Опубликовано: 20800

«4 тысячи военных это чиновники»: ЦРУ высмеяли казахстанскую армию

«4 тысячи военных это чиновники»: ЦРУ высмеяли казахстанскую армию

Отгремели пафосные речи на 7 мая и отзвучали громкие тосты про честь мундира. На парадах и смотрах наши вооруженные силы выглядят внушительно, а как дела обстоять с армией РК на самом деле?

В этом вопросе разобрался корреспондент медиапортала Сaravan.kz.

Ребята, давайте жить дружно!

В среднем расходы Казахстана на оборону составляют 1% ВВП. По данным 2022-го года это составило $2,6 млрд. Это нормальный показатель для развитых стран, в которых нет «горячих точек» и высокой вероятности нападения извне. К примеру 1% внутреннего валового продукта тратили на танчики и солдатиков страны ЕС до 2022-го года. Сейчас в Европе, на фоне событий в Украине эти расходы решили увеличить вдвое. У нас пока в мире нет врагов, по крайней мере, официально, но январские события 2022-го года показали, что расходы на армию надо бы увеличить хотя бы на треть. Это как минимум, а в идеале требуется кардинальная реформа.

В январе 2022-го года востановить стабильность в стране удалось только с помощью войск ОДКБ. Сейчас надежд на то, что союзники нам помогут, почти нет.

Прежде Казахстану было выгодно закупать боевую технику у РФ. После февраля 2022-го привычный путь пополнения боевых рядов самолетами, танками и прочими стрелялками стал далек от идеала. В России не спешат делиться с нами запчастями для боевой техники, дескать, самим мало. Кроме того, хоть мы и дружим с Россией, идеальная оборонка страны должна быть максимально независима от соседей. Другими словами, если отношения Казахстана с Россией вдруг обострятся, пусть даже не до вооруженного конфликта, а в результате очередных западных санкций, то наша армия останется совсем голой. По этим же причинам неэффективно покупать оружие у других соседей, вроде Китая или Ирана.

С моря наша страна особенно уязвима, потому на балансе военно-морских есть только несколько патрульных катеров.

Флот - самая слабая сторона вооруженных сил РК.15 патрульных катеров эффективны разве что против браконьеров и контрабандистов.

Плюс ко всему война в Украине показала, что в современных реалиях более эффективными оказываются совсем не те виды боевой техники, на которые армии всего мира делали упор раньше. Больше всего головной боли сторонам вооруженного конфликта приносят не танки с истребителями, а дроны. Их себестоимость в разы ниже, ПВО справиться с беспилотниками сложнее, а шороху такое чудо техники в тылу врага может навести больше.

Козыря в виде ядерного оружия у Казахстана нет уже больше 30 лет.

Американские специалисты из «Института изучения войны» даже подсчитали, что для того, чтобы Казахстан развил собственную оборонку с нуля и стал мощным военным игроком на мировой арене, требуется весь бюджет страны за 10 лет.

Так что единственный вариант для нашей страны, не лезть ни в какие международные разборки и дружить со всеми соседями, как бы они не наглели.

Страшная военная тайна

Оценивать военную мощь страны в процентах от ВВП не совсем верно. Например, в Китае сотой части внутреннего валового продукта хватит на пару авианосцев, а в каком-нибудь карликовом государстве Люксембурга 1% ВВП хватит разве что на ящик патронов.

Итак, чем Казахстан может похвастаться на военном параде.

По данным Military Strength Ranking за прошлый год наша армия занимает 63-е место в мире. Для мирной страны постсоветского пространства показатели довольно неплохие.

Для сравнения среди стран СНГ, где нет «горячих точек» места в рейтинге расположились следующим образом: Узбекистан занял 62-е Туркменистан – 82-е, Кыргызстан – 107-е, Таджикистан – 120-е. Беларуси досталось 60-е место, но из-за опасного соседства с Украиной и явной пророссийской позиции, совсем мирной эту страну назвать нельзя. Там, как минимум требуются большие резервы для укрепления границ.

БТР советского образца сейчас годятся, разве что, чтобы разонять водометами толпы митингующих. Машины бессильны даже перед кустарными "коктейлями Молотова".

В постсоветских странах, где в военном плане неспокойно, армии конечно мощнее. Так Россия заняла 2-е место, Украина – 15-е, Азербайджан – 57-е. Тем не менее, Армения, занимающая 94-е место, как-то умудрялась десятилетиями воевать в Нагорном Карабахе.

С численностью военных в отчётах разных источников творится нечто непонятное. В Минобороны РК заявляют, что наш покой берегут 70 тыс людей в форме, из них 60% это профессионалы, то есть офицеры и контрактники. Шпионы из ЦРУ в своих отчетах говорят, будто в Казахстане всего 40 тысяч военных, а специалисты из Military Balance насчитали всего 39 тыс.

Также Минообороны говорит о 47 тысячах солдат в сухопутных войсках, а ЦРУ утверждает, будто у них есть данные лишь о 25 тыс. Число защищающих казахстанское небо у ЦРУ-шников тоже на 7 тыс. человек ниже, чем в данных Минобороны.

Но все источники сходятся в одном. 4000 казахстанских военных это чиновники.

Столь высокую разницу между официальными данными и отчетами разведки можно объяснить тем, что шпионов интересуют реальные боевые человекоединицы. Они не видят угрозы ни в срочнике, который за всю службу только трижды стрелял из «макарова», ни в штабном писаре.

С техникой тоже все не так просто. У казахстанской армии 237 самолетов, но, по данным того же ЦРУ, только 130 из них пригодны к боевым действиям. Танков на ходу у нас целых 300. Но это немного модифицированные машины советского образца. С 1972-го года, когда в СССР танки приняли на вооружение, это было грозным оружием, способным напугать НАТО одним своим видом. За полвека много изменилось, и сейчас, подбить такой танк сможет и солдат без особой боевой подготовки. Это красноречиво подтверждают события в Украине. БТРов у нас 5172, из них 3362 хот сейчас готовы к бою, а остальные можно починить максимум за неделю. Благо их ремонт не сложен, а запчастей хватает. Но эта техника что-то из себя представляла разве что в 60-ых. Уже афганская война показала, что толку от такой брони мало.

Танк Т-72 за полвека хорошо зарекомендовал себя более чем в 20 войнах. Но прогресс не стоит на месте, и современное противотанковое оружие пробивает толстую броню Т-72, как консервную банку.

Наша гордость на сегодняшний день- бронемашина «Арлан». Многие казахстанцы даже могли видеть это чудо техники, например во время январских событий и на блокпостах в пандемию. Если сравнивать с мировыми аналогами, то «Арлан» слабоват, проходимость у него ниже, чем у конкурентов, броня слабее, управление сложнее. Но это если сравнивать с монстрами, которыми вооружены страны НАТО. В остальном же «Арлан» вполне себе машинка, и что самое главное, производится он в Казахстане, то есть нарушения логистических путей во время международных конфликтов не боится. Вот только обходится «Арлан» казне в $2,5 млн. Сейчас производство наращивается и цену удалось сбить до $1 млн. Но не все так радужно. Самый популярный среди стран НАТО бронеавтомобиль М11-17 стоит всего $800 тыс. Он вдвое превосходит «Арлан» по характеристикам. А давно устарелый в США бронеавтомобиль с характеристиками, точно такими же как у «Арлана» продается по $400 тыс, и покупают такое старье разве, что страны Африки. Если воевать с племенами, где на 20 человек один ржавый автомат, то такая машина грозное оружие. А в реальных боевых действиях, аналогичный металлолом плохо зарекомендовал себя даже в Карабахском конфликте, когда азербайджанская сторона применила его против армянской армии, занимающей в мировом рейтинге 94-е место.

"Арлан" вдвое дороже зарубежного аналога, но это пока единственная боевая техника, которая производится в Казахстане.

А до смерти четыре шага

Впрочем, сам факт наличия сверхсовременного вооружения тоже далеко не всегда является решающим фактором на поле боя. Так во время войны во Вьетнаме, партизаны из джунглей смогли луком и стрелами дать достойный отпор американским воякам. Во время Шестидневной войны 1967-го года силы Объединенной Арабской Республики в разы превосходили силы ЦХАЛ, но это не спасло арабов от потери значительной части территорий.

В этих случаях победить помогла грамотная стратегия и общая сплоченность солдат.

Про то, как у нас дела обстоят со стратегией, сказать сложно. За 32 года независимости Казахстан не участвовал в боевых действиях, не считая малочисленных групп миротворцев. Хотя трагический опыт января 2022-го показывает, что на тот момент стратегии и сплоченности Казахстану не хватило, чтобы противостоять даже толпе погромщиков и пришлось звать на помощь соседей. Но с тех пор прошло уже более двух лет, и, возможно, что-то изменилось.

М 1117 стоит 800 тысяч долларов и вдвое превосходит казахстанский "Арлан".

А вот насчет боевого товарищества…

В 2022-ом году Минобороны Казахстана утвердило программу «Спасти жизнь». Ее целью стала профилактика случаев суицида среди солдат-срочников. По данным военной прокуратуры только за три года в Казахстане погибло 270 военнослужащих. Причиной пятой части этих смертей стали неуставные отношения. Кроме 86 инцидентов, где солдату удалось довести задуманное до конца, за три года зарегистрировано 20 случаев, когда человека удалось буквально вытащить из петли. Причем в эту статистику входят только эпизоды, где попытка суицида привела на больничную койку. Случаи, когда ребятам пришли на помощь в последний момент, чаще всего не выходят за пределы казармы.

Кроме того есть вопросы в «болезням» на которые списали 36% смертей бойцов. С трудом верится, что молодой, крепкий парень, призывной медкомиссией военкомата абсолютно здоровым, вдруг на первом же месяце службы сам по себе обзавелся букетом неизлечимых заболеваний.

А теперь подумаем, если возникнет реальная угроза безопасности страны, будет ли солдат, мучающийся от страшных головных болей из-за того, что его неоднократно лупили табуреткой после отбоя, защищать старшего боевого товарища, который это сотворил?

Там, где пехота не пройдет, и бронепоезд не промчится

Конечно, дедовщина в той или иной степени, в вооруженных силах существовала всегда. Даже Михаил Лермонтов в своих дневниках вспоминал, что во время учебы в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, ему доводилось чистить сапоги и стирать портянки старшим товарищам, а в награду за это он получал только пинки и затрещины.

Но сейчас дедовщина вышла за рамки воспитания «духов» более опытными «старичками». Большинство самоубийств солдат срочников оставили за собой финансовый след. Родные погибших ребят заявляли, что накануне трагедии им часто приходили СМС с просьбой перевести большую сумму денег. То есть, вместо обучения новобранцев «уму-разуму», старослужащие использовали дедовщину как банальный рэкет.

Пока в пользу обороноспособности Казахстана говорит только один фактор- наши бескрайние степи. Если в той же Украине пройтись от поселка в поселку можно за полчаса прогулочным шагом, то у нас для этого нужно трястись не менее часа по бездорожью. Весной и осенью перед непролазной грязью у нас пасуют даже танки, а зимой в степи далеко не курорт.

К тому же войскам необходимо продовольствие, горючее, боеприпасы, медикаменты. С логистикой у нас сложно даже в мирное время, а чтобы доставить единственного больного из аула в райцентр, порой приходится проводить целую спецоперацию с санавиацией.

Если же потребуется перевозить десятки раненных в день, то солдат вероятного противника останется только пожалеть.

Впрочем, у нас так водилось издревле, что местные племена изматывали врагов просто гоняя их по степи. Хотя немного жаль, что за несколько тысяч лет наша обороноспособность практически не изменилась.

В 2019-ом году взрывы на складе боеприпасов в Арысе значительно подорвали доверие казахстанцев к вооруженным силам РК.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи