Опубликовано: 61000

"Он был батей": как российские СМИ отреагировали на смерть легендарного Кара-майора

"Он был батей": как российские СМИ отреагировали на смерть легендарного Кара-майора Фото - mod.gov.kz

Сегодня в алматинском Доме армии пройдет прощание с Борисом Керимбаевым.

На днях Казахстан облетела трагичная новость. Ветеран афганской войны, командир 177-го ​отряда специального назначения, легенда Вооруженных сил Казахстана, полковник в отставке Борис Керимбаев скончался 12 февраля 2019 года. Он ушел из жизни после продолжительной болезни.

Важно отметить, что фигура Бориса Тукеновича была очень знаковой не только в Казахстане. На его кончину отреагировали и в России, в связи с чем медиа-портал Caravan.kz приводит некоторые выдержки из публикаций российских СМИ, связанных с памятью о Кара-майоре.

 

"Жаль, что он не стал генералом и Героем Советского Союза..."

Прозвище Кара-майор, что в переводе означает Черный майор, Борис Керимбаев получил в Афганистане. Он командовал мусульманским батальоном, в котором служили казахи, таджики, узбеки и киргизы. Душманы называли их дикими, сообщал МИР24.

- Это был достаточно неразговорчивый человек. И больше о том, какой он «батя», мы узнавали от его бойцов. Я жалею вот о чем. О Тукеновиче можно много чего рассказывать, но я жалею, что он не стал генералом, что он не окончил академию. Ему просто не дали это сделать, и я жалею о том, что он не стал Героем Советского Союза,поделился президент союза «Боевое братство Казахстана» Сергей Пашевич.

После вывода войск из Афганистана Борис Керимбаев продолжил активную военную деятельность и даже на пенсии передавал свой опыт молодому поколению, встречался с сослуживцами. Совсем недавно его навестил министр обороны Казахстана.

«Он пользовался огромным авторитетом среди военнослужащих, не только афганцев, в целом всех военнослужащих, и не только Казахстана, но и других стран на всем постсоветском пространстве. Поэтому мы все очень скорбим и выражаем соболезнования семье и близким. Три дня назад я навещал его в Алматинском военно-клиническом госпитале министерства обороны. Мы поговорили хорошо, тепло», рассказал министр обороны Республики Казахстан Нурлан Ермекбаев.

Последние годы Борис Керимбаев болел, но, несмотря ни на что, продолжал работать.

«Я рано или поздно уйду, от этого я не застрахован. А сидеть и ничего не делать, не приносить пользу – это быть пустым местом, бессмысленная жизнь», – говорил Борис Керимбаев.


 

Из воспоминаний Кара-майора об Афганистане

Бойцы спецназа в России и Казахстане вспоминают легендарного сослуживца Бориса Керимбаева, скончавшегося накануне. Керимбаев был первым командиром и создателем второго мусульманского батальона (177-й отряд спецназа) в ВС СССР – подразделения, выполнявшего в Афганистане самые сложные задачи. Деловая газета "Взгляд" решила вспомнить, как легендарный комбат заслужил свою репутацию.

Слева направо М.Атаев, Б.Керимбаев, Мухитдинов, М.Амелин, С.Силаев, М.Бекбоев

Слева направо М. Атаев, Б. Керимбаев, Мухитдинов, М. Амелин, С. Силаев, М. Бекбоев

После успешного штурма дворца Тадж-Бек в Кабуле силами 154-го отдельного отряда спецназначения (ооСпН) руководство ВС СССР и ГРУ ГШ приняло решение о формировании еще двух подобных отрядов. Один из них был сформирован в Среднеазиатском военном округе на базе 22-й отдельной бригады спецназначения (обрСпН) в Капчагае. Другой – в Закавказском военном округе на базе 12-й обрСпН в городе Лагодехи.

Первоначальная направленность 177-го ооСпН была на действия в Китае, поэтому для его комплектования набирались уйгуры. Личный состав набирался из мотострелковых и танковых частей САВО с учетом национальных требований. Среди них было:

– знание языков, в первую очередь уйгурского, узбекского, таджикского. Поэтому, учитывая предполагаемые предстоящие задачи, 50–60 процентов личного состава были уйгурами;

– хороший и отличный уровень физической подготовки;

– хорошее владение оружием и техникой, находящихся на вооружении войсковой части.

Вопрос назначения командира части был одним из наиболее важных. На должность рассматривалось 4–5 офицеров. После собеседования с начальником разведки и командующим САВО выбор пал на майора Керимбаева.

Из автобиографии Керимбаева:

"Я, Керимбаев Борис Тукенович, родился 12 января 1948 года в с. Прудки Джамбульского района Алматинской области. После окончания средней школы поступил в 1966 году в Ташкентское высшее командное училище им. В.И. Ленина. Окончил его в 1970 году и был направлен для прохождения службы в ГСВГ (Группу советских войск в Германии). В течение трех лет проходил службу в должности командира мотострелкового взвода. В 1973 году был назначен командиром разведывательной роты. В 1975 году заменился в КСАВО, на должность командира разведроты. В 1977 году был назначен заместителем начальника штаба, позднее – командиром мотострелкового батальона в/ч 52857 в г. Темиртау. В 1980 году был оформлен в 10-м управлении Генштаба для загранкомандировки в Эфиопию в должности советника командира пехотной бригады".

В январе 1980 года кандидатуру Керимбаева представили начальнику ГРУ ГШ генералу армии Ивашутину. Он лично поздравил его с назначением. Интересны воспоминания Керимбаева об инструктаже одного из офицеров: «Когда голосовали за тебя, Борис, поднимали по одной руке. Если подведешь и встанет вопрос о том, чтобы тебя расстрелять, – по две руки поднимем. Отсюда и делай выводы!».

Видимо, делая выводы, Борис Тукенович прямо в Москве начал подбор личного состава. На олимпийских стройках он навербовал среди военных строителей 300 человек и убыл в Капчагай. Керимбаев вспоминал о начале истории батальона: «Расположение отряда, можно сказать, было приближенным к боевым условиям. То есть только одну роту удалось разместить в казарме, остальные, разбив лагерные палатки, расположились в них. [..] Январь-февраль, холод, снег и т.д. В палатках топили печи-«буржуйки», чтобы воины не замерзли».

В марте отряд был в полном составе выведен на полигон, где началась подготовка. В апреле 1980 года комиссия ГРУ ГШ убедилась, что из солдат-строителей за полтора месяца был создан настоящий боевой отряд. В сентябре 1981 года проверку по боевой и политической подготовке комиссии ГРУ ГШ отряд сдал на «отлично». К этому времени уйгуры уволились в запас, новый личный состав набрали из таджиков, узбеков, казахов и туркменов в соответствии с новыми задачами. После пройденной проверки отряд приступил к подготовке для отправки в Афганистан. Вскоре пришел приказ о выводе отряда на территорию ДРА.

Керимбаев вспоминал: «2 ноября 1981 года часть сосредоточилась в г. Меймене западнее аэродрома. Приступили к развертыванию палаточного городка, организовали охранение и т.д. А 7 ноября душманы решили нас проверить: напали на тюрьму, пытаясь освободить полевых командиров, да и нас прощупать. Они посчитали, что в праздничный день смогут захватить нас врасплох. Однако и тюрьма, и заключенные остались на месте. Мы дали отпор, но при этом понесли первые потери».

Приходилось учиться на ошибках. Расширили зону охранения, а потом и вовсе закопались в землю. Параллельно отряд выполнял боевые задачи. Сопровождал советские колонны на своем участке, выходил в засады. И набирался опыта действий в новых условиях. Борис Тукенович смог установить контакт как с местными властями, так и с населением.

Он перед выполнением задачи, например проводки колонны через зону кишлаков, показывал карту местным властям и просил указать опасные места. Поначалу они с легкостью ставили свою подпись на карте, утверждая, что путь безопасен. Но когда он прокатил их над маршрутом на вертолете, где они воочию увидели готовящиеся засады, то уже более ответственно подходили к этому вопросу. Так Керимбаев убил разом двух зайцев. Сократил вероятность боевых столкновений и потерь и показал, что шурави не желают лишней крови. Постепенно отряд создал и свою агентурную сеть в кишлаках.

После этого отряд был переброшен в Панджшер. В этом ущелье базировался один из наиболее успешных военных лидеров моджахедов – Ахмад Шах Масуд. Местные племена были основной ресурсной базой для комплектования его отрядов. Именно поэтому район Панджшера являлся источником напряженности для всех прилегающих провинций. Для устранения этого источника в мае 1982 года там была проведена армейская операция с привлечением больших сил и средств.

Надо отметить, что в последующем их было несколько. Ущелье было взято, но в борьбе с партизанами захват территории не имеет принципиального значения. Контролировать Панджшер местные власти были не в состоянии. Понимая это, Ахмад Шах заявил, что спустя месяц он снова будет единоличным правителем Панджшера. Чтобы не допустить этого, военное командование решило поставить в Рухе 177-й ооСпН. С точки зрения здравого смысла шаг совершенно неоправданный. Но приказы не обсуждают, а исполняют.

Вспоминает Б.Т. Керимбаев: «При входе в ущелье отряд сосредоточился в районе ночного отдыха для рекогносцировки, уточнения задач, а также нужно было привезти все необходимое для ведения боевых действий в районе ущелья в 35 километрах от населенного пункта Джабаль-Уссарадж. Мы получили здесь подразделение, которое обеспечивало наше движение в ущелье. Оно, кстати, так и называлось – отряд обеспечения движения (ООД). Это были сапёры.

Шаг за шагом, тщательно проверяя дорогу во избежание ошибок, втянули они нашу колонну в ущелье. Этот участок вместе с ними шли и мои саперы, которые к тому времени многому научились. [...]

Несмотря на то что недавно прошла крупная войсковая операция и активное сопротивление врага было подавлено, нас на маршруте встретили засады душманов, а мины были установлены на дороге так часто, что движение техники порой было невозможным. Скорость на всем маршруте была равна скорости продвижения саперов, разведчиков – 4–5 километров в часРоты батальона в ходе боя заняли господствующие высоты, которые впоследствии обеспечивали безопасное расположение отряда и позволяли контролировать действия моджахедов. На господствующих вершинах были созданы сторожевые посты. Люди на постах находились по нескольку недель. Это были вершины с превышением над уровнем моря 3–4 тысячи метров. Сказывался дефицит кислорода, и поэтому при замене состава этих постов солдат приходилось порой нести».

Керимбаев вспоминал: «Вместо одного месяца нас готовили еще остаться зимовать. Проведенные операции в ущелье доказали Льву Панджшера – Ахмад Шаху, что его обещание в течение месяца очистить ущелье от советских войск провалилось. Мало того, офицеры-разведчики добились согласия на переговоры между ГРУ ГШ и Ахмад Шахом. Мне довелось трижды ходить на переговоры с этой группой, так как командующий 40-й армией поставил задачу – решить вопросы по военной линии. [...] В результате переговоров добились, по крайней мере, перемирия на полгода. Война в Панджшере прекратилась. Я думаю, этот шаг сыграл немаловажную роль в сохранении жизней многих советских воинов».

Подполковник Керимбаев Б.Т. вручает боевую награду

 Подполковник Б.Т. Керимбаев вручает боевую награду

 

В общей сложности в Панджшере отряд провел девять месяцев. 8 марта 1983 года он оставил ущелье и вышел в населенный пункт Гульбахор провинции Парван.

P. S.

Как уточняет издание, после Афганистана Борис Керимбаев проходил службу в соединениях специального назначения ГРУ ГШ на различных командных должностях. После развала СССР остался в родном Казахстане и по истечении срока службы вышел в отставку в звании полковника. Поддерживал постоянную связь со своими сослуживцами – ветеранами спецназа из России. Его, как очень уважаемого и заслуженного офицера спецназа, регулярно приглашали на все торжественные мероприятия, связанные с празднованием круглых дат спецназа и ГРУ ГШ.

"Печальная новость о его смерти разлетелась в Сети мгновенно, и все, кто знал этого достойного человека, высказывали друг другу сожаление по поводу его смерти. Только у меня таких сообщений сегодня более двадцати", - резюмировал автор текста Сергей Козлов.

 

"Даже не став генералом, он оставался генералом дня нас..."

Как пишет "Новая газета", задачу Керимбаеву ставили тяжелую: хотя бы месяц продержаться в Панджшерском ущелье против сил боевиков Ахмад Шах Масуда, одного из лидеров исламского общества Афганистана.

«Через это ущелье проходили караванные тропы, откуда в Афганистан поставлялись и наркотики, и оружие, - объясняет президент союза «Боевое братство Казахстана» Пашевич. - Это был очень хороший источник дохода. А тут появился отряд Керимбаева, который не позволял проходить этим караванам. Терялся денежный доход».

Керимбаев не просто удержался на позиции, он сам взял ущелье под контроль - к полной неожиданности превосходящих сил исламистов. Боестолкновения с отрядами Ахмад Шаха шли почти каждый день.

Среди эпизодов из жизни Черного майора известен, например, такой: майор без оружия ходил на переговоры с Ахмад Шахом (смелые маневры отряда Керимбаева затем были описаны в книге другого ветерана Афгана - Амангельды Жантасова. — М.Е.).

«За период командования Керимбаева отрядом у него были самые маленькие потери, - говорит Пашевич. - Каждая операция прорабатывалась детально, до мельчайших подробностей».

Ахмад Шах Масуд объявил награду за голову советского командира - пять миллионов долларов, но отряд Черного майора стоял в ущелье намертво.

Примерно через восемь месяцев Масуд вступил в переговоры с СССР. Перемирие, отмечает Пашевич, заключили примерно в конце 1982 - начале 1983 года, но точной даты не сохранилось. По его словам, даже при выводе советских войск из Афганистана на подконтрольных Ахмад Шаху территориях в колонны практически не стреляли: «Они соблюдали этот договор до последнего». Условием перемирия со стороны Масуда был отзыв 177-й дивизии спецназа из ущелья. Вместе с Кара-майором Керимбаевым.

Прозвищем Кара-майор (в переводе с казахского «кара» — «черный») своего командира называли бойцы 177-го отряда. «У него мать украинка, а отец казах, - писал в своей книге афганец Жантасов. - А он сам получился такой смуглый, чуть ли не как эфиоп. К тому же в имени одного из наших злейших врагов тоже было слово «кара». И вот так получилось, что Кара-майор привязалось к нашему командиру».

После отставки «по здоровью» в 1992 году Керимбаев вернулся в родной Казахстан, где работал сначала в республиканском управлении гражданской обороны, а после участвовал в ветеранском движении афганцев. Был директором Фонда строительства мемориала погибшим в Афганистане в Алма-Ате. По воспоминаниям Сергея Пашевича, Керимбаев часто бывал в частях Алма-Атинского гарнизона, а когда в Казахстане формировали миротворческий батальон, Черный майор непосредственно участвовал в этом и общался с солдатами.

Незадолго до смерти Керимбаеву - уже лежащему в больнице - министр обороны Казахстана вручил «Золотую сову» за заслуги перед военной разведкой Казахстана. У Черного майора были и другие награды: орден Красного Знамени, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени и «Айбын» I степени (орден Доблести). Но генералом Черному майору стать не дали.

«Не дали ему окончить Академию имени Фрунзе, - объясняет Пашевич. - Но, даже не став генералом, он оставался генералом дня нас, в нашем афганском движении. Прежде всего он был батей - для своих солдат и для нас. Всегда был незлобив, и всегда к нему можно было подойти спросить совета, за что наши ребята его и уважали».

Напомним, прощание с Керимбаевым пройдет в Доме армии в Алматы 14 февраля. В этот же день состоится митинг у памятника воинам-афганцам.

О жизни Кара-майора написано много статей и книг. В 2017 году о нем сняли документальный фильм «177-й отряд... от Капчагая до Кабула».

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

кайрат 17 февраля

Десантники генерал-майора Кайдара Каракулова (а ранее генерал-майора Алмаза Джумакеева) ни на секунду не оставляли его одного, дежурили посменно и вместе с его супругой Раисой Артемьевной и дочерью помогали военным врачам его выхаживать. Лекарства необходимые доставали, поддерживали как могли, переживали. Благодарю Вас, бойцы!!!

НО....Тот же десантник, полковник, начальник штаба ДШВ СВ РК на митинге в Алматы 15 февраля 2019г. понизил полковника Керимбаева Б.Т. до звания "гвардии подполковник", а боевые действия ОКСВА 1979-1989г.г. - назвал читая по бумажке..."НЕЛЕПОЙ ВОЙНОЙ."

Нелепая война - нелепый подвиг-нелепые смерти- нелепые герои-нелепая слава ????

И такие "нелепые" НШ ВШВ СВ ВС РК руководят и командуют!!!!

Назарбаев поздравляет и соболезнует!!! Мо РК соболезнует и поздравляет!!! А их подчиненный оскорбляет и унижает!!! Простые войны - интернационалисты возмущались и гудели в толпе , а стоявшие рядом с горе-полковником "афганцы" С. Тауланов, С. Пашевич, А. Сармолдаев, А. Кожахметов, А.Амраев, М. Абдушкуров и зам. акима г. Алматы трусливо промолчали....Трусливые ветераны - трусливое Правительство! Так кажется о кабинете министров говорил Елбасы???