Опубликовано: 560

«Завтрашний мир будет другим». О вызовах и возможностях казахстанской школы

«Завтрашний мир будет другим». О вызовах и возможностях казахстанской школы

Четвёртая четверть для школьников Казахстана началась в удалённом режиме. И уже первый день занятий поставил вопрос: справится ли школа? Готова ли она к новым вызовам в своём современном качестве?

О вызовах «экономики знаний» и о глобальных переменах в образовании размышляет директор компании "U-Future" Олжас Куспеков.

Небольшое предисловие. В прошлом году компания "U-Future" внедрила в Казахстане международный стандарт оценки знаний учителей в рамках договора ГЧП с министерством образования и науки РК. Теперь педагоги сдают ежегодный национальный квалификационный тест (НКТ) в полностью компьютеризированных региональных центрах тестирования, которых компания развернула уже более 20. Первый этап теста, проведённый в ноябре, показал очень низкие результаты: более половины педагогов (44,5 тысячи из более 73 тысяч проходивших тестирование) экзамен провалили. Сейчас учителя усиленно готовятся к следующему этапу НКТ, и они мотивированы сдать тест на высоком уровне, ведь от этого напрямую зависит категория и соответственно зарплата. Между тем пандемия коронавируса поставила школу перед новыми сложнейшими вызовами. Меняться и менять все подходы приходится прямо сейчас.

– Олжас Хайроллаевич, удалённое обучение – серьёзный вызов для школы, учитывая результаты недавнего теста?

– Это, безусловно, вызов. Но главное – это окно возможностей. Я рад, что общество обратило внимание на проблемы, которые выявил наш тест. Сейчас есть чёткое понимание, как их решать. Критическая масса проблем уже накоплена, и именно от школы зависит их решение. Подрастает новое поколение, всё новые и новые выпускники покидают стены школ с прорехами в знаниях. Куда они идут дальше? Многие так и не получают достаточного образования. Другие, поступая в вузы, получают диплом, но его качество также вызывает вопросы. Излишне коммерциализированная в своё время высшая школа была ориентирована прежде всего на зарабатывание денег на обучении платных групп студентов. Она не была мотивирована давать качественные знания, ведь средства и так поступают. В результате у нас год за годом повторяется история с отзывом лицензий и закрытием вузов-аутсайдеров. Высшая школа, как и средняя, уже давно не отвечает потребностям экономики. В итоге мы имеем пугающие проблемы в самых различных сферах. Мы летаем на самолётах, заклеенных скотчем. Приобретаем квартиры в домах, которые через год-два накреняются. В самых разных сферах деятельности налицо последствия массового прихода в экономику недоученных специалистов. Однако сегодня, повторюсь, есть понимание того, что следует менять и что здесь главное. Точнее – кто главный. Ключевое звено всей системы – учитель. И именно перед ним сейчас открываются огромные возможности.

Обратите внимание, какие феноменальные изменения произошли и происходят в сфере образования буквально за три недели. Школа оказалась на переднем крае всей той кризисной трансформации, которая началась в обществе. На наших глазах практически за несколько дней полностью остановилось очное формальное образование, но вузы и школы не остановились, а перешли на работу в удалённом режиме. Прямо сейчас тысячи учителей по всему Казахстану занимаются с детьми удалённо. Есть определённый шок у родителей (многое непонятно), есть технические проблемы (медленный Интернет и т. д.), есть какие-то непонимания по телеурокам на первых порах. Но главное – школа УЖЕ работает в новом формате. На трансформацию ей потребовалось всего три недели. Наверное, это будет лучший экзамен и лучший тест на эффективность, который наши учителя проходят прямо сейчас.

Нужно очень серьёзно осмыслить, какой момент мы переживаем, с какими вызовами столкнулся Казахстан. Хочу напомнить недавние слова нашего Елбасы Нурсултана Назарбаева, когда он в обращении к нации заметил: мы находимся в условиях идеального шторма, мы вышли на затяжной кризис. Таких цен на нефть, как раньше, больше не будет. Кардинально меняются все условия функционирования государства. Очевидно, что с беспрецедентным вызовом сталкивается и школа. На мой взгляд, очень важно, что на уровне государства наконец-то осмыслен тот факт, что учитель является центральным звеном в построении экономики нового уклада. Сегодня, как видим, его роль особенно возрастает.

– Существует ли в мире опыт, который нам может быть полезен сегодня?

– С точки зрения опережающего развития сферы знаний, возможно, нам стоит обратить внимание на примеры таких государств, как Сингапур и Южная Корея. Их опыт считается классическим, потому что там добились быстрых и впечатляющих экономических эффектов именно за счёт развития человеческого капитала. В этих странах очень высок как социальный статус учителя, так и его имидж в обществе. Работа педагога там – высокооплачиваемая, попасть туда непросто. Учитель в обществе этих стран считается олицетворением честности, порядочности, любви к ребёнку и, конечно же, знаний. Считается, что каждый педагог должен соответствовать ожиданиям общества, то есть уметь не только дать самые обширные знания, но и научить детей самообразованию, мотивировать их стремиться знать и уметь больше. Такого специалиста, понятно, общество должно высоко ценить, ему необходим соответствующий высокий социальный статус. В упомянутых странах государством сделано всё для того, чтобы такой статус у учителя действительно был.

Как итог, на сегодняшний день мы видим у данных стран очень высокие показатели международных образовательных рейтингов. Это государства с очень образованным населением, благодаря чему там удалось построить полноценную «экономику знаний», производящую продукцию высоких технологий с очень значительной добавленной стоимостью. Не имея ни капли нефти и газа, не добывая металлы или уголь, они смогли совершить феноменальный экономический рывок, войти в число богатейших государств мира, лидирующих по доходам населения, по уровню и качеству жизни. И всё это – благодаря абсолютной ценности знаний, которая культивировалась в их обществе. А начиналось всё с обычного школьного учителя. Около 60 лет назад та же Южная Корея сделала акцент на развитии человеческого капитала, и тогдашние лидеры сразу исходили из того, что человеческий капитал можно развить только за счёт передовой и качественной школы – то есть за счёт учителя.

Думаю, что у нас в Казахстане изначально допустили ошибку, сделав основной стратегический акцент на добыче нефти и газа. Безусловно, это многое дало экономике, мы использовали исторический шанс построить мощную нефтегазовую отрасль, которая обеспечила стране устойчивую финансовую основу и базу для развития в виде средств Национального фонда. Всё это очень важно, и это надо было делать. Но на этом фоне ценность образования, конкретно – ценность учительского труда ,была катастрофически недооценена. Это был недопустимый промах стратегического плана. Сегодня необходимо экстренно его исправлять.

– Но ведь поиски модернизационного пути для школы идут давно, и реформы в ней уже были самые фантастические. Решили даже детей обучать сразу на трёх языках!

– Желание изменить ситуацию есть давно, об этом в Казахстане говорят уже лет 15 как минимум. Но с того ли мы начали? Стратегически, похоже, все предшествующие руководители МОН так и не смогли осмыслить, что здесь главное. Один министр образования продвигает 12-летку, другой ратует за преподавание на английском языке, в системе бесконечные реформы, новое содержание образования, какие-то инновационные учебники... Всё это, возможно, действительно передовые вещи, всё это не лишнее, разумеется, при разумной адаптации мирового опыта к нашим реалиям. Но что главное? Мы это почему-то упустили. Опыт стран, о которых мы говорим, свидетельствует, что ключевым звеном является учитель. Можно построить много школ, красивых школ, мраморных. С шикарными классами, спортивными площадками. Можно оснастить эти школы фонтанами и бассейнами, оборудовать современные компьютерные кабинеты. Но если там некому будет учить детей, если не будет достойных специалистов, умеющих дать детям лучшие знания и навыки, то всё это бесполезно. Главное сегодня – дать школе достойных учителей, хорошо мотивированных, высокопрофессиональных. То есть учителей с высокой зарплатой и прекрасными знаниями. Необходимо массированно вкладываться в их развитие, в их образование.

Хорошо, что внедрённая нами система тестирования помогла министерству более рельефно увидеть данную проблему и начать её решать. Но что особенно важно сегодня: вызовы, связанные с нынешней пандемией, заставляют этот механизм изменений крутиться быстрее. Каждый учитель мотивирован к этому. И мы увидели, как буквально на глазах, всего за три недели весенних каникул школа изменила подходы. Ведь система удалённых уроков – это передовой мировой опыт. Каждому педагогу пришлось действовать на максимуме своих творческих возможностей.

– Сейчас многие эксперты говорят о том, что школа будущего будет построена именно на удалённой системе получения знаний. С этой точки зрения, возможно, нынешний опыт особенно ценен?

– Пандемия ускорила те прогрессивные изменения, которые накапливались в системе образования уже давно. Изменения затрагивают не только среднюю школу, но и высшую, и профессиональную. Например, обратите внимание на стремительный рост глобальных онлайн-платформ МООС – так называемых массовых открытых онлайн-курсов. Сегодня количество их слушателей уже сопоставимо с числом студентов очных отделений вузов. В любой точке мира вы можете изучить программу, например, МГУ, Гарварда, Йельского университета. Аналогичный процесс происходит на уровне средней школы. Там уже сейчас существуют многочисленные цифровые платформы, предлагающие множество вариантов уроков от лучших педагогов и варианты самостоятельной работы, при которой вы имеете прямую связь с преподавателем.

Именно такой подход, если вы обратите внимание, используется сейчас в казахстанской школе при внедрении онлайн-обучения. Это очень прогрессивный подход.

– Но у него есть и противники. Особенно среди преподавателей старшего поколения.

– Так было всегда. Во все времена новые методы отвергались сторонниками традиционалистского подхода. А традиционалистов в образовании обычно большинство. Но нынешний кризис всё изменил. Необходимость работы в условиях вынужденной изоляции теперь вынудила каждого, кто ещё не дорос до этого или не думал, что это ему понадобится, на практике осваивать современные технологии. И в нашей системе образования это понимают. После нынешнего кризиса образование уже не вернется в своё традиционное состояние. Новые методы получили мощный стимул, и они будут внедряться в повседневную практику, нравятся они кому-то или нет.

Эксперты по всему миру отмечают, что нынешний кризис на всех уровнях школы (не только в средней) подтолкнёт отказ от устаревших форм преподавания. В частности, от лекций, формат которых не меняется уже лет четыреста. Их и до пандемии посещали не более половины наших студентов. Сегодня очевидно, что онлайн-курс является гораздо более эффективной и мобилизующей формой, чем стандартная лекция. Во-первых, с любого места можно остановить и переслушать, если вы что-то недопоняли. Во-вторых, в таком курсе больше встроенных элементов контроля. Вы можете практиковаться на каждом этапе. Любой онлайн-курс предполагает возможность в любой момент задать вопрос и получить ответ, что важно, индивидуально, то есть этот ответ будет соответствовать уровню знаний и способностей ученика, он будет понятен. В результате освоение материала – более устойчивое.

И наконец главный плюс для обучающегося – такой курс ты можешь слушать в любое удобное время. Не нужно давиться в переполненных автобусах или в метро, стремясь успеть на «пару» или на урок к восьми утра. Многие преподаватели отмечают, что на семинарах онлайн обеспечивается лучшая концентрация участников.

Вообще изменения, происходящие сегодня, – они революционные. В перспективе онлайн-технологии позволят людям создавать своего рода профессиональный «конструктор» внутри своей личной образовательной программы. То есть не только выбирать курсы именитых вузов, но и маркировать их, а также комбинировать. Например, пройдя курс именитого вуза, вы можете скомбинировать его в своём резюме со степенью бакалавра или магистра другого вуза, не столь престижного. Работодатели получат новых многопрофильных специалистов с определёнными уникальными компетенциями. Это будет новый сигнал для рынка труда, который в значительной степени повлияет на конкуренцию между работниками. Высшая школа будет отвечать этим изменениям – в сфере массового высшего образования онлайн появятся вузы-интеграторы. Хочу заметить, что всё это не фантазии, это именно то, к чему уже сегодня подошли упомянутые нами страны-лидеры, в частности та же Южная Корея. Это те маркеры «экономики знаний», экономики нового уклада, которые сегодня определяют новые тенденции в мировом образовании.

– Всё это замечательно, но мы начали с вопроса о готовности нашего казахстанского учителя. Так готов ли он ко всем этим глобальным переменам?

– С учителя всё начинается, и от него в конечном счёте всё зависит. Интернет сам по себе ничему не научит наших детей. Он только канал, и не более. Удалённый формат – это лишь способ коммуникации. Да, способ новый, непривычный. Это вызов для учителя и одновременно возможность для него выйти на новый уровень профессионализма. Сегодня казахстанский учитель к этому мотивирован, он имеет все стимулы профессионально расти. От того, насколько он справится с новыми задачами, зависит успех нашей экономики завтра. Мы должны понимать, что ни университет, ни школа никуда не уйдут. Качество обучения будет, как и сегодня, зависеть от качества образовательной среды, той среды, которую создаёт Учитель.

Я хочу сказать, что не следует надеяться на удалённых преподавателей, пусть даже самых лучших. Школьников и студентов Казахстана не научит кто-то извне, это в конечном счёте будет именно наш педагог. Образовательная среда не может быть насквозь виртуальной. Меняются формы, но суть процесса обучения остаётся прежней. То есть, возможно, это будут личные компьютеры учеников вместо лекционных залов и классных комнат. Новые технологии сделают образование менее формальным, что хорошо и для учеников, и для учителей – у тех и других появится больше свободного времени. Место традиционных учебников займут цифровые интерактивные комплексы. Будет формироваться универсальная образовательная среда, где каждый ученик выбирает приоритетные курсы и предметы, исходя из своей профессиональной ориентации, где исчезнет разница между основным и дополнительным образованием. В целом все эти изменения создают колоссальные возможности для наших учителей, позволяющие им совершенствоваться. Но результат будет зависеть исключительно от учителя. Сможет ли он адаптировать и внедрить все те технологии, о которых мы говорим? Сможет ли дать современные знания? Ответ зависит только от него самого. Мы надеемся, что в МОН РК смогут использовать это уникальное окно возможностей. Не стоит цепляться за старое и жить вчерашним днём, ведь когда этот кризис закончится, окружающий нас мир будет уже совсем другим.

– Что сегодня нужно сделать школе в первую очередь?

– Повторюсь: подготовка учителя – самое главное. Учитель должен учиться, в том числе новым методам, и нужно создать ему условия, чтобы это было качественно. Сегодня нельзя не признать отсутствие готовности перед новым «цифровым вызовом» всех госструктур, в том числе и МОН РК. Решения, принимаемые сегодня, носят скорее пожарный характер, что подтвердил, например, отказ от онлайн-уроков в пользу "Күнделiк". Сеть такое массовое потоковое видео просто не потянула. Но мы должны понимать, что всё это вообще-то надолго. Специалисты говорят о возможной повторной волне эпидемии осенью, так что не исключено, что и в следующем учебном году потребуется дистанционное обучение. Сегодня нужны принципиально новые подходы, в том числе к сетевой архитектуре, к техническим возможностям удалённой работы.

В целом ситуация с коронавирусом, когда все перешли на удалённый режим, вскрыла проблемы цифровизации, и надо отдать должное – все госструктуры начали их решать. Причём довольно успешно. Это и выдача ЭЦП через цифровой ID, и система онлайн-распознавания лиц "Face recognition". Аналогичные высокие технологии будут использованы нашей компанией в онлайн-тестировании, которое мы сейчас внедряем при подготовке к очередному весеннему квалификационному тесту педагогов. Мы сможем полностью обеспечить прозрачность дистанционной онлайн-сдачи тестов. Это, безусловно, вызов перед нами, но мы встречаем его во всеоружии. Мы готовы уже сегодня работать онлайн, это и вебинары для наших педагогов, которые помогут им подготовиться, и пробный безопасный тест онлайн. Мы делаем это для всех наших клиентов и в том числе для работников МОН РК.

А дорабатывать следует прямо сейчас очень многое. И это тоже серьёзный вызов. Так, в распоряжении МОН нет полных систем "learning managment system" (LMS). В результате детям объясняют учебный материал в одном месте, домашние задания дают в другом, сдача выполненных работ – на третьем ресурсе. И не все эти ресурсы работают чётко. Не редкость, когда учителям и родителям одновременно приходится использовать тот же Zoom, который справедливо раскритиковали, домашние задания направлять в Күнделік, отправку выполненных заданий – через «тимс» и «гугл класрум». Нужно уйти от этого к единому программному инструменту. Надо привлечь весь внутренний потенциал наших серверов, знаний, людей, консолидировать профессиональные ресурсы. Создать LMS-системы для каждой школы можно уже сейчас, сделать это быстро и эффективно по опыту платформы interneturok.ru. Мы готовы выступить помощником-интегратором в решении таких задач для наших педагогов, в том числе в части тестирования, интегрировать современные тест-системы в любые решения для школ и учителей.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи