Опубликовано: 37600

Этнический кореец, ставший «казахом»: Когда русского языка слишком много, это мешает выучить казахский

Этнический кореец, ставший «казахом»: Когда русского языка слишком много, это мешает выучить казахский Фото - Фото с Chocolife.me

Как кореец из Ташкента решил выработать собственную методику быстрого овладения сразу тремя языками с нуля.

Врач-гастроэнтеролог из Астаны корейского происхождения в интервью Central Asia Monitor рассказал о том, как стал «казахом», разработав собственную ускоренную методику изучения иностранных языков, в том числе и казахского.

Владислав ТЕН родился в 1981 году в Ташкенте. С детства по примеру мамы хотел стать врачом. Юноша был призером химических олимпиад, увлекался техническими науками, соорудил дома свою лабораторию, а гуманитарные предметы не любил, с языками вообще было плохо. Но когда учился в медицинском институте, Тен плотно взялся за них, потому что хотел работать в иностранной клинике.

- Так как приступил к этому очень поздно (мне шел уже 21-й год), то решил выработать собственную методику быстрого овладения сразу тремя языками с нуля. Английский – понятно, почему: вся передовая научная литература пишется на нем. Узбекский – потому что 90% моих пациентов были коренными жителями Узбекистана, и мне, чтобы правильно ставить диагнозы и стать востребованным врачом, нужно было говорить на одном с ними языке. Для изучения корейского тоже были причины. Сам я - родившийся в СССР этнический кореец. В семье у нас был моноязык – русский, но каждый уважающий себя человек должен знать язык предков, тем более что стажировался я в клиниках Южной Кореи, - сказал Тен.

В Астану Владислав приехал по приглашению отца в 2009-м, а в 2010-м он перебрался сюда окончательно.

- О Казахстане к тому моменту знал только то, что здесь живут казахи. О том, что в республике существует какая-то языковая проблема, и не подозревал. Я-то думал, что приеду и, общаясь с местными, сразу выучу казахский. Но неожиданно для себя оказался в городе, где, оказывается, есть немало людей, не знающих родного языка. Для меня это был нонсенс, потому что в Узбекистане я не встречал ни одного узбека, не владеющего узбекским, - констатирует Тен.

Решив овладеть государственным языком, Тен быстро, на одном дыхании, прочел учебник по грамматике. Сделать ему это было нетрудно.

- Да, устная казахская речь очень сильно отличается от узбекской в силу разницы в звуковой системе, но грамматики двух языков схожи. Словом, в целом я казахский немного понимал, - добавил Владислав. - Почему я быстро выучил узбекский? Потому что заставил себя проникнуться духом того народа, среди которого жил. Приехал в Казахстан – и поступил так же: стал интересоваться культурой, историей, бытом казахов - и язык пошел как по маслу.

Как подчеркнул Тен, его волнует и другая проблема:

- Казахское общество разделилось на две части – казахскоговорящих и русскоговорящих, на нагыз- и шала-казахов. Но, извините, кем же в таком случае буду я - кореец, говорящий на казахском? Какой я - чистый или нечистый? И как называть тогда кызылординских русских или корейцев, ни в чем не уступающих нагыз-казахам в знании государственного языка? И кем, к примеру, будет журналист и общественник Максим Рожин, который по-казахски говорит лучше, чем по-русски, потому что вырос среди казахов.

При этом Тен считает неприемлемым называть одних настоящими, а других – ненастоящими представителями своей нации.

- Когда русскоязычные казахи пытаются заговорить на родном языке, то почему-то натыкаются на сопротивление и неприязнь со стороны его носителей. И тогда они, уязвленные таким отношением, говорят, что могут обойтись без него, что им и с русским языком живется нормально, - добавил врач. - Еще один момент – все, что происходит в Казахстане, должно озвучиваться в первую очередь на казахском языке. То есть государственный язык должен звучать отовсюду. Отказаться от русского языка мы, конечно, не можем, поскольку это язык межнационального общения. Но когда его становится слишком много в нашей жизни, это мешает выучить казахский.

Что касается самой методики Тена, то язык в ней представляется чем-то в роде математической формул.

- Я вывожу своим ученикам математическую структуру языка. И если Канат Тасибеков дает языковую подпитку с помощью языкознания - через фольклор, национальные особенности и обычаи казахов, то я даю теорию казахского языка для иностранцев (русскоговорящих я тоже отношу к ним) на том языке, на котором они привыкли говорить с детства. Нет, я не утверждаю, что у нас в стране страдает теоретическая часть преподавания государственного языка, но я могу разложить его по полкам так, чтобы человек быстро понял, как можно пополнять свой словарный запас. Дело в том, что сейчас люди учат язык хаотично: читают книги, в которых много диалогов, слушают аудиозаписи, но логика от этого не выстраивается. Когда я, например, прошу сказать тех, кто желает улучшить свой казахский: «Я знаю, что ты врач», то начинается! «Мен бiлемiн, что сен врач», «Мен бiлемiн, что сен дарiгерсiн»... А идеальный вариант: «Мен сенің дәрігер екеніңді білемін». Вот в этом и суть: частицы «екенiн» в учебниках грамматики нет. Но, конечно же, вовсе не потому, что их авторы, ученые-лингвисты, не знают о ней. Дело в том, что методика преподавания казахского в Казахстане не рассчитана на иностранцев, до приезда сюда никогда не слышавших этого языка, - отметил Владислав.

В ходе интервью корреспондент САМ также поинтересовался у Тена, почему люди так болезненно воспринимают необходимость выучить язык той земли, где они живут?

- Потому что нас идеологически так настраивали: в великой державе под названием СССР другого языка, кроме русского, не существует. «Узбекский? Не-е, зачем он мне?» - думали мы в детстве. У всех русскоязычных, и у меня тоже, в школе была тройка по этому предмету. Сейчас, открыв свое сердце для других народов, я сумел прорваться через равнодушие и лень. Но – увы! Большинство людей остается на прежних позициях: они считают, что им достаточно русского языка. Процент тех, кто хочет, но действительно не может учить языки, ничтожен, хотя такие тоже есть. Я, например, обучал казахскому известного теледиктора. Она начинала с нуля, кое-что поняла, но быстро «выгорела» и не смогла учиться дальше.

- «Я приехал в город из аула, не зная ни слова по-русски, а сейчас говорю не хуже русских», - говорят некоторые казахи, когда хотят упрекнуть кого-то в незнании государственного языка…

- Это лукавство. У таких нагыз-казахов с детства под рукой был русскоязычный контент. Телевидение ведь почти полностью вещало на русском. Русскоязычный человек потому и не может просто так взять и выучить казахский, что его, этого самого языкового контента, не было. И наоборот: если бы кызылординские и шымкентские русские или корейцы не слышали с детства казахский язык, то они не стали бы казахоязычными.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

socradt 25 июля

Комментарий удален

Закрыть