Опубликовано: 1036

Золотая экспедиция

Золотая экспедиция

“Золотое кольцо Алтая” – так назывался пробный трансграничный тур, охватывающий алтайскую часть России, Казахстана, Монголии и Китая.

“Золотые горы” – именно так переводится с монгольского Алтай.

Природа одарила эту местность как никакой другой кусочек планеты. Золота здесь в избытке в прямом и переносном смысле: золотые недра, золотая природа, золотой климат. Золотая середина континента.

Но долгие годы для западного мира Алтай оставался терра инкогнита. Советский Союз прятал здесь оборонные производства и засекречивал целые города, Монголия жила в скромной самодостаточности. Китай закрывался от мира вековым железным занавесом. Неудивительно, что сегодня этот край стал полюсом интереса туроператоров – свежий, почти нехоженый регион, находка для всех, кто любит туризм, особенно экстремальный и экологический.

Первыми выгоду от имиджа земли-загадки уловили монголы. Доходы в сфере туризма этой страны сегодня составляют уже почти треть всего валового продукта. Следом оживились Китай, Россия, и, кажется, начал пробуждаться Казахстан.

Так что идея тура буквально витала в воздухе – через четыре границы по кольцу вокруг Алтая! Старт – с территории Горного Алтая, финиш – на восточноказахстанском Прибелушье.

У озера

– Половина территории Алтая приходится на Монголию, – рассказала казахстанская участница экспедиции Сауле Темирканова, – треть – на Россию, 12 процентов на Казахстан и 8 – на Китай. Идея отрабатывалась почти пять лет. У россиян она вошла в число инвестпроектов, и в Алтайском крае уже возвели четырехзвездочный отель.

Главным событием на российской части Алтая, по словам Сауле, стала встреча с Телецким озером и его людьми. Бывший алматинский художник Сергей когда-то перебрался на озеро, чтобы писать его первозданную красоту. С тех пор не создал ни одной картины. Потому что “такую красоту не опишешь”!

Другой алматинец, Владимир, уже 20 лет живет на лесном кордоне с женой-алтайкой. Печет вкуснейший хлеб, делает творожные сухарики и подбирает в тайге потерявшихся туристов. Гнаться за синей птицей этим людям не надо, они давно нашли ее.

Еще экспедиция познакомилась с двухметровым индейцем Монтаной – он приехал на озеро проповедовать религию своих краснокожих предков. Сеять в российском таежном углу знания о духах земли, воды, растений, животных…

Под звездой кочевой

А дальше была Монголия. Путь к ней пролегал через горные серпантины в одну колею, абсолютно непроходимую для легковушек. Машины таскали по очереди два газика, 800 рублей за каждый подъем.

Монголия – страна без дорог, дорожных знаков и встречных машин. Здесь говорят: “Раньше двух никуда не приедешь”. И это так же незыблемо, как восход солнца утром и закат вечером. Чужаки могут часами плутать по одной долине вокруг курганов и потом узнать от невозмутимого пастуха, что их “кружат духи”. Зато у каждого монгола в голове словно врожденная система навигации, любой местный житель спокойно ориентируется в горах без компаса ночью в грозу.

Бархатные горы, сады разноцветных камней – и ни малейшего намека на цивилизацию. За день пути можно не встретить ни одной живой души!

Именно это и вызвало бум на туризм в Монголию среди европейцев и американцев. Благополучным буржуа оказались “в кайф” чувство простора, несуетности и глобальной гармонии. С планетой, космосом, с собой.

В Баян-Ульгийском аймаке главная “фишка” для приезжих – охота с беркутами. Редкостное зрелище! Каждый год в октябре 450 местных беркутчи съезжаются на традиционный фестиваль, где выбирают самого ловкого охотника и самую умелую птицу.

При этом в каждой юрте – спутниковая тарелка и компьютер с выходом в Интернет, и тут же портрет Чингисхана. Его имя до сих пор священно для каждого монгола.

С именем Чингисхана связана даже монгольская кухня. Специально для гостей туроператоры демонстрируют приготовление хорхога – походного блюда в войске кочевников. И живописуют воображаемую картину, как воины на привале резали барашков и кидали в требуху раскаленные камни. За самое короткое время получалось мясо в собственном соку.

Сегодняшний хорхог – нечто совсем иное. К мясу еще полагаются специи, овощи и… водка! Камни берут из реки, причем различают их на “мужские” и “женские”. В блюдо идут только мужские – круглые голыши, которые лучше держат тепло. Приготовление занимает минут сорок, а затем начинается представление. Крышка открывается, и каждому присутствующему кидают камни в руки. Они настолько горячи, что держать их невозможно. Люди начинают подбрасывать их на ладони или перекидывать друг другу. Монголы утверждают, что такая игра хорошо прогревает и проминает суставы.

Монголия стала самым светлым впечатлением для всей экспедиции. Монгольские казахи сохранили уклад, которым жили их предки 150–200 лет назад, вместе с открытостью, гостеприимством и юртой – микрокосмом, обладающим способностью моментально восстанавливать энергию.

Запад и Восток

Зато Китай встретил группу вполне по-западному – гостиничными комплексами, платными дорогами, строгими маршрутами в сопровождении госслужащих. Но первые же названия дохнули местным колоритом – залив Дракона, залив Луны, залив Ангела. На берегах озера полно детворы, позволяющей сфотографировать себя только за плату!

Интенсивность движения на дороге к озеру Канас – автомобиль в минуту. Обед – в юрточном городке казахов из рода кереев. С неторопливой беседой за чашкой зеленого чая, спасшей, как выяснилось, жизни членам экспедиции! Полгруппы из-за долгого угощения с опозданием выехали в соседний город за покупками и… на полпути узнали от полицейских, что дорогу с мостом только что снес страшный сель. Погибло несколько человек. “Нас, наверное, оберегли духи Алтая”, – заметила Сауле.

А затем было пересечение казахстанской границы, букеты, дастархан, встречи официальные и "без галстуков". Вся команда почувствовала себя на родной земле. И это стало главным отличием Алтая казахстанского. Одно чувство на всех членов экспедиции: наконец у себя дома!

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, фото Сауле ТЕМИРКАНОВОЙ

Загрузка...

[X]