Опубликовано: 1688

Александр Шефер: «Всю жизнь Хорнер ел гамбургеры, запивал это исключительно кока-колой. И выиграл «Вуэльту»

Александр Шефер: «Всю жизнь Хорнер ел гамбургеры, запивал это исключительно кока-колой. И выиграл «Вуэльту»

Что важнее: командная работа или личные интересы, молодость или опыт, признание либо неожиданные победы?  В интервью с корреспондентом Караван.kz спортивный директор велокоманды «Астана» Александр Шефер попытался ответить на главные вопросы, которые скопились под окончание профессионального сезона-2013.

- Летом  Винченцо Нибали отметил, что выигрыш чемпионата мира со сборной Италией для него важнее, нежели победа с «Астаной» на «Вуэльте». Своим заявлением он будто бы положил на алтарь первенства планеты интересы команды, а в итоге потерял и то, и другое. Жалеете?

- Можно сказать, что в Италии он упустил свой шанс и еще одной возможности стать чемпионом мира у него может и не представиться. Если бы не два падения на трассе, то он мог быть победителем. Более того, выиграл бы его одной ногой. После второго падения я думал, что он сойдет, однако итальянец нашел в себе силы отыграть целую минуту и прийти к финишу четвертым. Получается, здесь в планы вмешалась погода, а на «Вуэльте» более значимый фактор – прибывавший в отличной форме Крис Хорнер.

- Давайте зайдем с другой стороны. Казалось бы, на чемпионате мира и Олимпийских играх каждый из велогонщиков выступает за свою страну. Однако мы часто видим и взаимодействия между спортсменами, которые в сезоне катаются за одну команду. По-спортивному этично ли это?

- Мы в первую очередь болеем за своих, но в то же время понимаем, что если мировое первенство выигрывает Нибали, то следующий год он выступает в составе «Астаны» в майке чемпиона мира. Это со стороны имиджа и рекламы большой плюс. А то, что касается одноклубников, то негласная поддержка всегда была, есть и будет. На чемпионате мира Нибали очень сильно помог украинец Гривко, который в какой-то момент посадил своего капитана на колесо.

- Примером может послужить история с «серебром» Винокурова, которое он завоевал на Олимпиаде 2000 года. Несмотря на национальную принадлежность, тогда три гонщика T-mobile тоже работали командой, а на финише, по слухам, было обговорено: кто займет первое, второе и третье место.

- Всякое болтают, но справедливости ради стоит сказать, что Ян Ульрих в тот момент был на голову выше Винокурова и Клёдена. Сам Александр говорил, что порой немец выдавал такую передачу, что он едва не слетал с колеса.

- За все годы существования «Астаны» казахстанская команда еще никогда не выигрывала командную гонку на одном из трех Гранд Туров. А тут «Вуэльта», первый этап и успех. Почему клуб, имеющий в своем активе победы на всех уровнях, только сейчас сумел засветиться в этой дисциплине?

- Потому что все гонщики отработали, как один. Командный вид специфичная дисциплина – лучше иметь шесть ровных велогонщиков, чем одного, как Фабиан Канчелара или Тони Мартина, а остальных посредственных. Как это было на «Вуэльте» с командой Мартина – он ее просто развалил: выходил на смену и убирал всех с колеса. А у нас было шесть хорошо подготовленных бойца. К примеру, если бы на чемпионате мира команда была такая же свежая, как в Испании за четвертое место мы точно бы побились, так стали шестыми.

- Хотелось бы поговорить о первом номере среди казахстанских гонщиков. В 2012 году Максим Иглинский неожиданно для многих выиграл однодвеку «Льеж-Бастонь-Льеж»,  опередив при этом самого Нибали. Специалисты сразу повесили на него ярлык «самый перспективный», однако этот год показал, что ему еще необходимо работать и работать. Я видел, как он непросто вкатывался в новый сезон, как тяжело сходил с «Вуэльты», а поехал на чемпионат мира и показал достойный результат – восьмое место. Как вы считаете – это его предел?

- Я не считаю, что это потолок. Ему просто необходимо работать. Думаю, что он это понял. Когда мы его поставили на «Вуэльту» он не хотел ехать: «Зачем? Я буду готовиться через классики». Но то, что тебе дает один из трех Гранд туров, так это 21 день беспрерывной работы, плюс опыт, который ты не можешь получить на однодневке. Скорей он бы не сошел за два этапа до финиша, но ему немного не повезло: уже в первый день мы получили красную майку и ее необходимо было защищать.

- Привлечение в «Астану» двух Микеле – Ланда и Скарпони – можно назвать трансферным успехом?

- Тут мы пытаемся сразу одним выстрелом убить двух зайцев. С одной стороны омолодить состав команды, но в то же время на главном старте следующего года – Тур де Франс – не отказываться и от опытных волков, мастеров своего дела. Чтобы обыграть Sky необходимо приложить максимум усилий. Скарпони знает свое дело и до последних метров сможет оставаться с Нибали, везти его на колесе. Да, у нас много своей молодежи, но на уровень первой команды тянут не многие. К примеру, в этом году в Pro Team пришли Алексей Луценко и Арман Камышев на следующий сезон мы пригласили Даниила Фоминых. Остальных пока не хочется закидывать в профессиональную мясорубку. Примеры есть: Луценко среди молодежи был самый сильный, а этот год показал, что в профи он пока никто. Винокуров тоже не сразу стал приносить Казахстану победы, пока не окреп психологически.

- Но самое важное для велогонщика упражнение «пистолетик» он всё равно делал лучше всех…

- (смеется) природные данные еще никто не отменял. При этом стоит отметить, что главное в велоспорте – это твои достижения в возрасте после 23 лет. Когда молодые гонщики переходят из андеров в профессионалы лишь единицы добиваются успеха, остальные растворяются в общей массе. И чаще это происходит из-за того, что в любителях они перебирают, от них сразу требуют больших результатов и, попадая в протимовские команды, они останавливаются в росте. Чаще всего хорошими профи становятся те, кто был в андерах крепкими середнячками.

- Велоспорт один из самых скандальных видов спорта, где очень часто спортсмены обвиняются в употреблении допинга. Обыватели часто не верят в чистоту побед и репутация у велоспорта мягко говоря подмочена. Есть ли выход?

- Да никакого доверия не восстановить, пока в нашей системе будут прибывать идиоты, которые не понимают, что многое в велоспорте уже поменялось. Вроде каждый год говориться о том, что всё закончилось, по прошествии определенного времени опять всё всплывает.

- Обычно подобные данные обнародуются на «Джиро» или «Тур де Франс». Но в этом году главные вопросы итальянской прессы были к победителю «Вуэльты» Крису Хорнеру. 42-летнего гонщика называли нечистым чемпионом, намекая на то, что в таком возрасте невозможно выиграть Гранд Тур без применения допинга. Как вы относитесь к победе американца?

- Он всегда очень быстро ехал, еще в те времена, когда был грегори в «Астане». Интересный факт, что почти всю жизнь Хорнер жил на территории США, питался исключительно в Макдональдсах: ел гамбургеры и запивал всё это исключительно кока-колой. А когда Криса привезли в Европу и начали давать нормальное питание – его организм это рацион не принимал. И до сих пор он не оторвался от американской кухни – в его техничке всегда найдется место сникерсу и коле. Он без этого не может. Поэтому в велосипедной Европе его не признали своим: может отсюда постоянные нападки в его сторону?  Что же касается нашей работы, что на первых этапах мы его, откровенно говоря, недооценили. А когда поняли, от кого исходит реальная угроза было уже поздно. Мы видели в соперниках только Родригеса из «Катюши» и Вальверде из Movistar и просчитались. Это наша тактическая ошибка. «Вуэльта» - это специфическая велогонка, она приходится на конец сезона и многое зависит от того, в каком состоянии ты к ней подойдешь. Нибали не был в лучшей форме, а Хорнер приехал туда в самый пик. Если бы Винченцо выглядел, как на «Джиро», то Кристофер был бы не соперник. В данном случае, давайте признаем, что американец оказался сильнее. Нибали выиграл лишь индивидуальную гонку, в остальных противостояниях он оказался слабее.

- Получается, когда Хорнер работал на «Астану» вы не разглядели в нем такого таланта?

- В нашей команде он был на других ролях – возил капитанов. Возможно, если бы ему представился шанс проявить себя, мы бы увидели другого Хорнера. А так… Ему в жизни часто не везло: каждое падение приводило к серьезным травмам. К примеру, до «Вуэльты» он проехал всего десять стартов. С другой стороны – это и его счастье, что он дожил до такого возраста, оставаясь в седле велосипеда. Немаловажен и тот факт, что в профессионалы они пришел довольно поздно. Если Контадор с 18 лет катается на высшем уровне, то свой первый «Тур де Франс» он выиграл уже в 24 года. Крису «Вуэльта» покорилась в неполные 42.

- Контадору в декабре исполнится только 31 год. Казалось бы, лучший возраст для профи. Увидим ли мы прежнего испанца, который свои лучшие годы провел в «Астане»?

- 10-12 лет кататься на самом высоком уровне – это предел. Следующий год, конечно, скажет о многом, но думаю, что лучшие годы Альберто уже позади.

- Понятно, что главная цель «Астаны» на 2014 год - это победа Нибали на «Тур де Франс». Но нельзя забывать и о «Джиро» с «Вуэльтой». Кто там будет капитанить?

- Не удивляйтесь, но сначала капитаном на «Джиро» мы хотели отправить молодого Фабио Ару (это очень перспективный гонщик), но с подписанием Скарпони решили обоим дать шанс проявить себя. В Италию они поедут в ранге «защищенных со-капитанов». Мы не говорим о том, что «Астана» должна выиграть эту гонку, но на место в тройке мы претендовать можем. Главное для Скарпони подойти в оптимальной форме к Туру и площадка «Джиро-2014» - это отличная подготовка. Туда же поедут Иглинский и Луценко, потому что на этот раз Италия будет не такой тяжелой, как в этом году – три дня отдыха и не такие сложные горы. Возможно, на «Вуэльте» мы дадим шанс еще одному перспективному спортсмену. Танел Кангерт в 2013 году стал открытием команды и после помощи Нибали и Скарпони во Франции получит свой шанс в Испании.

Загрузка...

[X]