Опубликовано: 1013

«Если Кевин и уйдет из «Барыса», то это произойдет только по семейным обстоятельствам»

«Если Кевин и уйдет из «Барыса», то это произойдет только по семейным обстоятельствам»

Если до недавнего времени профессия футбольного агента была малознакома игрокам и тренерам казахстанских клубов, то хоккейный агент для нас – вообще понятие экзотическое. И немудрено: от Казахстана в элитном дивизионе постсоветского хоккея выступает только столичный «Барыс», играющий в Континентальной хоккейной лиге.

Только в этой команде, по словам многих специалистов бывшего СССР, действительно поставлена клубная работа на высоком профессиональном уровне. Один из ее аспектов – грамотное ведение дел каждого хоккеиста и их юридически правильно составленные контракты. Но люди этой профессии не только личные адвокаты игроков. Зачастую они вхожи в семьи своих подопечных, и когда тот или иной хоккеист не желает комментировать событие или слух, связанный с ним, вынуждены общаться с прессой, донося его мнение.

Так произошло и с информацией о капитане «Барыса» Кевине Даллмэне из Канады, которого на прошлой неделе многие российские и казахстанские СМИ сосватали в уфимский «Салават Юлаев». Дескать, лидер астанчан разорвал контракт со своим клубом и собирается играть в России. Мы позвонили агенту Кевина Шуми Бабаеву в Москву, чтобы он прокомментировал эту информацию. Естественно, нас интересовало не только это, мы попытались узнать, что такое профессия хоккейного агента. Вот что из этого получилось.

– Я, наверное, первый хоккейный агент из России, который начал работать с игроками и тренерами на территории постсоветского пространства, – сообщил Шуми. – Это началось в 1998 году. Первым хоккеистом был Евгений Давыдов (олимпийский чемпион 1992 года. – М.В.), я подписывал его в казанский «Ак Барс». Сейчас со мной работает много игроков. В их числе – бывшие игроки «Барыса» Тревор Летовски, Максим Спиридонов, Йозеф Штумпел, а также действующий игрок этой команды Кевин Даллмэн и еще несколько хоккеистов казахстанского клуба.

– В чем специфика вашей деятельности?

– В отличие от футбольных агентов, хоккейные специалисты имеют меньше прав. В футболе агенты могут продавать своих подопечных и сдавать их в аренду. Они получают деньги за свою деятельность и от клуба, и от игрока. В хоккее же агент получает вознаграждение только от хоккеиста – 3–5 процентов от его контракта. Вообще в футболе агент зарабатывает раз в 10 больше, чем в хоккее.

– Проясните ситуацию с Даллмэном. Уходит он из «Барыса» или нет?

– Контракт с астанчанами у Кевина заканчивается 30 апреля. Руководство казахстанского клуба предложило ему новое трехлетнее соглашение на тех условиях, которые устраивают нас. Однако пока мы его не подписали. Дело в том, что супруга Кевина Стейси сейчас беременна, и они еще не определились, где она будет рожать. Если захочет это сделать за океаном, то Даллмэны уедут. Тогда канадец будет выступать за один из коллективов НХЛ. Поверьте, предложений оттуда хватает. Если нет, то Кевин останется в «Барысе». Так что если Даллмэн и уйдет, то это произойдет только по семейным обстоятельствам и только после чемпионата мира в мае. Именно столько времени мы взяли на раздумье.

– Откуда тогда появились слухи о разрыве пока еще действующего контракта?

– Понимаю, о чем вы. Я знаю, что Стейси якобы написала в своем личном блоге в Интернете, как ей тяжело живется в Казахстане. Но дело в том, что, когда появилась эта запись, она приболела и не могла заниматься таким, мягко говоря, творчеством. Позже это подтвердилось при личном разговоре с ней. Это кто-то за нее сделал, а Кевин, как мягкий человек, спустил эту провокацию на тормозах. Поэтому думаю, что информация об уходе Даллмэна из «Барыса» могла появиться только ввиду недопонимания ситуации. В любом случае у канадца есть еще месяц, чтобы решить все вопросы.

– Вернемся к вашей профессии. Правда ли, что вы любого игрока можете устроить в «Барыс»?

– Это неправда. Я никого не могу устроить в эту команду. Там президент клуба (Нурлан Оразбаев. – М.В.) знает всех игроков в лиге лучше, чем вы, я, профессиональные статистики. Он помнит, допустим, в каких коньках Сергей Наильевич Гимаев играл, когда был хоккеистом. Так что подсунуть ему любого игрока невозможно. В «Барысе» вообще один из лучших менеджеров в стране. Руководитель астанинского клуба может попросить меня найти игрока, но это не обязательно будут мои клиенты. Кстати, подобный контакт у меня не только с «Барысом», но и с другими клубами. Просто они могут воспользоваться моим знанием рынка, связями в Америке и Европе.

– Все знают, как стать хоккеистом, а что нужно, чтобы стать агентом? Может ли простой человек с улицы, без связей, но с большим желанием работать рассчитывать на успех в этой сфере?

– Если вы готовы года три-четыре поработать без зарплаты, на свое имя, доказывая свою необходимость в этом деле, свою пользу для хоккеистов, то все в ваших руках. Готов помочь и проконсультировать.

– Были ли у вас хоккеисты-разочарования?

– Был один хоккеист, отношения с которым категорически не сложились. Но я связываю это с его молодостью.

– У вас есть своя бригада юристов?

– Я же сам юрист.

– И сможете защищать своих клиентов в суде, если понадобится?

– Нет, для этого есть специальные люди. Но заключить правильный контракт я могу и сам.

– Сколько составляет ваш гонорар, когда вы становитесь агентом того или иного игрока?

– Пять процентов.

– Вы можете посоветовать своему хоккеисту поумерить финансовые аппетиты?

– Конечно, и я часто так делаю. Если в какой-то команде игроку предлагают меньше, но я знаю, что там он будет играть, то посоветую ему пожертвовать предложением с высокой зарплатой, но из клуба, где он будет запасным. Как бы вам объяснить… Это не мой бизнес. Иначе говоря, я эту работу не воспринимаю как бизнес. Это работа, которую я выполнял бы бесплатно. Все об этом знают, так было всегда. Ну да, хорошо, что я получаю какие-то деньги за это… Я даже замечал, что люди, включавшиеся в этот бизнес позже, старались в чем-то копировать меня. Так же одеваться, так же общаться с ребятами.

– Кстати, никто не видел вас в строгом костюме.

– Да я и на переговоры с руководителями клубов могу прийти в рваных джинсах и красных ботинках. Спросите у кого хотите. Но никто от этого не страдал, на деле это не сказывается. Что делать: я такой, какой есть. И все мои хоккеисты не просто клиенты, а друзья. Просто так я вижу свою работу. Тренируюсь с ребятами летом, прохожу предсезонную подготовку, выхожу на лед. Мы все время вместе.

– Клубы вас обманывали?

– Да, но не по контракту. В одном клубе меня попросили не включать некоторые бонусы в контракт, так как у них было превышение бюджета. Договорились на словах: если мой игрок показывает нужный результат, то ему все выплатят. Вот прошло уже несколько лет, ждем обещанного до сих пор.

– Поговаривают, что вас защищает чеченская мафия…

– Считаю, что мир хоккейных агентов некриминален уже больше десяти лет. У меня много знакомых чеченцев, ингушей, которые занимают разные посты в разных структурах. Я не задумывался о том, что они меня прикрывают и являются криминальными. Я всю жизнь живу в Москве, поэтому вопрос неактуален.

– Большинство руководителей клубов ненавидят агентов. Почему?

– За что же нас любить? Мы пытаемся сделать так, чтобы работников, которых они нанимают, нельзя было в одночасье уволить либо обмануть.

– Как вы ищете клиентов? К вам приходят хоккеисты или вы к ним?

– Первое. Я практически никого не уговариваю. Иногда бывают варианты, когда за кого-то просят мои друзья, и я не могу отказать. Но вообще все гораздо сложнее. Если приходит новый хоккеист, то мне сначала нужно понять, что он за человек. Вот есть Евгений Лапенков, выступавший за «Нефтехимик». Мы с ним работали год, и я не получил за это ни копейки.

– Зачем вам это нужно?

– Да просто мне нужно, чтобы я доверял человеку, а он мне. Полностью. Никакого бизнеса не получится, если не вкладывать душу в хоккеиста. И если я не верю в человека, то никогда не займусь его делами. От меня можно уйти.

– Насколько интересны казахстанские игроки, играющие на родине, для российских команд?

– Пока рано об этом говорить. Многие ваши хоккеисты ранее выступали в элите сначала советского, а затем постсоветского хоккея. По сравнению с первенством КХЛ их уровень все же пониже. Но я думаю, что через несколько лет, поиграв в КХЛ, казахстанцы смогут соперничать с россиянами.

Загрузка...

X Закрыть