Опубликовано: 39100

Кто будет защищать Владислава Челаха после смерти его адвоката Серика Сарсенова

Кто будет защищать Владислава Челаха после смерти его адвоката Серика Сарсенова Фото - иллюстрация caravan.kz

В ночь на 23 марта на 66-м году жизни после тяжелой и продолжительной болезни скончался известный казахстанский адвокат Серик Камбарович Сарсенов.

Серик Сарсенов известен по многим громким делам, но особенно запомнился казахстанцам по резонансному делу пограничника Владислава Челаха, получившего пожизненное заключение за убийство 15 человек на погранзаставе Казахстана «Арканкерген» в мае 2012 года.

Многих неравнодушных людей волнует вопрос: какая судьба теперь ждет Владислава Челаха после кончины Серика Сарсенова?

На вопросы корреспондента медиа-портала Caravan.kz по этому поводу ответил правозащитник Василий Резван.

- Василий Александрович, скажите, есть ли теперь у Челаха шансы на освобождение или смягчение приговора?

- Во-первых, хочу выразить соболезнование семье безвременно скончавшегося адвоката Серика Камбаровича.

Я совместно с адвокатом Тулегеном Берликожановым лично встречался с Сериком Камбаровичем, мы разрабатывали план защиты Челаха. С Сериком Камбаровичем мы встретились, когда Владислав Челах был на судебной экспертизе. Тогда мы с Берликожановым и Сарсеновым выработали разные подходы к делу, но наши мнения по поводу ведения защиты с Сериком Камбаровичем разошлись. В перспективе получилось то, что и предсказывали мы: стратегия, которая была выбрана другой стороной, в корне неправильная, потому что Челах получил пожизненное лишение свободы, и все инстанции ему практически отказали. Кроме того, осужденный по совету нашего оппонента отказывался от всего, кроме статей по поджогу и мародерству. Хотя мы предложили Челаху через адвоката Берликожанова другую стратегию защиты через покаяние перед родственниками убитых, то есть мы все равно бы его продолжали защищать.

Если Владислав пойдет по пути, о котором я говорил, то у него есть шанс на смягчение приговора. Раз в 25 лет, согласно законодательству РК, пересматриваются судебные решения. Это возможно сделать по ходатайству генеральной прокуратуры и так далее. И правозащитники в случае положительных встреч с осужденным могут добиться пересмотра этого дела в связи с новыми обстоятельствами. Челаху нужно идти через покаяние.

- Сарсенов обращался с жалобой в Комитет ОНН по правам человека, чтобы Челаха оправдали хотя бы по некоторым статьям (его обвиняют по восьми статьям УК РК). Как вы думаете, будет из этого толк?

- Надеяться на Комитет ООН по правам человека - это стратегически неправильно, поскольку конвенция, которую подписал Казахстан именно по Комитету ООН, звучит так, что при рассмотрении дела по существу – было преступление или не было – право решать принадлежит национальному законодательству.

Мы сразу выразили сомнение, что эта жалоба как-то поможет самому Владиславу. На тот момент я имел доверенность и от матери Челаха, и от его деда, но, когда наши позиции разошлись и выбрана была стратегия защиты, которую предложил Серик Камбарович, мы (адвокаты и я) эту доверенность вернули по почте. Если сейчас родственники захотят обратиться к нам, мы всегда будем помогать, несмотря на то что когда-то было написано или сказано. В то время был создан целый штаб по защите Владислава Челаха. Над этим делом они работали до июня 2012 года, а с июля того же года уже по приглашению Фонда Сороса и Национального бюро по правам человека был приглашен Серик Камбарович.

Когда Челаха уже привезли в СИЗО Талдыкоргана, к нему подошли два адвоката - Серик Сарсенов и Тулеген Ержанович Берликожанов, причем Владислав давал им совершенно разные показания, и каждый из адвокатов предлагал ему свою стратегию развития дела. В итоге теперь он получил пожизненное. Я считаю, что осужденный выбрал неправильную степень защиты. Мы с Берликожановым сказали Владиславу: если он выберет нашу степень защиты, у него была бы перспектива смягчения наказания, это было бы намного меньше, чем 20 лет. А если нормально работать с родственниками и со СМИ, а также прилюдно попросить прощения у близких погибших, то у Челаха был бы шанс на смягчение наказания. Был бы суд присяжных, мы предложили бы работу со священниками, а в данном случае и церковь шла бы на его защиту, но при условии, что это все должно было быть публично и без вмешательства всякой политики.

- Получается, Владислав Челах должен был бы публично извиниться за преступление, которое он, возможно, и не совершал?

- В данном случае я не представитель церкви, я юрист, который руководствуется фактами. А за эти годы ни одного следа не нашлось, это не перевал Дятлова. Если бы сейчас было военное время и в руках Челаха был бы пистолет командира части, его бы расстреляли без колебаний.

- А вы поддерживаете отношения с матерью Владислава - Светланой Ващенко?

- С тех пор нет, потому что позиции защиты разошлись. Она очень надеялась на Комитет по правам человека. Я ей тогда говорил, что, согласно конвенции, это бесперспективно. Я пытался, как мог, объяснить маме Челаха, что позиция адвоката Сарсенова проигрышная, но она меня не слышала.

- Но у вас же нет сомнений, что Челах не убийца?

- Я, не скрывая этого, заявлял об этом телеканалу «КТК». Почему я вернул доверенность? И об этом мы сказали сразу на первой встрече через адвоката, что мы будем защищать его в любом случае, что бы не произошло.

КСТАТИ: адвокат Тулеген Берликожанов, который входил в число юристов, подключенных к защите Владислава Челаха в 2012 году, от комментариев по данному вопросу отказался.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи