Опубликовано: 1300

Жертва красоты

30-летняя Лейла Сулейман решила перед отпуском привести в порядок свою голову. Но покраска волос в домашних условиях чуть не стоила ей жизни…

“Стоя на полу на коленях и наклонив голову над ванной, я беззаботно болтала со своей тетей, пока она тщательно смывала краску с моих волос. Через несколько дней я собиралась в отпуск вместе со своим бойфрендом Дейвом, поэтому перед поездкой решила привести себя в порядок.

Я увлекалась косметическими средствами, большую часть времени работая в качестве косметолога-консультанта по профессиональному маникюру, педикюру, искусственному загару и массажу. Хотя, когда дело касалось моих волос, то я предпочитала старомодный комплект для покраски волос в домашних условиях – бренд, который я использовала последние девять лет.

Но, откинув голову назад и посмотрев на себя в зеркало, я почувствовала, как кожа на моей голове начала гореть. “Я уверена, что это сейчас пройдет”, – сказала я своей тете, когда она стала сушить мои волосы феном. Но к тому времени, когда я собиралась лечь спать, жжение перешло в сильный зуд. Вскоре после этого моя голова уже нещадно горела, но я по-прежнему старалась не обращать внимания.

Это продолжалось всю ночь, и на следующее утро я не на шутку испугалась. У меня было такое ощущение, что моя голова объята огнем, к тому же лицо тоже стало гореть. Инстинктивно я поднесла руки к своим волосам и сразу завопила от ужаса, почувствовав на пальцах густую массу гноя. Запах был отвратительным – так пахнут тухлые яйца. И тут до меня дошло, что, возможно, все дело в краске для волос.

Я бросилась в ванную комнату и глянула на себя в зеркале. Увидев свое отражение, я едва не лишилась чувств. Мои глаза распухли и стали похожи на шары для гольфа, к чересчур натянутой коже на лице невозможно было прикоснуться, а из кожи головы по-прежнему выделялся гной.

Я очень испугалась и позвонила маме, которая немедленно отвезла меня к врачу. “У тебя сильная аллергия”, – сказала врач, обследовав меня. Она выписала мне таблетки для ослабления зуда, объяснив, что человек может начать страдать аллергией в любой период своей жизни.

Однако по возвращении домой я почувствовала, что зуд усилился. Моя голова так болела, что я едва могла двигаться, но, подойдя к зеркалу, я снова громко закричала. Услышав мой крик, мама вбежала в комнату, и, когда я повернулась к ней лицом, буквально онемела от ужаса. Моя голова раздулась и увеличилась вдвое, причем одна сторона неимоверно распухла. Я стала задыхаться, поскольку мой рот и горло также распухли.

“Мама, вызывай скорую, – успела только я крикнуть, упав на пол и ощутив острую боль в груди. Медики прибыли в тот момент, когда я была без сознания, и сразу сделали мне укол, чтобы я пришла в себя. Они сказали мне, что это анафилактический шок, и если немедленно не принять меры, я могу умереть.

Меня увезли в госпиталь, где врачи подтвердили, что это последствия воздействия токсина парафенилендиамина, или PPD, содержащегося в краске для волос. После многочисленных тестов врачи согласились отпустить меня домой, дав мне для кожи головы стероидный крем и прописав повышенную дозу таблеток для снятия воспаления.

Но жжение было невыносимым, и я стала стонать от боли. Было три часа ночи, когда я включила свет и посмотрела на себя в зеркало. Даже сейчас я помню тот ужас, который я испытала в этот момент: вместо глаз остались узкие щелки, практически прозрачная кожа была натянута и вся покрыта сыпью. И снова мама повезла меня к врачу, где они с удивлением констатировали, что никогда прежде не видели подобной реакции.

Следующие две недели я оставалась в госпитале, где врачи следили за моим состоянием. Отпуск с Дейвом пришлось отменить, но, откровенно говоря, меня это не волновало. Я осталась жива, и только это сейчас имело значение.

Но мое выздоровление было очень тяжелым. Я велела никому не приходить ко мне в госпиталь, чтобы они не видели моего ужасного лица, особенно Дейв. Вернувшись домой и увидев, что моя голова по-прежнему раздута, я впала в глубокую депрессию.

После обращения в головной офис производителя краски для волос мне выплатили компенсацию в размере 700 долларов. Только через три месяца моя голова пришла в норму, но даже сейчас, спустя год, я борюсь с приступами депрессии и не уверена в своей внешности.

Дейв был очень внимательным, но меня по-прежнему иногда мучают ночные кошмары о моем раздувшемся лице и о том, как я чуть не умерла. Мне пришлось обратиться за консультацией к специалисту, где мне посоветовали больше никогда не пользоваться краской для волос. Но я и не собираюсь экспериментировать. Я счастлива, что осталась жива, и больше не буду рисковать своим здоровьем ради красоты”.

• Каждый год в Британии около 100 миллионов человек используют краску для волос, при этом около 12,5 миллиона человек регулярно подвергаются воздействию токсического вещества PPD, содержащегося в большей части продукции для окраски волос.

• Примерно 1–3 процента взрослого населения (это 150 000–450 000 человек) могут стать восприимчивыми к РРD.

• Независимо от того, где ты красишь волосы – в салоне или дома – всегда проверяй краску на аллергическую реакцию за 48 часов до ее нанесения на волосы.

Перевод И. ХАДЖИЕВОЙ

[X]