Опубликовано: 1700

«Представляю, что за камерой мои ученики» - откровения ведущих телеуроков в Казахстане

«Представляю, что за камерой мои ученики» - откровения ведущих телеуроков в Казахстане

Ведущие телеуроков рассказали, мог ли карантин положительно повлиять на образование в Казахстане.

Преподаватели естествознания и казахского языка рассказали корреспонденту Сaravan.kz, как привыкали разговаривать с камерой вместо живых детей.

После начала карантина специально отобранным учителям из Нур-Султана сообщили, что теперь им предстоит вещать на гораздо большую и меньшую аудиторию одновременно. На большую, потому что телеканал «Ел Арна» транслирует уроки для школьников на весь Казахстан. На меньшую, потому что на деле преподаватели разговаривают с камерой.

Наталья Орехова ведёт математику для первого и третьего классов и естествознание для всех начальных. Она редактор учебников естествознания с первого по четвёртый класс, разработанных НИШ, где Наталья и работает.

- Какой была ваша первая реакция, когда вам предложили вести телеуроки?

- Мне позвонили из руководства и сказали, что нужно принять участие в этом проекте, определили предметом естествознание, а 23 марта начались съёмки. Получается, мы начали работать за две недели до начала четвёртой четверти, снимаем с запасом. Правда, график стал немного плотнее, потому что мне добавилась математика 1-го и 3-го классов, изначально этого не планировали. Произошёл отсев учителей, чтобы минимизировать риски в условиях карантина, и мне добавили предметы.

- В каком темпе вы работаете?

- Снимаем по два-три урока в день. Я стараюсь делать упор на практику и каждый раз проводить опыты. Один эксперимент надо снимать с разных ракурсов, поэтому приходится несколько раз повторять. Это достаточно долго, были даже нарекания, что естествознание снимают дольше всего. В первое время на десятиминутный урок уходил час. Сейчас приловчились, в тридцать-сорок минут укладываемся. Математика быстрее – до двадцати пяти минут. Уроки естествознания на казахском языке ведет моя коллега Перизат Бигазина, и мы работаем командой – стараемся, чтобы уроки на русском и казахском языках не отличались.

- Какое оптимальное соотношение теории к практике во время занятия?

- По обновлённой программе упор делается на практику. Во-первых, после каждого урока ученик может пройти задания на сайте BilimLand для закрепления темы.  Во-вторых, я для себя решила, что буду каждый урок стараться проводить с экспериментами. Когда прихожу в студию с рюкзаком, ребята сразу спрашивают: «Ну что, какие опыты сегодня?». Всё это проделывается в студии, снимают крупным планом, чтобы на экране было хорошо видно. Стараюсь продумывать эксперимент так, чтобы он был научный, легко проводился в студии, и ребёнок мог повторить дома. С архимедовой силой я брала прозрачный сосуд, чтобы было видно, как тело в него погружается. Сначала проигрывала  с кусочками пластилина, но вытеснялось слишком мало воды, и это смотрелось не очень эффектно. Попробовала с небольшими кусочками мыла – получилось лучше, и это пошло на экран. Выйдет где-то на предпоследней неделе, его ещё нет в эфире.

- Съёмочная команда принимает участие в экспериментах?

- До съёмок я показываю всё команде. Что-то отвергают, потому что это не получится достаточно хорошо показать, ищем альтернативные способы. Их взгляд очень ценен. Например, мне нужно было записать звук на диктофон с разных точек и потом прослушать. Для этого я хотела провести измерение на полу, поставить метки, измерительной лентой отметить полметра, метр, два. Мне сказали, что студия не позволяет этого сделать, и мы проиграли всё на столе. Размер стола метр, мы сделали метку на метре и пятидесяти сантиметрах, и я перемещала источник звука. Получилось, на звуковой записи разница прослушивалась.

- В чём главная трудность в работе ведущего телеурока?

- Специфика телеурока такая, что нет моментальной обратной связи от учеников, её приходится имитировать. То есть нужно задавать вопрос, выдерживать паузу и потом проигрывать ситуацию, как будто прозвучал тот ответ, который я ожидаю от ребёнка. Нужно формулировать вопрос достаточно чётко. Нет возможности скорректировать свои действия, если я не получила нужный ответ, чтобы перейти на тему урока. В классе я могу спросить иначе, подойти с другой стороны, здесь такой возможности нет.

- Это чем-то похоже на Дашу-путешественницу, которая задаёт вопрос и молчит, а дети у телевизора с ней разговаривают.

- (Смеётся.) Я не знаю, разговаривают ли они, не наблюдала. Но я получала обратную связь на Facebook. Дети снимают на видео, как выполняют практические задания. Например, просвечивают фонариком жидкость и так определяют, какая прозрачная, а какая нет. Для меня это сигнал того, что система работает. Дети воспринимают и могут воспроизвести, значит, получают образование.

- Какое место в образовательной нише занимают телеуроки?

- Это помощь учителям. Коллега рассказывал про своего ребёнка-второклассника: тот встаёт утром, просматривает телеуроки, потом на связь выходит школьный учитель. Ребёнок работает дистанционно, получает комментарии по своей работе, выполняет упражнения учителя, а потом на сайте. А меня, например, смотрит моя племянница в 4-м классе и тоже проделывает все упражнения.

Зифа Сафина работает в лицее №60. Стаж работы более семнадцати лет. На телеуроках ведёт естествознание для учеников 5-6-х классов.

- Какой была ваша первая реакция, когда вам предложили вести телеуроки?

- Помню, как сейчас. В конце марта сказали, что мы будем преподавать в новом формате, и я не сразу до конца поняла. Думала, собираемся снимать уроки для Нур-Султана, и согласилась, а оказалось – для всего Казахстана. Стало страшно, я ведь раньше так не работала, но хотелось попробовать. Сейчас уже стала увереннее.

- С какими трудностями вы столкнулись в новом формате?

- Тяжело вложить большой объём информации в малое количество времени. В классе всего десять минут отводят на теорию, а остальное время - на практику, но ведь хочется дать больше. К тому же сложно говорить на камеру так, как будто там есть настоящие дети в студии. Я стараюсь представлять, что камера – это не что-то холодное и равнодушное, за ней находятся мои ученики. Я держу с ними связь, и они говорят, что мои уроки на экране им нравятся. Трудно ещё, что любая ошибка, слово-паразит – сразу переснимаем. Кому-то бывает сложно, когда им возвращают презентации на доработку, но со мной такого не было.

- Какие методы вы применяете, чтобы лучше донести информацию до человека по ту сторону экрана?

- Обращаюсь к ученикам: «ребята», «мои юные друзья» и т.п. Говорю, что они молодцы, как будто вижу, что они делают. Использую игровой формат, чтобы шло общение через экран. Например, если урок по грибам, мы играем, отличая съедобные от несъедобных. Или задание по типу «уберите лишнее». Задаю вопросы, подкрепляющие слайды на экране, ученикам даётся время подумать, а потом даю правильный ответ.

- Вы ведёте дистанционные занятия со своими классами?

- Нет, нас освободили от школьных занятий и заменили коллегами, но я держу связь с ними и с родителями, чтобы помогать, если это необходимо. Остальное время у меня освободилось для телеуроков.

- Продолжат ли снимать телеуроки, когда карантин закончится?

- Мне кажется, что проект будет работать дальше. Возможно, даже будет больший размах.

- Можно сказать, что коронавирус сделал что-то положительное: подтолкнул казахстанское образование к реформам…

- Я не хочу говорить, что что-то хорошо или плохо в этой ситуации, но мне она дала возможность проявить себя, выступить на весь Казахстан. Мне звонили все родственники и знакомые и говорили, что видели меня. А ведь мы не профессионалы, нас не обучали выступать на камеру. Это уникальный опыт лично для меня.

- Страшно выходить на улицу во время карантина?

- Есть страх, но кто, если не я? Меня выбрали среди других учителей, значит, я должна.

Аксулу Кулмагамбетова ведёт телеуроки казахского языка и литературы для 3, 8 и 9-го классов. Работает в филиале НИШ, стаж преподавания - шестнадцать лет.

- Какой была ваша первая реакция, когда вам предложили вести телеуроки?

- Мне позвонили из Национальной академии образования и сказали, что нужен учитель, чтобы вести телеуроки. Я немного паниковала, потому что у меня не было такого опыта, но меня уговарили. Сказали, что учителей не хватает, к тому же это шанс показать, как вести предмет по обновлённой программе, то есть преподавать язык без переводов, на коммуникативном подходе. Я в тот же день подошла, распланировала, и мы сделали урок для третьего класса. Был смешной момент: мы всё отсняли и я, не дождавшись конца съёмки, встаю и говорю: «Всё, до свидания». А они смеются: «Что ж вы так быстро? Вы считайте про себя до трёх. Теперь нужно переснимать всё». А я-то не знала. Научилась выдерживать паузу, когда нужно. Дальше всё пошло нормально, хотя каждый раз переживаю. Для третьих классов почти закончили, остались восьмой и девятый. Езжу раз-два в неделю.

- Что в новой работе оказалось самым трудным?

- Самое сложное – контролировать свою речь. Иногда посреди предложения хочешь сказать что-то другое, оно перестраивается и звучит немного неграмотно. Я поняла, что в аудитории мы привыкли говорить, как пойдёт, а перед камерой всё должно звучать абсолютно правильно.

Первое время было страшно выходить из дома, да и семья моя протестовала. Но меня успокоило, что на площадке есть врач, и нас каждый раз проверяют. Они контролируют, чтобы мы не толпились в одном пространстве и следовали строго по графику.

Трудно подбирать интересный материал для видео, который был бы понятен для русских классов. С текстами легче – их можно самостоятельно адаптировать, а с видео так не получится. Однажды я принесла запись со словами назидания Абая, как мне казалось, нормального качества, а команда сказала, что она не пойдёт. Начинаешь по-новому смотреть на многие вещи, приходится учиться разбираться в качестве фото, видео, звука, чтобы не было скрытой рекламы… То, на что не обращаем внимание на уроке, на телевидении оказывается очень важно.

Иногда на один урок уходит много дублей, у некоторых это может занять два часа. Бывает, готовишься, а там читаешь текст - и вдруг интонация не та. Или в горле запершило. Или не можешь выговорить простое слово.

Ещё переживаю о мнении моих коллег. Я веду семинары и тренинги для учителей на тему того, как работать по обновлённой программе. Если я, как тренер, проведу занятие плохо, что обо мне подумают те, кого я учу преподавать?

- Как вы адаптируете задания под формат телеурока?

-  Коллеги рассказывают и показывают, как их дети занимаются по моим урокам. Однажды мне сообщили, что ребёнок не успевает читать текст на экране. Для старших классов положен больший объём, но для телеурока он не подходит: мы не можем дать много времени для того, чтобы с экрана читали. Текст сокращается до 150-200 слов. Другая сложность в заданиях по тексту: ребёнок сразу не запоминает весь текст, поэтому не может в конце ответить на вопросы, касающиеся того, что было в начале. И я стала давать вопросы после каждого блока текста.

- Проект будут продлевать после карантина?

- Идут разговоры об этом. Возможно, летом мы будем снимать на случай второй волны пандемии осенью. Особенно хорошо это для тех, кто живёт в отдалённых аулах. Там даже Интернета нет, и единственный доступ к обучению у них сейчас – это телевидение. Мне кажется, надо дальше развиваться в этом ключе. Слышала отзывы от родителей про то, что учитель математики с телевизора объяснил его ребёнку тему лучше, чем школьный. К тому же это важно исследовать. Вот ребёнок сидит час у экрана – насколько хватает его концентрации? Нужно разрабатывать отдельную методологию…

Что для Вас означает 9-е мая?

  • 1. Всеобщий день траура по погибшим в ВОВ

    379
  • 2. День Победы Советского народа над немецко-фашистскими захватчиками

    2804
  • 3. Окончание второй Мировой войны

    172
  • 4. Нерабочий день в мае

    154
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 3509

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи