Опубликовано: 49500

К сожалению, казахский язык остается языком зоны и барахолки – эксперт

К сожалению, казахский язык остается языком зоны и барахолки – эксперт Фото - Колония в Есильском районе СКО. © remarka.kz

Инцидент со сбежавшим от полицейских жителем Тараза получил неожиданное продолжение: беглец извинился на казахском языке и произвел фурор среди пользователей соцсетей. Они потребовали оправдать такого гражданина.

Пятого августа во время этапирования в колонию 26-летний житель Тараза Иван Зозуля сбежал от полицейских, а спустя некоторое время его поймали, и он извинился на видеозаписи:

Напомним, Ивана Зозулю собирались взять под стражу за нарушение порядка нахождения после условно-досрочного освобождения. А ранее мужчина отбывал наказание за незаконное хранение оружия и распространение наркотиков.

На днях в группе taraz_life обсудили видео с извинениями преступника, который сбежал из-под конвоя. Жителей Тараза восхитили извинения на казахском сбежавшего из-под конвоя Ивана Зозули

Многие люди в комментариях отнеслись благожелательно и даже просили отпустить парня, отчасти потому, что им понравилось, как он говорит по-казахски:

"Зозуля говорит на казахском. Не ожидала. Даже забыла, что он беглец".

"Ой, да простите этого парня хотя бы потому, что он бегает лучше полицейских и говорит по-казахски лучше некоторых казахов".

"Красавчик - и физподготовка, и казахский язык".

"Любой казах позавидует его чистому казахскому".

"Знает казахский, отпустите".

"Из человека мог выйти прекрасный учитель казахского языка и физкультуры. Жаль, пошел по наклонной".

"Молодец. Если мелкое преступление, то простите его. Главное, что говорит по-казахски, у него бонус".

Отечественный эксперт в языковом вопросе и автор серии книг "Ситуативный казахский" Канат Тасибеков не раз говорил о том, что казахи едва ли не на руках готовы носить человека другой национальности, говорящего с ними на их языке. И инцидент с Зозулей весьма наглядно и красочно подтверждает слова писателя. Только вот противоречивость и даже абсурдность ситуации заключается в том, что восторг общественности дошел до того, что люди готовы простить человеку серьезные преступные деяния лишь за то, что он в своих извинения продемонстрировал умение хорошо изъясняться на казахском языке.

Однако, по мнению господина Тасибекова, реакция людей на эту историю обнажила другую, куда более серьезную проплешину, связанную с языковой темой в Казахстане, о чем эксперт подробно рассказал в интервью корреспонденту медиа-портала Caravan.kz.

- Первое, на что я хотел бы обратить внимание, это то, что если ему сейчас 26 лет, это означает, что он в 17-летнем возрасте был осужден на 10 лет, то есть это очень серьезная статья и очень тяжелое преступление. Второе: то, что он бегло говорит на казахском, свидетельствует о том, что зоны у нас – преимущественно казахскоязычные. Если наука, бизнес, инфополе у нас по-преимуществу русскоязычные, не говоря уже о лакшери-ресторанах, отдыхе и моде, а элитарная и много зарабатывающая прослойка русско- и временами англоязычная, то внизу – толкатели тележек на базаре, зона, торговцы на барахолке – это казахскоязычная среда. К сожалению, вырисовывается такая вот печальная картина.

Что с этим делать и как с этим бороться? Опять же, это вопрос казахского языка, его популяризации, его правильного преподавания, творческого продвижения, создания интересного контента и т.д. 

- Что вы можете сказать о столь неоднозначной реакции общественности на ситуацию с Иваном Зозулей?

- Этот случай в Таразе в очередной раз продемонстрировал, что языковая программа провалена. На деньги, которые были потрачены на нее, мы обучили зону, мы обучили барахолку, но мы не пробились наверх. Исключения единичны. К примеру, Димаш, который пробился за счет своего голоса.

Гротескность ситуации дошла до предела, что люди готовы простить человеку серьезное преступление лишь потому, что он знает казахский язык. Опять же, это подтверждение моих слов о том, что для счастья нужно казаху. И это не мясо, как отвечают многие. Это то, чтобы человек другой национальности говорил на его языке. И все – казах счастлив от этого. И мы свидетели этого. И этот инцидент лишь подтверждает, насколько язык важен, насколько большое значение ему придается, даже подсознательно и непроизвольно.

Если хотите знать, есть отчет комитета языков за прошедший период и план на 2020-2025 годы. За 2020 год якобы 90 процентов населения овладели казахским языком, в 2021-м будет 91 процент, в 2022-м – 92, и так далее, до 95 процентов в 2025 году. Очень просто. Но это бред. И это ужас, что на правительственном уровне звучит такая откровенная ложь.

Тогда, получается, ничего удивительного в том, что этот Зозуля вошел в "91 процент говорящих на казахском языке" в 2021 году. А чего здесь удивляться? У нас все же на казахском говорят… Но это же фарисейство и бред сивой кобылы. А для того, чтобы исправить ситуацию, нужно представлять истинное положение вещей.

- А о чем еще, на ваш взгляд, говорит этот инцидент?

- Этот инцидент показывает еще и то, насколько важен языковой вопрос, насколько он раскалывает общество, насколько прочно он засел в сознании людей, что когда преступник, в 17 лет осужденный на 10-летний срок заключения и сбежавший из тюрьмы, получает одобрение лишь за то, что он говорит на государственном языке. Но это же просто ужас. А еще этот случай показывает, что все причитания и порицания, что, мол, казахи недоброжелательно относятся и смеются над теми, кто пытается говорить на казахском, – ничего подобного. Казахи с распростертыми объятиями встречают человека – особенно другой национальности, – который говорит или пытается говорить на казахском языке.

Кстати, я встречал иностранца, который, отсидев срок в казахстанской колонии, вышел оттуда и овладел казахским языком на достаточно хорошем уровне. Поэтому то, что колония учит казахскому языку, – это абсолютный факт.

Я сам везде говорю на казахском. И на своей шкуре я ощущаю, что, когда ты говоришь на казахском, ты в глазах окружения становишься на ступеньку ниже, отношение к тебе меняется, становится пренебрежительным. Это я испытываю на себе.

- К какому выводу можно прийти после вышесказанного?

- Хотим мы этого или нет, но пока казахский язык остается языком барахолки, колонии, грязного непроизводительного труда и т.д. Это язык бедных. Как это положение исправить? Это большой комплекс вопросов, который должен решаться творчески и новыми подходами, а не так, как это делается сейчас.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи