Опубликовано: 1505

Андрей Огородников: «Никто не хочет заканчивать сезон в начале марта»

Андрей Огородников: «Никто не хочет заканчивать сезон в начале марта»

Нынешний сезон для Андрея Огородникова, нападающего «Казцинк-Торпедо» начинался нескладно. Из-за проблем со здоровьем практически пропустил предсезонку, не играл и в первых десяти играх. Зато потом с лихвой наверстал упущенное. В итоге, по результативности стал вторым в команде после Евгения Рымарева, набрав 31 очко. Второй результат у Андрея и среди ассистентов — 22 передачи. В конце апреля у форварда

заканчивается контракт с клубом. Каковы его планы? Об этом и многом другом Андрей Огородников рассказал в интервью официальному сайту «Казцинк-Торпедо», в том числе поделился своим видением неудачного выступления команды на последнем отрезке чемпионата и в плей-офф.

— Андрей, два момента в твоей карьере, которые, как мне кажется, в полной мере характеризуют тебя как игрока: это правда, что в команду мастеров тебя пригласил Борис Александров, и что на Олимпийских играх в Турине в 2006 году ты был самым молодым игроком нашей сборной?
— Да, в «Казцинк-Торпедо» я начинал играть под руководством Бориса Викторовича. Меня и Александра Семенова он пригласил на сборы после юношеского Чемпионата мира. Нам было по 17 лет. Потом постепенно стал подключать к играм, и так мы влились в команду мастеров. В олимпийскую сборную пригласил Николай Иванович Мышагин. Олимпиада — одно из самых ярких событий в моей карьере, в жизни. Кто хоть раз попадал на Олимпийские игры, знает, что это такое. Мы играли с лучшими командами мира, с настоящими звездами и выступили, считаю, неплохо. России проиграли 0:1, могли и вничью сыграть, но в конце немного не хватило сил.

— Самый яркий эпизод Олимпиады?
— Запоминающийся момент был в игре с Латвией. Я отдавал передачу Косте Шафранову, шагнул в центр и не увидел игрока соперника. Он применил силовой прием: я оказался на льду, а мои перчатки, шлем — все слетело, все было по разным сторонам площадки. Хорошо, что травму не получил. Но челюсть до сих пор хрустит.

— В твоей карьере было много ступеней: ты поиграл и в Высшей лиге, и в Суперлиге, и в Чемпионате Казахстана — три разных уровня. Как объяснишь такие «качели», и стоит ли это называть «качелями»?
— «Качелями», думаю, называть не стоит. Я так считаю: в жизни человека бывает всякое. И что ни делается — все к лучшему. Такой у меня подход. Но в какой бы команде, какой бы лиги ты ни играл, нужно приносить ей пользу. Я играл в Высшей лиге. Позвали в Суперлигу — в питерский СКА пригласил Соловьев. Поехал, попробовал себя. Не сложилось. Может, по игре не подошел. Может быть, тренер не мой попал. Но, тем не менее, получил опыт игры на этом уровне. В прошлом году играл в Чемпионате Казахстана, тоже какой-то опыт получил. Я считаю, с «Иртышом» провел хороший сезон. Мы заняли второе место. Я играл в звене с Андреем Трощинским. В конце сезона приехал Вадим Рифель. Мы хорошо отыграли вместе, особенно плей-офф. За сезон я набрал больше 40 очков. Поиграл в Чемпионате Казахстана и не жалею — здесь есть команды очень приличного уровня. По Высшей лиге довелось кроме «Казцинк-Торпедо» поиграть еще в Ангарске и «Югре».

— И все-таки: КХЛ, ВХЛ, ЧРК — где ты ощущаешь себя на своем месте?
— Конечно, здесь! Мне нравится играть в ВХЛ. И потом, играть дома — это всегда приятней. В Континентальную лигу, я думаю, уже по возрасту вряд ли попаду.

— Этот сезон ВХЛ ты провел в «Казцинк-Торпедо». Как произошло возвращение в родной клуб?
— Пригласили в команду. Был очень рад этому. К тому же в мае жена родила мне двух сыновей. С двойняшками много хлопот. Поэтому вернуться в Усть-Каменогорск, играть дома для меня было просто здорово! Здесь ведь родители, бабушка, все помогают нам.

— После сезона в Чемпионате Казахстана в Высшей лиге ты отыграл очень продуктивно — по очкам делишь второе место в команде с Вадимом Рифелем. В чем залог успеха?
— Да, сезон неплохой. Хотя начало его для меня складывалось неудачно. Я болел: было и отравление, и с шеей были некоторые проблемы. Предсезонку почти всю пропустил. Потом восстанавливался, в первых десяти играх не играл. С Вадимом Рифелем мы хорошо понимаем друг друга. Мне очень приятно было с ним играть в этом сезоне. До начала мы разговаривали о том, что если будем снова играть вместе — будем получать удовольствие от нашей игры. Так все и вышло. Могли и больше с Вадимом очков набрать. Женя Рымарев, вообще, за 40 набрал. Хотя очки — не всегда показатель. Сейчас вот в Интернете о Максиме Овчинникове болельщики отзываются нелестно. А я скажу: он как центральный нападающий выполняет свою работу — всегда подстрахует, всегда отдаст пас, под шайбу ляжет. Молодец парень! У нас болельщик привык, что игроки должны забивать. Но сейчас хоккей немного другой. Посмотрите другие команды. Там есть два состава, которые забивают, третий-четвертый — не пропускают, в меньшинстве играют. Поэтому не всегда об игроке можно судить только по очкам.

— Как ты оценишь выступление команды в целом в этом сезоне?
— Начали сезон очень хорошо, выиграли 4 игры. Потом пошел спад. Сменился тренер. С Сергеем Петровичем у нас была одна концепция игры. Пришел Игорь Львович — тактика изменилась. Первый месяц играли в закрытый хоккей, в основном на контратаках и реализации большинства. Потом помаленьку начали уже и в атаке что-то создавать. Середина сезона, я считаю, для команды, для всех игроков была успешной. Мы были на подъеме, поднимались в турнирной таблице, набирали очки. Все было здорово! Мы были уверены, что в плей-офф пройдем, как минимум, первый раунд. Но когда уже вышли в плей-офф, обыграли дома Саратов, пошли поражения — 8 подряд! Проиграли два матча дома, потом поехали на выезд. Вроде все три матча вели по игре, по счету, но в итоге их проигрывали. И у нас пошла какая-то неуверенность. Не только физический спад, как сейчас все говорят. Да, может быть, физическая усталость была, но, во-первых, это — эмоциональная неуверенность. В плей-офф с «Торосом» тяжело было играть. Это очень хорошая организованная команда. Но ее можно было обыграть! Просто так все скопилось в конце сезона, что нас не только физически не хватило, но и эмоционально. Кто-то «выплеснулся» в середине сезона, как Женя Рымарев. Он забивал по пять голов за два матча! Он там выплеснул все свои эмоции. Я считаю, что нас не хватило эмоционально на концовку сезона. Мы готовили послематчевое шоу для болельщиков — были уверены, что вот сейчас выиграем и покажем его, оно было готово перед игрой с «Дизелем». Но потом пошли эти поражения, и никто даже не думал о шоу. Эмоционально и физически все были на негативе. Последняя поездка, вообще, нас выбила из колеи. Мы должны были взять хотя бы три очка — были бы 12-ми. А так, мы попали на соперника, на которого не хотели попасть.

— Третий год команда играет в ВХЛ и третий год не может преодолеть рубеж 18 финала плей-офф. День сурка — это надолго?
— Это напоминает историю СКА: они никогда не становились чемпионами, хотя, казалось бы, для этого у клуба есть все. У них большой бюджет, они берут игроков, каких хотят, тренеров, но не могут выиграть. Не везет. По нашей команде не могу так сказать. Здесь другое. В прошлом году играли с Ангарском, ребята говорили, что могли выиграть. В позапрошлом — проиграли Перми, тоже в последнем матче, 2:2 в серии счет был. Не скажу, что это невезение. Просто первый раунд плей-офф всегда очень тяжело пройти. Я считаю, мы не хуже того же «Спутника» или «Бурана», которые сейчас борются за выход в полуфинал. По ходу сезона мы играли даже лучше их. Но получилось, что в концовке они набрали хороший ход. Мы — наоборот. Но это не значит, что мы просто опустили руки. Все хотят пройти дальше. Никто не хочет заканчивать сезон в конце марта, и два месяца ничего не делать. Все хотят играть. В прошлом году я играл в Павлодаре до 26 апреля.

— Сезон был непростым для тебя, учитывая, что ты стал отцом сразу двух малышей. Правда, что выспаться, как следует, удавалось только в поездках?
— Да, тяжело, конечно, было. Это сейчас дети подросли, более-менее стали спать ночью нормально, только кормить встаешь. А в начале сезона было тяжело. Перед домашними играми приходилось уходить спать к родителям. Ехали в поездку, шутил: ну, все еду высыпаться. Думаю, все кто через это прошел, знают, как маленькие дети растут.

— Ты сказал фразу: только кормить встаешь. Ты сам кормишь малышей?
— Да. Мы сейчас приняли такое решение: спим в разных комнатах. Я с Савелием в одной. Жена с Платошей — в другой. Потому что, когда дети спят вместе, они друг друга будят. И когда Савелий ночью просыпается, я встаю, кормлю его кефиром, иногда подкачиваю, и он спит дальше. Кто-то говорит, что не менял пеленки своим детям и прочее. Я этого не стесняюсь. Все делаю — и пеленки меняю, и подмываю, и кормлю. Всему научился. Помогать жене нужно. С двойней одному не справиться.

— Расскажи о детках, что они уже умеют? Правда, что по характеру они разные?
— Они пока не ходят, ползают. Савка у нас такой более наглый, Платоша — добрый, наверное, в меня. Держит игрушку, Сава подползет, заберет. Платон всегда отдает, никогда не плачет. А так, растут помаленьку. У Савы уже пятый зуб лезет. Платошка пока беззубый ходит. Каждый день что-то новое открывают для себя. Мультики любят.

— Подумываешь о том, чтобы отдать их в хоккей?
— Разговаривали с женой на эту тему. Конечно, хотелось бы, чтобы мальчишки чем-то занимались. В наше время нужно заниматься спортом. Хотелось бы отдать их на хоккей, у меня ведь опыт есть, я бы мог им помочь.

— Видишь их парой защитников, или все-таки нападающими?
— Я бы хотел, чтобы, как и я, играли в нападении. Но решать и выбирать, конечно, им.

— Это правда, что у тебя высшее экономическое образование?
— Да, я закончил ВКГТУ, учился заочно. Обычно все спортсмены учатся на физкультурном. Я решил, что в жизни больше пригодится образование экономическое. Я и в школе учился не плохо — закончил с четырьмя четверками в аттестате, все остальные — пятерки.

— В одном из интервью ты сказал, что являешься пользователем всех социальных сетей. С чем это связано?
— Я — заядлый интернетчик. У меня много друзей в разных городах, в разных командах, с одноклассниками связь поддерживаю. В одноименной сети и зарегистрировался сначала. Потом пошла сеть «ВКонтакте», потом «Фейсбук», «Твиттер». Друзья, в принципе, во всех сетях одни и те же. В Интернете я много времени провожу. Тем более дети сейчас маленькие, спать ложатся рано — в восемь часов телевизор отключаем. Все смотрю на айпаде через Интернет: хоккей, фильмы, общаюсь с друзьями.

— Друзей много в сети, например, в «Одноклассниках»?
— 240-250 человек.

— Ты очень коммуникабельный. Помимо Интернета есть еще увлечения?
— В свободное время с друзьями играю в бильярд, недавно увлекся покером.

— Играешь на интерес?
— На фантики.

— Андрей, главный вопрос, который сейчас волнует болельщиков: каковы твои планы после окончания контракта?
— Контракт у меня заканчивается 30 апреля. Скрывать не буду, я бы хотел остаться дома. Но пока мы все в подвешенном состоянии — возможна смена тренера в команде. Пока я просто тренируюсь и жду развития событий. Но если бы все зависело только от меня, хотел бы остаться в Усть-Каменогорске. 

Источник: kazzinc-torpedo.kz

[X]