Опубликовано: 7200

Как в Казахстане теряются не только туристы, но и их деньги

Как в Казахстане теряются не только туристы, но и их деньги Фото - GOV.KZ

Туристический сбор, отмененный в республике в конце прошлого года после многочисленных жалоб со стороны не только путешественников, но и представителей туристического бизнеса, до сих пор вызывает много вопросов. Особенно в отношении того, куда, на что и, главное, как были использованы налоговые трансферты, под которые попало определение bed tax.

В этом разобрался корреспондент медиапортала Сaravan.kz.

Напомним, в прошлом октябре в ходе очередного брифинга в СЦК на тот момент вице-министр туризма и спорта РК Ержан Еркинбаев сообщил о том, что было принято решение «прекратить действие bed tax», которое предусматривало взимание с каждого иностранного туриста, останавливающегося в отеле, определенной суммы, что в дальнейшем поступала в бюджет региона.

"Мы приняли решение о том, что необходимо прекратить. Bed tax создает неудобства как для отечественного бизнеса, так и для прибывающих иностранных туристов. Несмотря на то, что до сегодняшнего дня с момента внедрения bed tax по стране было собрано около 500 миллионов тенге", - подтвердил он. Добавив, что «в будущем, ввиду многочисленных неудобств, вряд ли это будет возобновлено».

Хотя ранее им же в ходе заседания коллегии ведомства в начале прошлого года были сделаны предположения о том, что «таким образом, в Казахстане появится альтернативный источник финансирования на развитие регионального туризма, проведение мероприятий, информационных туров, либо строительство инфраструктуры». Причем для эффективного мониторинга поступающих средств Минфином был вроде как разработан отдельный код бюджетной классификации.

"Так, раньше было переживание о том, что деньги, поступающие от bed tax, попадают в общую массу денег акиматов, и непонятно, куда их тратят. Но в данном случае Минфин определил отдельный код бюджетной классификации. И маслихаты, и общество всегда смогут четко отслеживать, какое количество денег получил акимат от туристских взносов, чтобы в следующем году их можно было тратить именно на нужды туризма" , - предположил Еркинбаев.

Вот только ничего подобного никто отследить не смог – ни общественность, ни эксперты. Более того, как рассказала Caravan.kz эксперт по госбюджету Шолпан Айтенова, «в республиканском бюджете РК нет такой статьи, которая бы указывала точное направление движения финансов, как это было, скажем, в советское время, когда налоговые поступления, получаемые, например, за счет эксплуатации дорожного полотна, шли, в конце концов, на его дальнейшее поддержание». Более того, подобным трансфертом любого направления местные исполнительные органы имеют право распорядиться так, как посчитают нужным, исходя из нужд региона, города, аула и т.п. И вовсе не будучи обязанными тратить поступившее финансирование именно на туризм.

Также, по словам того же Ержана Еркинбаева, «согласно прогнозам, по итогам 2023 года в регионах должно было накопиться не менее 2,5 миллиарда тенге». О чем он во всеуслышание заявлял в январе 2023 года. Однако осенью называлась уже более скромная цифра – 500 миллионов тенге, а вице-министр туризма и спорта посетовал, что «главной ошибкой было оставлять собранные деньги в бюджете регионов». Пусть даже и предназначались они именно для развития этих самых областей.

Между тем во время действия налога Казахстан вроде как посетило более 800 тысяч туристов, а ставки действовали более чем в 30 крупных туристических локациях республики. Соответственно, не совсем понятен размер заниженной до 500 миллионов суммы. Наш портал решил уточнить цифру, направив официальный запрос в Министерство туризма и спорта РК, откуда пришел ответ с еще более странными данными в 636 миллионов тенге, действительными на 10 ноября 2023 года. Неожиданно выросло и количество иностранных туристов – до 928 тысяч человек.

Почему вдруг такое разночтение, да еще на столь немаленькие суммы, цифры и количество посещений? Плюс невозможность подтвердить или опровергнуть информацию о том, что «заработанные» на bed tax средства шли именно на развитие туристической отрасли того или иного туристического объекта, направления, локации?

Тут, пожалуй, можно было бы назвать минимум два фактора.

Первый, как уже говорилось, это то, что законом РК «О туристской деятельности» закреплена норма по зачислению туристического взноса в местные бюджеты для усиления стимула местных исполнительных органов по развитию туристской инфраструктуры  в регионе, проведению мероприятий по продвижению туристского потенциала. Но вовсе не обязывающая их на это тратить.

И – да, почему не был использован обещанный отдельный код бюджетной классификации от Минфина, о котором говорилось выше? Или все это было лишь для красного словца? 

Второй фактор – то, что согласно пункту 3 статьи 11 Бюджетного кодекса «доходы не имеют целевого назначения, за исключением целевых трансфертов». Кроме того, как ответили в Министерстве туризма, «учитывая нормы кодекса, администраторами бюджетных программ являются аппараты акимов и маслихатов соответствующей административно-территориальной единицы». Вот если бы, по словам Еркинбаева, «был центральный фонд, куда бы поступали деньги, тогда можно было бы потратить их на рекламу туристического потенциала страны» .

А кто мешал решить данный вопрос несколько лет назад, продумав его полностью и до конца? Или, как говорили древние римляне – ищи, кому выгодно? 

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи