Опубликовано: 2073

Живые камни

Живые камни

Школьный учитель из Петропавловска Владимир ЯГОДКИН видит красоту даже в обычном булыжнике на обочине и уверен, что камни… живые.

Роман с камнем

С камнями Владимир Ягодкин связал свою жизнь в детстве, которое прошло в живописном Забайкалье. Мальчишкой собирал разноцветные блестящие камешки, словно рассыпанные из сказочной шкатулки. Любовь к камням привела сельского парнишку из глухой глубинки в Пермский университет, где он с успехом овладевал профессией геолога. Владимир с экспедициями часто бывал на Урале, в Красноярском крае. Отовсюду привозил найденные минералы и к третьему курсу набрал солидную коллекцию в 500 экземпляров редких и интересных камней.

С любимой профессией пришлось расстаться вдруг. После серьезной операции врачи вынесли бескомпромиссный вердикт: хочешь жить, забудь про геологию. Ягодкин стал школьным учителем. Преподавал черчение, труд, начальную военную подготовку. Все, что осталось от мечты, была коллекция минералов, собранных в студенчестве. Но случилось так, что и ее пришлось продать. Успокаивало лишь то, что покупателем оказался Курганский музей и камни стали экспонатами.

Редкие и легендарные

Хотя с деньгами было совсем туго, Ягодкин не расстался со своим любимцем – агатом, привезенным из Архангельской области. Серо-белому чуду с розоватыми прожилками – несколько тысяч лет. Владимир подарил его супруге, когда она родила дочь.

В 2001 году Ягодкин с семьей из российского Кургана переехал в Петропавловск. Устроился работать в детский дом. Для здешних сирот он стал не просто учителем труда – он отдал им самое дорогое, что есть в душе. Геологический кружок быстро перерос в школу “Юный геолог”. Ребятне под руководством Ягодкина покорились многочисленные копи в Казахстане и России. Так, летом 2007 года школа юных геологов осуществляла уникальный проект – по заказу национального природного парка “Бурабай” разрабатывала туристические геологические маршруты. Задачей было отыскать копи, которые разрабатывались больше сотни лет назад, а сейчас полностью потеряны. Таких копей предположительно около тридцати. Ребята возвратили истории две.

Вернувшись в геологию, Ягодкин вновь стал собирать камни. В его коллекции около полутора тысяч минералов и образцов горных пород. Есть в ней загадочный авдонинит. Ярко-зеленый минерал человечество открыло совсем недавно, в 1988 году. В природе он может существовать только в сухую погоду: как только на него попадает вода, превращается в эфемерное соединение. Это чудо природы настолько редко, что пока его образцов, говорят, нет даже в минералогических музеях Москвы и Санкт-Петербурга. Другой редчайший минерал – чароит, сиреневый самоцвет, найденный в Якутии на берегу реки Чары. Это месторождение, пока единственное в мире, уже почти выработано.

Одна из самых красивых легенд, пожалуй, у хризотила – асбеста. По преданию, когда Иван Демидов осваивал Урал, рудознатцы принесли ему расслаивающийся на нити минерал, который в тех краях величали горным льном. Узнав, что этот лен не горит в огне, Демидов велел сплести из него скатерть для царского стола. Государь восхитился красотой скатерти и велел тут же постелить ее на стол. Демидов, якобы случайно, опрокинул на скатерть бокал вина. А потом и жареного гусика. Царь засокрушался, сожалея об испорченном подарке. Тут и пробил звездный час покорителя Урала. Скатерть он бросил в огонь, а потом на глазах у изумленной публики достал из него целехонькую.

Рождаются и умирают, как люди

Самое удивительное, по словам тех, кто не раз шагал с Ягодкиным по карьерам и копям, что камни как будто идут к нему в руки. Сам он этого не отрицает: “Камни надо чувствовать. Смотрю, галечка на дороге валяется, подниму, оботру, а она как засияет. Или прямо под ногами валяется неприглядный с первого взгляда булыжник. А распилишь его, он такую красоту внутри раскрывает”. Был случай, когда Ягодкин при собственном весе в 63 кг из экспедиции по Соколовско-Сарбайскому месторождению привез 70 килограммов образцов яшмы: “Уже полный рюкзак набил, а тут такой сросток кристаллов. Решил, умру, но донесу. Тащил в руках”.

А бывает, что камни попадают к коллекционеру совсем удивительным способом. Так, одна жительница Петропавловска подарила ему булыжник, который использовала как гнет для засолки капусты. Оказалось, уникальный астрофилит. Интересно, что женщина никогда не интересовалась камнями, но что-то заставило ее пойти на выставку Ягодкина и рассказать о своем “булыжнике”, который когда-то муж принес для кадушки…

Коллекционер знает, почему камни открываются ему: “Я уверен, что минералы – это живая природа. Они рождаются, растут, умирают, как люди. Еще они способны перерождаться в нечто иное. Кусок самородной серы, полежав на солнце, преобразуется в минерал реальгар. Он содержит мышьяк. Поэтому его нельзя брать в руки. Кроме того, камень – это субстанция, которая способна к самоорганизации, я имею в виду природную огранку. И душа у камня есть. Берешь его в руки и чувствуешь, твой он или нет. Один лечит, например нефрит, другой, например обсидиан, вселяет веру в себя, третий – александрит – меняет цвет в зависимости от освещения”.

Свою логику Ягодкин сенсацией не считает и объясняет очень просто: тем, что человечество пока не доросло до того, чтобы открыть секреты камня.

Петропавловск

Загрузка...

[X]