Опубликовано: 2700

Железная леди с душой поэтессы

Железная леди с душой поэтессы

Весной казахстанская штангистка Татьяна Хромова выиграла серебро на чемпионате Азии. Однако за недавним чемпионатом мира она следила по телевизору: тренерский штаб не рассматривал ее в числе кандидаток на поездку в Париж. Хромова вообще уже полгода не появлялась в спортивном зале и не собирается туда возвращаться.Свое отпахала

– Ну а что? Свое уже отпахала. Так что можно спокойно дома ребенком заниматься, – так отреагировала на завершение своей спортивной карьеры наша лучшая штангистка первой половины 2000-х годов.

– Какие испытываете чувства, вспоминая отданные штанге годы?

– Знаете, столько лет заниматься спортом и не достичь какого-то большого результата… Самая большая обида – это Сиднейская Олимпиада. После нее как пошла серия неудач – одна за другой. Так что полное неудовлетворение своих желаний и амбиций. Да, у меня были золото чемпионата Азии 2009 года и серебро последнего континентального первенства. Народ же в Шымкенте приветствует меня как олимпийскую чемпионку. Мне аж прямо неудобно.

– Но ведь вы еще владели и мировым рекордом в толчке, который установили в 2004 году в Алматы на чемпионате Азии…

– Когда он был-то! Да и получился мировой рекорд мимолетным – китаянка его быстро побила.

Мимо кассы

– Вы назвали Олимпиаду-2000 как самое большое разочарование в своей спортивной карьере. Что же стало причиной неудачи в толчке, когда после рывка вы занимали второе место?

– Это была моя первая Олимпиада, а эти соревнования не идут ни в какое сравнение со всеми другими. Олимпийский помост – это страшно. Я тогда полностью доверилась своему тренеру Юрию Мельникову. После рывка мы расслабились, подумав, что серебро у нас уже в кармане. На толчок меня, честно говоря, загнали – я толком размяться не успела. В разминочном зале я подошла на 125 кг, а на первый подход отправили на 132 кг. Для меня в тот момент разница в 7 кг была очень заметной. Естественно, после трех неудачных подходов все шишки посыпались на меня. Все руководство, ходившее по деревне, на меня надеялось: “Таня, давай! Мы верим в тебя, ждем медаль”. Наверное, это моральное давление меня и сломало.

– От тренера в такой ситуации многое зависит?

– Конечно. Тренер должен быть еще и психологом. Глядя ему в глаза, я должна понимать, что я делаю и для чего. В Сиднее же мой тренер был растерян, хватался за голову, рвал на себе волосы. Его неуверенность рикошетом ударила по мне. Мельников ведь тоже раньше в такой ситуации не оказывался. Видимо, наобещал руководству золотые горы, мол, медаль мы обязательно возьмем.

В волчьей стае

– Вам же в Сиднее было всего 20 лет, вся карьера впереди. Почему не удалось реализовать себя?

– Ну, в чем причина... Я пришла в тяжелую атлетику в 15 лет. Мой первый тренер в Узбекистане сказал: “Давай попробуем. Ты сильная от природы”. В общем, заинтриговал меня. А девушки ведь любят, когда их хвалят и высоко ценят. Мне это понравилось, понравился и сам вид спорта. Постепенно втянулась. Приехала в Казахстан, поменяла тренера, результат начал расти. У нас с другой спортсменкой из Узбекистана, Олей Саблиной, здесь конкуренции не было. Все смотрели на нас и думали: “Откуда приехали такие монстры?”. Девчонки в Казахстане только начинали, а нам без конкуренции было скучно. Когда же приехала в 1998 году в Бангкок на Азиатские игры и увидела, как работают соперницы, какие веса поднимают, то, наверное, испугалась. Оказалась одна в волчьей стае.

– Спустя какое-то время конкуренцию в своем весе вы получили…

– Да, когда вернулась после родов в сборную, увидела, какие результаты делают девчонки. Они уже окрепли физически и морально. Подумалось: “Да, работать с ними будет тяжело, но интересно”.

– На сборах, наверное, так надоедаете друг другу, что вне зала совсем не общаетесь?

– Я могу найти подход к любому, в команде общаюсь со всеми. А так, чтобы дружить… У меня первая подруга – это мама, которой можно все рассказать. В женскую же дружбу я не верю, не раз на этом обжигалась.

Авария накануне свадьбы

– Многие ради карьеры рвутся в Астану или Алматы, вы же весь свой казахстанский период провели в Шымкенте…

– Просто я домашний человек. Алексей Геннадьевич (Ни – главный тренер сборной Казахстана. – Прим. авт.) в свое время предлагал мне переехать в Алматы, но я почему-то испугалась менять обстановку. Я ему сказала, что боюсь больших городов.

– И это говорит человек, родившийся в Ташкенте!

– Узбекистан мне пришлось покинуть от безысходности. Я уже начала добиваться каких-то результатов, на меня смотрели как на профессиональную спортсменку. Но в Ташкенте ставка делалась только на футбол, а штанга вообще не процветала. Жили мы не ахти, кушать было нечего. Приходилось на голодный желудок идти в зал и тренироваться. В Шымкенте же и условия предоставили, и паспорт быстро поменяли, и зарплату какую-никакую давали на руки. Я поначалу ездила домой, помогала родителям, а потом вытянула всю семью в Шымкент, квартиру им взяла под ипотеку. Мне от спорта тоже жилье досталось, на машине поездила. Правда, разбила ее за день до свадьбы.

– ?!

– Я там была неправа. Ехали мы с будущим супругом. Я была за рулем, а Сережка (бывший штангист Сергей Журавлев. – Прим. авт.) сидел с правой стороны. Машина была неисправной – педаль газа проваливалась. Мы разворачивались, а на нас ехала “семерочка”. Я увидела боковым зрением, что машина едет, и Сережка еще так некорректно выразился. “Семерочка” врезалась в нас с его стороны, аж в салон зашла. Я просто в шоке. А ему ничего – ни царапинки, представляете? У меня же немного голова была поцарапана.

– Свадьбу перенесли?

– Нет. Мы ведь уже пригласительные разослали. На следующий день после аварии свадьбу и сыграли.

Женской дружбы не бывает

– В свое время надежды в вашем весе подавала Ирина Власова…

– Она сейчас в Талдыкоргане тренером работает. Девчонка такая, как бы вам сказать… Ну, я вам говорила же про женскую дружбу. Расскажу эпизод, который не выходит из головы. Был день “проходки”, я морально настраивалась, не отвлекалась на посторонние мысли. Она ко мне подходит (мы жили в одном номере) и говорит: “Ну чё, толкнешь 160?”. А я была тогда готова на 140 кг. Говорю: “Не знаю, посмотрим. Может, и 160 толкну”. И почувствовала при этом какую-то неприязнь, злость. Приходим на тренировку, я толкаю 140. Сижу, отдыхаю. Она подходит: “Ну и чё, где твои 160?”. Я ей говорю: “Замолчи и уйди отсюда”. Если бы еще что-нибудь сказала, я бы ее точно разорвала. Зависть у нее была ко мне какая-то, что ли...

– Вы по жизни человек неконфликтный?

– Я доверчивый человек, на чем не раз обжигалась. Как и все, не люблю, когда мне врут. Если хамят, то отвечаю тем же. На базаре, когда покупаю продукты, не торгуюсь. Но если не в настроении, то могу торговаться. Базары вообще ненавижу, все эти толкучки. Стараюсь всех расталкивать плечами, чтобы медленно не ходили – меня это раздражает. Приходишь с базара – столько негатива приносишь!

Ищи меня,  и ты найдешь

– А откуда черпаете позитивные моменты?

– Как это ни странно – люблю одиночество. Я по знаку зодиака  Рыба, а Рыбы очень романтичные натуры. Сижу, мыслю о будущем, вспоминаю прошлое. Могу музыку послушать по настроению или стихи написать. У меня это еще с Ташкента пошло. Вроде получается. На дни рождения в команде сочиняла поздравления в стихах, основываясь на образе жизни, мимике, манерах именинника. Все поражались: “Теть Тань, ну ты даешь!”. Мало того что стих сочиню, еще и песню спою, и спляшу, чтобы как-то разрядить обстановку. Меня похвалят, а я уж прямо не знаю, куда деться от счастья.

– Много своих стихов помните?

– Вот один из них. Написала в 15 лет.

Ищи меня, и ты найдешь.
Люби меня, и дам ответ.
Куда теперь ты ни пойдешь,
Везде увидишь белый цвет.
Огнем горит душа моя.
Ведь создан был ты для меня.
О чем ты думаешь сейчас,
Я угадаю в тот же час.
Ты спой мне песню о любви
И подари мне те цветы,
Что снятся мне уж каждый день
И исчезают прям как тень.
Люби меня, как я тебя.
Ведь для тебя я. Я твоя.

Теть Тань

– С каких пор вас стали в команде тетей Таней называть?

– Как вернулась после родов: “Теть Тань, ты еще здесь? Когда завяжешь?”. Я говорю: “Не дождетесь!”. Они сейчас, наверное, тоскуют без меня.

– Не собираетесь навестить команду?

– В ближайшем будущем таких намерений нет. Сейчас приходится продавать свою квартиру, чтобы рассчитаться за ипотеку, под которую я брала жилье родителям. Душат ужасно.

– А где будете жить?

– Поначалу на съемной квартире. Потом купим двух- или трехкомнатную. Наверное, лучше трехкомнатную, потому что надо второго ребеночка заводить.

– Уже серьезно об этом подумываете?

– Пока нет. Для начала надо за ипотеку рассчитаться, купить квартиру, сделать ремонт. Дочке Настюшке, которой сейчас шесть лет, нужна отдельная комнатка со всеми девчачьими причиндалами. Вот после этого можно и о втором подумать.

[X]