Опубликовано: 3322

Жизнь бьет даже звезд

Жизнь бьет даже звезд

Серебряный призер Олимпиады-1980, чемпион Европы и обладатель Кубка мира, трехкратный чемпион Советского Союза, президент Федерации профессионального бокса нашей страны Виктор Демьяненко рассказал “Каравану” о поломанных судьбах, “счастливчиках” и других “особенностях” казахстанского профи-бокса.

Наш звонок Виктора Леонидовича не удивил: все-таки тридцатилетие Олимпиады-1980 в Москве. При этом он просил называть его просто Леонидыч. А то с именем как-то длинно получается.

– Все журналисты в основном о той Олимпиаде сейчас спрашивают, когда Конакбаев и я стали обладателями серебра, – улыбается Демьяненко. – Вы небось тоже за этим пришли? Нет? Тогда вы меня удивили.

Не можем без “халявы”

– Казахстанец Бейбут Шуменов стал чемпионом мира. Близок к этому успеху и Геннадий Головкин. Со стороны кажется, что наш профи-бокс идет вперед семимильными шагами. Так ли это на самом деле?

– Явно не семимильными. Как он у нас будет бурно развиваться, если боксеры простаивают? Вечеров бокса сейчас немного, промоутеры не так активны, как в прошлом году. За Шуменова мы все рады. И он боксирует в Америке потому, что там есть то, чего нет в Казахстане, – индустрия бокса. За океаном за счет телевидения боксеры зарабатывают немало. С билетов много не собрать. А с нашим менталитетом тем более. Как у нас бывает? Вместо того, чтобы прийти на шоу и насладиться боксом, заплатив за это 200–500 тенге, мы почему-то непременно хотим пройти “на халяву”, получить пригласительные. При этом никто не отдает себе отчета, что выручка за билеты – это гонорар боксера или покрытие других расходов.

– Много ли американское телевидение имеет от бокса?

– Приведу цифры. Когда платный канал HBO транслирует определенный вечер бокса – с сильными парами, с громким главным поединком, телезритель платит почти 50 долларов за показ. Согласно статистике, такие бои смотрят примерно 1,5 миллиона человек. Вот вы и умножьте. Много?

– Много, почти 75 миллионов долларов.

– Поэтому организаторы вечеров бокса могут себе позволить платить Тайсону 40 миллионов долларов за бой. А у нас все иначе. Приехал на заправку, хотел залить бензин. Ко мне подходит “пистолетчик”, гляжу – это Канат Картенбаев, один из лучших наших отечественных профи! Спрашиваю: “Кана, ты чего?”. А он мне: “Леонидыч, а что делать? Семью кормить надо”. Вот и вся разница.

Опять врут!

– Так сколько зарабатывают наши боксеры-профессионалы?

– Начинающие – 100 долларов за раунд. Но максимальная ставка ненамного больше. Если учесть, что боксерам нужно хорошо питаться, полноценно тренироваться, то 300–500 долларов им этих условий не обеспечат. Вот и приходится им работать в охране, на заправке, таксовать и так далее.

– Или идти в бандиты…

– И вы туда же. Поймите, лихие 90-е прошли. Да, раньше много талантливых парней уходило по этой дороге в погоне за легкими деньгами. Но мнение, что все боксеры и борцы – рэкетиры, ошибочное. Раньше даже о Серике Конакбаеве говорили, что он якобы бандит. Специально создавали вокруг него много шума, так как человек работал, добивался успехов. Видимо, завидовали. Сейчас эти же злые языки утверждают, что он станет в ближайшее время министром спорта. Опять врут!

– Так что же делать нашим профи, как им зарабатывать?

– Надеемся на Международную лигу бокса, в которой будут выступать как профи, так и любители. Там ребята смогут что-то заработать. Есть меценаты… Конечно, жаль, что мы не можем каждого устроить на работу, обеспечить финансовую стабильность. Но где есть возможность, помогаем. Кому страховкой, кому юридическую помощь оказываем.

– Супертяж Канат Алтаев рассказывал, что вы лично ему помогаете деньгами.

– Деньгами – неправда. Просто порой прошу промоутеров, чтобы они давали ему возможность выходить на ринг в их вечерах бокса. Парня по-человечески жаль. Он ведь супертяж, а такие боксеры созревают позже, они – как большие дети. Вот я боюсь, чтобы он не попал под дурное влияние, дров не наломал.

Ни золотых гор, ни счета в банке

– Реализовать себя боксеру может помочь только промоутер?

– Грамотный промоутер – это нужно подчеркнуть. Возьмите Василия Жирова – нашего первого чемпиона мира. Его промоутером был Боб Арум, известная и авторитетная личность. Но и он не смог помочь Жирову реализовать весь свой потенциал. Вася мог добиться большего. Куда большего. Или ситуация с Геной Головкиным. В клубе “Юниверсуме”, за который он выступал, парню обещали золотые горы, титульные бои. Прошло пять лет, а у него ни сильных соперников, ни большого счета в банке, ни рекламы. Хотя Головкин уже давно должен быть чемпионом мира по престижной версии. В общем, промоутер промоутеру рознь.

– А как с этим обстоит дело у нас в Казахстане?

– Да у нас всего три промоутера – Ерик Жайляуов, Марат Мазимбаев и Батырхан Жаксыбаев. Хорошие парни, но между собой никак не найдут точки соприкосновения. Вместе они могли бы добиться большего.

Несладкая жизнь

– Тяжело ли спортсменам после завершения карьеры?

– Тем, кто не нашел себя вне спорта, конечно, тяжело. Помните такого борца, как Шамиль Сериков? Чемпион мира, победитель Московской Олимпиады. После того как завершил карьеру, он не смог нормально устроиться. Вместо прежней зарплаты стал получать намного меньше. Из-за этого начались проблемы в семье, стрессы. Психологически ему было тяжело, и Шамиль ушел из жизни.

– Сам?

– Да, наложил на себя руки. Психологически он не справился. Например, мне после завершения карьеры удалось устроиться хорошо, а Шамилю – нет. Думаю, что главная проблема спортсменов – отсутствие высшего образования. Но страшнее, когда спортсмен не может реализовать себя, когда есть громадный потенциал.

– Можете привести пример из сегодняшнего бокса?

– Да сколько угодно! Рустам Ргебаев – суперталантливый парень, подавал огромные надежды. Но не смог добиться больших успехов. Сейчас возобновил карьеру. Или возьмите Игоря Зайцева. В сборной СССР ему равных не было, клал всех на пол, “рубил” любого соперника. Но на международной арене громких свершений у него не было.

“И чего ты, козел, так накачался?!”

– Говорят, у вас был забавный случай в 1981-м, на матчевой встрече СССР – США.

– Этот случай любит рассказывать Серик Конакбаев. В Лас-Вегасе, куда мы приехали драться с американцами, перед боем проходило взвешивание. Мы все увидели одного местного парня. Здоровый такой, весь накачанный, груда мышц, высокий. Сидим и гадаем, чей он соперник. Я дрался в весе до 60 кг, Конакбаев – до 63, Козловский – до 67 кг. Серик говорит: “Это стопроцентно мой соперник”. Козловский ему: “Да ты что, он мой. Посмотри, какой здоровый”. И тут начинается взвешивание, и оказывается, что это мой боксер! Он выше меня чуть ли не на голову, весь словно скроенный из мышц. Я на него посмотрел, завязывая кроссовки, и крикнул: “Ну не козел ли, надо же так накачаться!”. И тут все стали смеяться. Правда, я на самом деле обозвал его по-другому, но боюсь, что ваша газета таких слов не выдержит (смеется). А Конакбаев потом признался, что вздохнул с облегчением, когда узнал, с кем тому предстоит драться.

– И кто выиграл?

– Как Конакбаев потом сказал, я его уже во втором раунде “перевернул”.

– Такие матчи, да еще и с представителями США, наверняка носили политический характер?

– Еще как! Проигрывать мы не имели права. Партия не поняла бы, и стали бы невыездными.

Кобзон – это глыба

– Не секрет, что спортсмены в ту пору привозили из-за границы всякие джинсы, стереосистемы и прочее, чтобы потом продать дома.

– Было и такое. Но тут уже вина государства. Суточные платили по 10 долларов на человека. На эти деньги ничего не купишь. Приходилось с собой везти за границу фотоаппараты, сувениры. Продавали их, чтобы потом купить что-нибудь. Но дома мы ничего не продавали. Нас в семье было 9 детей, каждому нужно что-то привезти. Приходилось крутиться. Но мы не спекулировали…

– Правда, что известный певец Иосиф Кобзон сильно помогает российским боксерам?

– Правда. Я о нем много хорошего слышал. Был такой случай: боксер Виктор Агеев подрался с иностранцем. Не прав был иностранец, но пострадал наш – его решили посадить. Но подключился Кобзон, через свои связи он сумел отстоять парня. Сейчас Виктор Агеев – президент Федерации профессионального бокса России. Кобзон – это глыба. Он же сам в прошлом боксер.

Айдын КОЖАХМЕТ

Загрузка...

[X]