официального уровня бедности. …Про местную оппозицию говорить не хочется. Бывшие чиновники, которых отлучили от государственной кормушки, и теперь они почем зря лают на власть. На днях оппозиционные лидеры в США побывали, опять жаловались… Обидно, что и нынешняя пресса Кыргызстана как-то измельчала, перестала быть тем (говоря высокопарно) глашатаем правды, которым СМИ обязаны быть по определению. Нет, ПОНОСИТЬ нынешнюю власть не стали меньше, чем предыдущую. Но это как-то не торкает, выражаясь молодежным сленгом. Быть может, потому что ПРАВДЫ ЗА ЭТИМ НЕТ. Общество твердо усвоило: что госчиновники, что журналисты - одного поля ягоды: никакие те не глашатаи, просто у каждого своя цена. То, что Акаев любил пофилософствовать, превратившись в своеобразного кыргызского Андерсена, мечтателя, оторванного от реальной жизни - как известно, его и погубило. Но он хотя бы следил за прессой, болезненно переживал критику в СМИ. Хотя в последние годы своего правления уже и не контролировал ситуацию. Нынешнее же руководство страной, складывается впечатление, вообще не знает, - ЧТО ПРОИСХОДИТ В СТРАНЕ, и ЧТО ЧУВСТВУЕТ НАРОД. А главное - и неспособно, судя по всему, что-либо чувствовать. Это качество в ней полностью атрофировано. Поэтому - стучись к этой власти ни стучись - бесполезно. Я подозреваю, что это даже не от того происходит, что между обществом и президентом - куча посредников-дармоедов и засланных казачков, которые ему говорят, что доверяют власти, что "много уже сделано"… Таких прихлебателей и при Акаеве хватало. Но при Бакиеве, как видно, армия халявщиков-паразитов стала во сто раз хуже, нахальнее и ограниченнее. Как признался мне один "вечный" работник аппарата: "Сегодня не Белый дом, а какой-то колхоз", - имея в виду ментальный уровень нынешних управленцев. В чем правда, брат? В соседних республиках ЦА СМИ и вовсе под ногтем. И в России, похоже, ситуация со свободой слова - хуже и хуже. Настоящее, глубокое слово - за писателями. Самые совестливые из них не могут мириться с тем, что видят. Например, интервью Бориса Акунина с опальным олигархом Михаилом Ходорковским. Вот где путинская эпоха предстает в полной красе, так сказать. Ходорковского после данного интервью закрыли по месту отсидки - в карцер, на пару недель. При Борисе Ельцине такое бы случилось? В Кыргызстане при Аскаре Акаеве - точно не случилось бы. При нем Феликс Кулов (он же "Железный Феликс") грел нары и спокойно раздавал интервью направо и налево: критиковал власть, строил планы по политическому переустройству страны и слыл полит.узником № 1. На днях Виктор Ерофеев опубликовал статью на тему, как разные слои российского общества воспринимают кризис. Банкиры, средний класс... Но ведь есть еще и другие люди, которые составляют большинство. "У рядового россиянина врожденная негативная память. Он знает, что если не воруешь, то не заработаешь, а, если зарабатываешь, то у тебя отберут. Он знает, что одна война закончилась вчера, а другая начнется завтра. Он не либерал и не консерватор; у него собственная философия, философия апокалипсиса. Почуяв дым, он отбрасывает все патриотические обязательства. Это питательная почва для будущей революции, которая, разумеется, не пожалеет этих людей, а вновь их ограбит. Паника этой категории угрожает государству ничуть не меньше, чем недовольство бизнес-элиты. Однако у государства все-таки есть большой и безответственный союзник. Это третья категория, люди, которым просто все равно. Им нечего терять, потому что у них практически ничего нет. Они не знают о кризисе, потому что живут в постоянном кризисе, от которого лечатся водкой и безразличием. Это древняя категория, которая по сей день зовется "народом". Народ верит в заговоры не меньше, чем правители, а государственное телевидение может убедить его почти в чем угодно. По сути, народ и есть Святая Русь, неколебимая в своей вечной праведности и святом терпении, а также враждебности к чужим (включая европейцев) и богатым". ("The International Herald Tribune", США) Примечательно, то, например, что материалы и Б. Акунина и В.Ерофеева вышли в западной прессе. Следует ли сие понимать так, что в центральных российских изданиях появление подобного рода материалов "уже" невозможно, что опять возвращаются тоталитарные времена? Во всяком случае, публикации за бугром известных писателей - не только "заказуха" зарубежных СМИ, которые жаждут публиковать исключительно критику в адрес действующего российского режима. Хуже, если возвращаются времена, которые пережили на себе А. Солженицын, В.Шаламов, А. Сахаров… Плюс - внутренний, ментально-профессиональный кризис СМИ налицо. Те же ведущие российские телеканалы заполонила "попса": "последние герои", "поле чудес"… Прав Владимир Познер, когда говорил, что "поле" - откровенно примитивная передача, самое настоящее оболванивание населения. И где теперь Познер? Его новую передачу передвинули на совсем позднее время. В советский период подобное происходило с культовой программой В. Молчанова "До и после полуночи", одной из предвестниц свободной прессы. И интеллектуала Гордона нынче сделали полуночником… А Парфенова или Сорокину вытесняет с экрана какая-нибудь Собчак… Чингиз Айтматов в своем последнем интервью вашему покорному слуге (посвященном его роману "Когда падают горы") сказал, что не случайно выбрал журналиста главным персонажем - ибо он и есть герой нашего времени. Все-таки, мне кажется, Чингиз Торекулович тогда погорячился: идеализировал образ нашего брата. Правда, и сами писатели, даже некогда авторитетные, как-то измельчали, "испопсели", что ли… А ведь писатель по определению, так сказать, должен быть в оппозиции к власти. (Также, впрочем, как и - журналист). Причем, к любой. Ибо по нашей совковой и постсовковой традиции - власть всегда противостоит народу. Олигархи - тоже люди Что ни говори, а в России, при Ельцине, СМИ жилось как-то повеселее, что ли. Тогда, конечно, власть была наполовину олигархическая. И 1-й российский канал был под Березовским, а информационный киллер Сергей Доренко мог откровенно "мочить" мэра Москвы Юрия Лужкова. Но зато зритель знал: вот, можно же по главному официальному каналу "такое" вытворять. Значит, есть правда! В Кыргызстане отродясь не водилось таких отчаянных олигархов, которые бы вкладывались в СМИ, культуру… Тот же Ташкул Керексизов, который нынче строит "духовный центр Вселенной" на южном берегу Иссык-Куля - чисто провинциальная попса-тусовка, не более. Что-то вроде яиц Фаберже (за которыми охотится россиянин Вексельберг), только местного розлива. Это олигархи таким манером перед властью и обществом "отмечаются". Не случайно у моего хорошего знакомого, кинорежиссера Марата Сарулу - спонсор казахский, продюсер - французский…У тех, кому повезло, - все с заграницей связано. А Марат сегодня уже ряд Гран-при взял - в Азии и Европе. А теперь - за здравие! Помните анекдот: про то, как мужик решил повеситься? Ибо и жена ушла, и работы нет, и в доме - шаром покати… Залез мужик на стол, приспособил веревку к крюку на потолке, сунул шею в петлю… Смотрит сверху: в углу бутылка водки - старая заначка, про которую давно забыл. Жалко, добро пропадает. Вынул мужик шею из петли, слез, налил стакан, хлопнул. И говорит: "А жизнь-то - налаживается!" Человеку ведь совсем немного надо. Найти себя хоть в чем-то, смысл обрести, свою нужность и сопричастность. …Давеча звоню Кунченко, интересуюсь насчет творческих планов. А он мне: "Старик, да о чем тут писать-то? Ну, написал специально для нашего правительства - как из обыкновенного г..на можно электроэнергию получать, коль в стране энергокризис. Еще - "открытое письмо" президенту, где обсчитал всю нашу жизнь. И - что?!" Действительно, что дальше-то? Тем более и реакции - ноль. Нечем власти реагировать… Все чувства и рефлексы на правду у нее давно атрофированы. Говорят, Коля сейчас где-то устроился свадьбы на видео снимать. Тут, как говорится, хоть будешь сыт, пьян и нос в табаке. А может, так-то оно и честнее, и лучше, чем писать то, о чем я сейчас тут понаписал? Может, и вправду настала пора менять профессию? Вопрос: на что, на какую?! Где душу отвести? Разве что… в банщики переквалифицироваться: здоровье пока позволяет. Баню я люблю! Тем более, в чем-то схожи эти две профессии - журналиста и банщика, в лучших своих проявлениях - очищения от скверны, от накопившихся "черных" мыслей. Только, если профессия журналиста - публичная, то баня - дело интимное, сокровенное. Однако не потому ли перед Новым годом мы так любим попариться с веничком, чтобы войти в него чистыми телом и душой, с новыми надеждами? С наступающим Новым годом, друзья! Фото с сайта http://news.ferghana.ru
Загрузка...