Опубликовано: 14200

Отечественная феминистка призналась, почему в Казахстане невозможно искоренить домашнее насилие

Отечественная феминистка призналась, почему в Казахстане невозможно искоренить домашнее насилие Фото - zviazda.by

Почему домашнее насилие в Казахстане стало нормой и даже романтизированным явлением? И как опыт кочевого периода в казахстанской истории может поспособствовать разрешению ситуации?

На прошлой неделе ТАСС опубликовал данные опроса портала "ЛедиMail.ru". Согласно им, 56 процентов опрошенных женщин рассказали, что подвергались домашнему насилию. При этом 86 процентов респонденток продолжали отношения со своими партнерами после инцидентов.

"В целом примерно каждая вторая женщина (56 процентов) подвергалась в том или ином виде домашнему насилию. Интересно, что, несмотря на это, 86 процентов девушек продолжали отношения со своими партнерами", - говорится в результатах опроса.

Опрос проводился с 5 по 11 июля среди 13,6 тысячи женщин от 18 до 55 лет. И кроме женщин из России и Беларуси, в опросе приняли участие казахстанки.

Но насколько критичны вышеописанные цифры? И почему проблема домашнего насилия в Казахстане по-прежнему остается очень острой и актуальной? На эти и другие вопросы корреспонденту медиа-портала Caravan.kz ответила казахстанская феминистка, правозащитница и активистка движения #НеМолчиKZ Йоханна АКБЕРГЕНОВА.

Йоханна Акбергенова

 Йоханна Акбергенова. Фото - Из личного архива

 

- В Казахстане тема домашнего насилия является очень острой. Всегда была и останется таковой ещё очень долго. По официальным данным, ежегодно в Казахстане около 300-350 тысяч женщин заявляют о домашнем насилии, или, другими словами, насилие происходит в каждой шестой семье. По неофициальным данным, жертв всегда больше. В случае Казахстана может быть в 10 раз больше (как и в делах с изнасилованиями). То, что с 2009 года 12 раз вводили правки в закон о домашнем насилии, не говорит о том, что эти правки работают на благо жертв. Эти правки ходят вокруг да около, но главная проблема не решается. А главной проблемой является отселение агрессора с совместной с жертвой жилплощади. К примеру, Запад в отношении домашнего насилия суров: избил жену/родителя/ребёнка - агрессора выселяют вплоть до лишения имущественных прав на жилье, даже если это жилье - на 100 процентов собственность агрессора. Поэтапно это выглядит так: по решению представителя закона, агрессора могут выселить с его жилплощади сроком до трех лет. Дальше дело за решением суда - если у пары/семьи есть дети, то в первую очередь суд рассматривает права детей. Даже если жилье полностью принадлежит мужу-агрессору/отцу-агрессору, он может лишиться своей собственности. Она переходит в распоряжение жены до того момента, пока дети не достигнут совершеннолетнего возраста - в разных штатах он установлен по разному. Поэтому там мужья/любовники сто раз подумают, прежде чем замахнуться на супругу/любовницу. У нас, наоборот, жертва, нередко с детьми, вынуждена скитаться по приютам, шелторам и родственникам. А когда родственники говорят, мол, погостила и хватит, или "ты хочешь, чтобы дети без отца росли?", за неимением своего угла и общественного осуждения жертва с детьми вынуждена возвращаться к агрессору, где вскоре все снова повторяется.

- 86 процентов женщин в странах бывшего СССР не рвут отношения, несмотря на домашнее насилие. На наш взгляд, цифра довольна критична. Но в чем, по-вашему, главный корень зла?

- Исходя из своего правозащитного опыта и знания о различных формах насилия, гендерных законов не только нашей страны, но и передовых стран, я не могу сказать, что цифра критична. Опросы подобного плана подразумевают, что женщины не рвут отношения после первого, второго, третьего тревожного сигнала. 86 процентов женщин прощают, дают шанс любовникам/мужьям. Проблема домашнего насилия живет и процветает за счет нескольких причин. Попробую их обозначить.

Во-первых, это воспитание. Патриархальная среда воспитывает девочек с позиции послушания, а мальчиков с позиции силы, то есть с установкой, что для мальчика и мужчины применять силу в любых ситуациях нормально (сила есть, а ум, этика, эмпатия - это как второсортные понимания).

Во-вторых, это давление на женщин со стороны всех. Наши женщины очень зависимы от мнения других (родственников, соседей, коллег, прохожих). Наших женщин не научили и не учат жить для себя, уважать и любить себя. Их учили и учат жить для детей, для мужа, для репутации семьи.

В-третьих, это слабая правоохранительная система:
1) полиция не работает с делами в сфере домашнего насилия, считая их незначительными;
2) женщины идут на вынужденное примирение из-за декриминализации побоев. Поскольку за домашнее насилие полагается всего лишь штраф, агрессор кулаками заставляет жертву оплатить выписанный ему штраф.

Выходит, что жертва была избита и вынуждена ещё и заплатить за это из собственного кармана. Как думаете, станет жертва повторно обращаться в полицию после такого? Государство сделало все, чтобы зарабатывать на всем подряд. Повсюду штрафы. И даже профилактика сводится к штрафам. В Европе агрессор в рамках профилактики должен пройти 26 часов у психотерапевта, иначе он останется в СИЗО, а дальше отправится в тюрьму.

- То есть в значительной мере напряженность положения вызвана недостаточной серьезностью законодательной власти в рамках этого вопроса? Вообще можно ли сказать, что казахстанские законы по отношению к насильникам чересчур мягкие? 

- Современные казахстанские законы - это рай для насильников и агрессоров/абьюзеров. В кочевой период Казахское право было суровым в отношении насилия над женщинами, хотя понятия тюрьмы не было. За преступление вроде изнасилования отвечал весь род, то есть мужчины знали, что ответственность понесут не только они, но и их родные. Сегодня в судах мы наблюдаем, как родственники насильников давят и нападают на жертв, выгораживают агрессора. Для наших предков-кочевников такое поведение было неслыханной невоспитанностью. В те времена родственники отвечали вместе с насильником, это был позор не для жертвы, а для насильника и его рода. Никто не спешил породниться с таким родом, вплоть до исчезновения такого рода. В период советской власти произошла подмена понятий, а после развала Союза ситуация дошла до романтизации криминальных норм. И сегодня считается приемлемым защищать своего сына, брата, мужа, совершившего насилие, или выходить с высоко поднятой головой и книгой, отсидев за коррупцию.

- А если проводить параллель, можно ли предположить, что казахстанские женщины намного терпеливее, чем, к примеру, женщины в той же России? Если так, то чем это обусловлено: менталитет, воспитание или же что-то другое?..

- С россиянками сравнивать будет неуместно, поскольку они находятся примерно в такой же ситуации, по уши в насилии, как и мы, казахстанки. Куда уместнее сравнивать казахстанок, например, с француженками или норвежками. Остановимся на статистике во Франции. Ежегодно во Франции, где проживают 66 миллионов граждан/ок, в результате домашнего насилия погибают около 130 женщин. Ежегодно в Казахстане, где проживают 18 миллионов человек, погибают, по данным ООН, примерно 400 женщин, а по официальным данным, около 130 женщин в результате домашнего насилия. Но даже если ООН притягивает эти данные за уши, у нас 130 убитых на 18 миллионов населения и 130 убитых на 66 миллионов населения Франции. Чувствуете разницу?..

Также можно вспомнить прошлогоднюю статистику, согласно которой в Казахстане было совершено 144 убийства в семейно-бытовой сфере. В этой же сфере было зарегистрировано 12 покушений на убийство, 7 убийств в состоянии аффекта, 6 убийств при превышении пределов самообороны, 5 причинений смерти по неосторожности и 350 случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Это означает, что ежегодно около 350 казахстанских женщин становятся лицами с инвалидностью. На чьи плечи ложатся эти 350 женщин? Пособие, пенсия, реабилитация? Это все с карманов налогоплательщиков. Выходит, что муж искалечил жену, а мы, налогоплательщики, должны до конца содержать этих женщин. А муж при этом получает год условно. 

- Дабы подытожить наш разговор, скажите, какие меры будут самыми эффективными, чтобы по максимуму и навсегда искоренить понятие «бьет - значит любит» из общественного сознания?

- Нельзя допускать насилия с рождения детей. Воспитание - это первый шаг. Когда детей перестанут бить в образовательно-воспитательных целях, они вырастут с осознанием, что насилие - это не инструмент и есть другие выходы для решения вопросов и конфликтов. Нужно перестать вбивать в головы мальчиков, что сила и насилие - это круто, нужно перестать вбивать в головы девочек, что их место только на кухне и в спальне. Мальчики имеют право плакать, потому что они люди, и от слез их пол не изменится, зато понизится вероятность умереть от сердечно-сосудистых заболеваний в 40 лет. Пока для нашего общества является нормой бить ребёнка, проявлять насилие и агрессию в присутствии ребёнка. Пока это не перестанет быть социальной нормой, мы не искореним насилие, - сказала Йоханна Акбергенова в заключение.

В последнее время в Казахстане участились случаи нарушений ПДД с электросамокатами. С чем это связано?

  • 1. С увеличением количества этого вида транспорта в нашей стране

    88
  • 2. С аномальной жарой

    38
  • 3. Водители и пешеходы не признают электросамокат за самостоятельный вид транспорта

    135
  • 4. Пользователи электросамокатов не знают правила ПДД

    263
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 524

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров