Опубликовано: 3 749

Король Гол

Король Гол

В субботу в Центральном алматинском амфитеатре давали Шекспира. Трагедия "Король Гол". Шекспироведы до сих пор бьются над тем, что именно имел в виду "Вильям наш", и как все-таки правильно писать второе слово в названии: с прописной или строчной буквы?

Уникальность постановки состояла в том, что работали над ней два режиссера: итальянский мэтр Фабио Капелло, руководящий звездной труппой с родины Шекспира, и немецкий ремесленник Бернд Шторк, возглавляющий не очень мастеровитую, но чрезвычайно любимую в народе труппу, которая предоставила и площадку для спектакля.

По старым писаным правилам постановки шекспировских произведений, спектакль получился двухактным с перерывом на антракт и кофе. Сцену поделили на две половины: на одной хозяйничали собственно хозяева, на другой - гости. Зал набился битком, пришлось даже выставлять кордоны, дабы впечатленные зрители и фанаты отдельных звезд не прорвались на сцену.

Впрочем, одному шекспирофилу, видимо, посетившему в антракте буфет или принесшему с собой, удалось-таки принять самое непосредственное участие в спектакле и даже поваляться у ворот английского замка, где компанию ему составили три человека в латах, затем бережно унесшие импровизатора за кулисы. Остальные зрители вели себя примерно - как и подобает на шекспировских чтениях под открытым небом. Пели гимны, били в барабаны, скандировали названия трупп, аплодировали, свистели и улюлюкали.

Но давайте все-таки обратимся непосредственно к постановке. Капелло, много работавший на родине и за рубежом, как с государственными театрами, так и с частными, и снискавший себе славу одного из лучших теоретиков, несмотря на потерю нескольких ведущих исполнителей, свою часть спектакля поставил по классической схеме 4-4-2. Шторк, с каждым новым спектаклем вызывающий все большее недовольство местных критиков (прежде всего, за результаты гастролей и домашних показов, отправку на пенсию вчерашних заслуженных и народных любимцев публики, а также рискованный кастинг недавних студентов), вновь положился на молодых исполнителей. Причем, несколько его подопечных только в этом сезоне сыграли премьерные спектакли на международной арене, а Евгению Аверченко предстоял полноценный дебют.

Начало первого акта навело на крамольную мысль, что наша труппа схитрила и, "перепутав" тексты, упорно разыгрывала другую шекспировскую классику - "Сон в летнюю ночь". Видимо, не ожидали такого подвоха от хозяев и англичане, за короткое время не успевшие подробно ознакомиться с постановочным языком Шторка и манерой игры его молодых и не очень дарований. Гости пропустили несколько уколов, один даже завершился взятием английских ворот (правда, оно было отменено присланным из Исландии цензором), но на "Укрощение строптивой" казахстанцы так и не перешли - все вылилось в "Много шума из ничего".

Капелло режиссерскую находку Шторка похвалил выходом из оркестровой ямы к краю рампы и пребыванием там в течение всего первого тайма, а затем дон Фабио переключил своих мастеров на "Бурю". Неизвестно, к чему привела бы читка этой не самой популярной трагикомедии в алматинском амфитеатре, если бы казахстанская труппа ни потеряла своего ведущего солиста Сергея Остапенко и вдруг ни переключилась на дебютное произведение Шекспира - "Комедия ошибок".

Как известно любому театроведу, лучшая импровизация - это заранее заготовленная импровизация. Вот и англичане, при розыгрыше домашней мизансцены сыграли неординарно. Все примы ушли в тень, а на авансцену вышел притаившийся на втором плане звезда провинциального театра из Бирмингема Гарет Бэрри, выдавший короткое, но емкое соло головой.

Ну, а незадолго до антракта лучший отрывок из "Комедии ошибок" исполнил Александр Мокин - явный мискастинг Шторка, до драмкружка, очевидно, не брезговавший волейбольной секцией, что он подтвердил и позже во втором акте. На номер Мокина "три шага вперед, два назад, черпачок рукой" с благодарностью отреагировал ветеран английской сцены Эмил Хески, давно мечтающий о главной роли в "Отелло".

Второе действие казахстанская труппа провела без блеска и надежды на реванш, тогда как англичане успокоились только после четвертого мяча. Не забыли они и собственно про "Король Гол": проникновенный монолог в двух частях исполнил Уэйн Руни - мастер не звездной внешности, но яркой харизмы.

А наш король действительно оказался гол. Завтра на гастролях в киевском амфитеатре имени народного артиста СССР и Украины Валерия Лобановского ему постараются примерить новое платье. Каким оно будет - ярким или скучным, привычного покроя или неожиданной формы, с длинными рукавами или короткими - никто из поклонников казахстанской труппы не увидит.

Играть, очевидно, будут Гоголя. В связи с юбилеем, это модно. Надеюсь только, что за основу своей постановки наши исполнители под руководством своего немецкого режиссера возьмут "Страшную месть", а не "Мертвые души".

КОММЕНТАРИИ

Злой Гений 09.06.2009

Ты где траву берёшь, шекспирофил?

Rin31 09.06.2009

вот это понимаю подход творческий!

ali_cher 10.06.2009

Великолепно! Вы прирожденный критик! Классное творчество! Снимаю перед вами шляпу! Еще раз скажу что это было ВЕЛИКОЛЕПНО!

[X]