Опубликовано: 3532

Жестокий контроль

На днях соседка показала тетрадку своей дочки-девятиклассницы. Среди записей с уроков, которые ведет школьный психолог, был вклеен листочек. С памяткой, как… избежать стресса и желания покончить с собой.

Борьба с суицидальными настроениями среди подростков идет не только в школе, где учится дочь моей соседки. Подозреваю, что похожие памятки получили все старшеклассники Усть-Каменогорска. А может, и республики. Причина – волна детских самоубийств, на которую у чиновников от образования уже не получается закрыть глаза. Психологи рекомендуют школьникам “находить повод посмеяться”, “хвалить себя, не дожидаясь подвигов; где подвиги, там стресс”, рассказывать о неприятностях родным и друзьям, не бояться плакать… Правильные советы. Но только вдумайтесь! В какого бездушного монстра превратилась школа, если психологам приходится давать детям ТАКИЕ памятки!

Во все времена при любом строе школа выполняла заказ государства. Советская школа в первые годы занималась ликбезом, в последние – растила “гармонично развитую личность”. Какую задачу решает нынешняя школа? Об успешности образования сегодня судят по количеству баллов, набранных на едином национальном тестировании (ЕНТ) и промежуточном государственном контроле (ПГК). Весь учебный процесс заточен на то, чтобы натаскать детей на заполнение тестов. В министерстве создали национальный центр тестирования… Не стану сейчас рассуждать, насколько это правильно. Шокирует сама форма тестирования. На ПГК в 9-м классе в этом году вынесено три предмета – математика, английский язык, казахский. По каждому предмету – 30 вопросов, время – 2,5 часа, или 150 минут. Получается примерно по минуте на вопрос и еще полчаса на оформление чистовика. Любопытно, а сам министр образования пробовал за минуту решить квадратное уравнение со сложными дробями, скобками, несколькими неизвестными и всеми видами арифметических действий? Или кто-нибудь из мудрецов самого центра тестирования пробовал?! Мне по роду деятельности приходится владеть скорописью, часто конспектировать выступления. Но, как бы я ни пыталась, только на то, чтобы переписать такое уравнение в черновик, уходит 18–20 секунд. Значит, на само решение остается 40 секунд.

Кто может объяснить, зачем учителей и детей загонять в жесточайшие рамки и делать заведомо невозможным добросовестное самостоятельное выполнение тестов? Кто и по какому принципу вычислил, что ребенку достаточно двух часов на 90 вопросов?

Ни один ребенок, хоть он трижды вундеркинд, не способен выдержать такой забег на скорость по трем разным предметам. Вот и получается, что в школах, которые завтра начнут оценивать по итогам ПГК и ЕНТ, детей накручивают, устраивают бесконечные пробные тестирования, ругают за низкие баллы на этих “пробниках”, снова натаскивают... Как вы думаете, это нормально для детской психики?

Дочка моей соседки ждет пресловутого ПГК как чудовищного кошмара. Она боится, что не успеет решить, не пройдет пороговый уровень, понизит школьный рейтинг. И никто – ни родители, ни педагоги – не могут ей объяснить, почему на 30 совсем нелегких математических заданий отведено всего полчаса. Как и на 30 вопросов и упражнений по английскому и казахскому.

В нашем правительстве любят поговорить про заботу о детях, целый комитет по охране прав детей создали. Но кто защитит детей от самих чиновников? Где гарантия, что после такой беспощадной стрессовой формы, в которую Минобразования загнал свой же контроль, часть школьников вновь не решит свести счеты с жизнью?

Загрузка...

[X]