Опубликовано: 518

Другие правила, или Как выжить в Европе

Другие правила, или Как выжить в Европе

В Европе каждый профессиональный велосипедный клуб - это закрытая для чужих глаз организация со своим уставом, в которую посторонним вход строго воспрещен. Допинг, взаимоотношения между гонщиками и руководителями клубов, система премиальных... Вся эта кухня никогда не афишируется. О писаных и неписаных законах профессионального велоспорта "Каравану" рассказал шымкентец Андрей Кашечкин. Он выступает за элитную французскую команду "Креди

Агриколь".

Кровь берут из… ушей

Два года казахстанец Андрей Кашечкин выступал за один из самых богатых европейских клубов "Квик Степ" из Бельгии. В межсезонье он подписал контракт с французским "Креди Агриколем". Оба клуба входят в элиту мирового велоспорта.

- Чтобы не покупать кота в мешке, перед подписанием контракта гонщику устраивают всестороннюю проверку, - говорит Андрей Кашечкин. - Велосипедист сдает специальный тест на физическую выносливость. Проходит полное медицинское обследование. Только после вердикта врача руководство команды дает "добро". Даже если ты знаменитый гонщик, например, как француз Ришар Виранк или немец Ян Ульрих, все равно надо пройти тесты.

- Как в Европе проверяют велосипедистов-профессионалов?

- С помощью специальных велотренажеров. В зависимости от веса гонщика рассчитывается специальная нагрузка. На гонщика надевают пульсометр, другие измерительные приборы. На тренажере проводится целая серия тестов. Один из них длится примерно час. Каждые шесть минут из ушей с помощью специального инструмента берут кровь. После такого "довольствия" гонщика буквально снимают с велотренажера, так как самому подняться сил просто не остается. Перед подписанием контракта с "Креди Агриколем" я прошел все эти тесты.

Богатые и бедные

- "Квик Степ" - это богатая команда, - рассказывает Андрей Кашечкин. - Только официальный бюджет этого бельгийского клуба равен семи миллионам евро. Но это далеко не вся сумма. Знаю лишь, что часть бюджета состоит из так называемых неофициальных вливаний, которые окутаны тайной. "Креди Агриколь" тоже бедной не назовешь. Например, я, молодой гонщик, в зарплате нисколько не потерял при переходе в эту команду.

Велосипедные клубы уже при регистрации определяют в тот или иной профессиональный дивизион. Всего дивизионов три. В самый первый, высший, входит элита профессионального велоспорта. Элитность клуба определяется наличием сильных гонщиков, имеющих высокие рейтинговые очки. Чем больше таких гонщиков, тем выше рейтинг команды. А приглашать сильных гонщиков могут себе позволить только богатые. Получается, что фактически команды попадают в тот или иной дивизион в зависимости от финансовых возможностей. К участию в престижных гонках допускаются в основном гонщики первого дивизиона.

Любопытно, что одним из спонсоров знаменитого немецкого "Т-Мобайла" является автомобильный концерн "Ауди". Поэтому гонщики "Т-Мобайла", в том числе и наш Александр Винокуров, ездят исключительно на машинах марки "Ауди". Вокруг каждой велогруппы собираются по четыре-пять мощных спонсоров.

На собрание, как на казнь

- С какими трудностями ты сталкиваешься в своей профессиональной карьере?

- Самое страшное для молодого гонщика: сойти с дистанции, не доехать до финиша. Такие неудачи могут выбить почву из-под ног. Начинаешь думать, что еще не готов к серьезным стартам. Не один раз получишь по шапке, прежде чем начинаешь понимать, что от тебя требуется и самое главное - в какой момент. А требуется, как правило, знание тактической борьбы. Бывает, нужно посадить своего гонщика к себе на колесо и помочь ему догнать отрыв. Причем делать все это надо вовремя.

- Устраивается ли в европейских клубах после гонки разбор полетов?

- Обязательно. И он напоминает казнь. Поднимают молодого гонщика на командном собрании и начинают обсуждать. Бывает, что моральная казнь продолжается час-полтора.

- Какое наказание грозит за невыполнение тренерского задания?

- Системы штрафов, как в футболе за опоздание на тренировку или на базу, у велосипедистов нет. Но отношения сразу портятся. По окончании контракта с ним расстаются. Да и слухи распространяются быстро. Кто захочет иметь дело с неуправляемым велосипедистом, который к тому же еще и звезд с неба не хватает?! В Европе многие гонщики сидят без работы.

- В профессиональном велоспорте постоянно вспыхивают допинговые скандалы…

- ...Но это не потому, что велосипедисты пользуются стимуляторами чаще, чем представители других видов спорта. Просто за ними всегда был строгий контроль.

Победителю - очки, остальным - деньги

- Есть команды, в которых за победу получает премию каждый гонщик, - продолжает Андрей Кашечкин. - В других премиальные делятся: половина победителю, остальное - его помощникам. Но в "Квик Степе" и "Креди Агриколе" дела обстоят иначе. Велосипедист, выигравший гонку, заработанные деньги отдает своим товарищам. В знак благодарности за помощь. В велоспорте один в поле не воин. Гонщики работают на лидера не жалея сил и заслуживают вознаграждение. Победитель же гонки получает рейтинговые очки. К тому же у него будет преимущество при заключении или продлении контракта. Практически каждая команда строится вокруг нескольких ведущих гонщиков. Лидеры сами себе выбирают гонки, в которых хотят участвовать, у них высокие контракты, слава…

- Слышал, что даже в европейских клубах выплачиваются две зарплаты - официальная и неофициальная - в конвертах…

- В Европе очень высокие налоги. Не исключено, что некоторые клубы таким образом стараются сэкономить.

Зарплаты велосипедистов-профессионалов даже по европейским меркам считаются высокими. Гонщик средней величины по окончании карьеры может себе позволить начать свое собственное дело. Например, чемпион Азиатских игр-2003 казахстанец Андрей Тетерюк открыл в Италии салон красоты.

Каждому гонщику - по менеджеру!

- В Казахстане атлет практически все время находится под контролем тренера. Каковы взаимоотношения тренера и гонщика в профессиональной европейской команде?

- С тренером согласовывается программа подготовки к сезону. А потом никто тебя не контролирует, не нянчится... Связь с тренером в основном - по телефону. Ты сам должен следить за своим питанием, режимом и нагрузками. Если возникают какие-то вопросы, гонщик всегда может позвонить клубному доктору и получить консультацию. К сезону велосипедист готовится самостоятельно. Сам выбирает, где и с кем ему тренироваться. И только непосредственно перед началом сезона собирается вся команда - недельки на две, не больше.

- Как решаются юридические вопросы между гонщиком и клубом?

- У каждого атлета есть свой менеджер. Он договаривается о сумме контракта, обговаривает его условия.

- Что делать в том случае, если клуб отказывается выплачивать зарплату гонщику?

- Такие ситуации очень строго контролирует Международный союз велосипедистов. Вначале клубам указывают срок, до которого они должны расплатиться. Затем включаются штрафные санкции. Международный союз может отобрать лицензию у клуба.

Главное - общий язык с лидером

- Наверняка в клубах идет подковерная борьба за право называться лидером?

- Конечно. Бывает, что между лидерами возникают сложные взаимоотношения. Так, знаменитый немецкий спринтер Эрик Цабель из германского "Т-Мобайла" очень ревностно относится к успехам своих коллег. В то же время нашему Александру Винокурову удается и показывать результаты, и ладить с Цабелем.

- "Квик Степ" - команда звезд. За эту велогруппу выступают горный король "Тур де Франс" француз Ришар Виранк, знаменитый спринтер Паоло Беттини. Сложно ли с ними налаживать отношения?

- В первый год было не по себе. Приходишь на ужин и сидишь с ними за одним столом! Но потом понимаешь, что они такие же люди, нормально общаются. С Виранком часто жил в гостиницах в одном номере. Команда у нас была интернациональная, и вместе старались селить гонщиков, разговаривающих на одном языке. В Европе я уже почти шесть лет. Жил в Бельгии. Сейчас перебрался в Ниццу. С французским у меня нет проблем. Виранк - очень популярный человек в Европе, но звездной болезнью не страдает.

- Что можешь сказать об одном из сильнейших гонщиков мира Паоло Беттини?

- Паоло любит шутить. Он простой парень. Чем-то похож на нас, казахстанцев. С итальянцами вообще проще общаться.

- Тебя удерживали в Бельгии, в "Квик Степе", но ты перебрался во Францию, в более скромный "Креди Агриколь". Почему?

- В "Квик Степе" я мог увязнуть на вторых ролях. В "Креди Агриколе" у меня гораздо больше перспектив.Там только один лидер-француз Кристоф Моро.

- Что ждешь от своей велосипедной карьеры?

- Больших побед. Потенциал гонщика раскрывается обычно к 30 годам. Мне сейчас 24. Есть еще время проявить себя.

Загрузка...

[X]