Опубликовано: 5400

Загробная жизнь старого автомобиля: что творится на столичной базе по утилизации авто

Загробная жизнь старого автомобиля: что творится на столичной базе по утилизации авто Фото - Анна ВЕЛИЧКО

Тень от здания делит площадку таким образом, что на светлой половине – пусть старые, потрепанные, но еще автомобили, а на темной – металлические кубики и внушительный пресс. Это он превращает машины в такие кубики. Наверное, будь у автомобилей своя религия, именно так они бы и описывали чистилище.

Приму мусор. Дорого

Все лето чиновники мининдустрии и аграрии спорят о том, нужен ли стране утилизационный сбор на сельхозтехнику. Правительство предлагает ввести его с ноября этого года. Этот платеж в размере 7 процентов от стоимости техники будет являться авансом за то, что потом, когда машина выйдет в тираж, кто-то ее заберет и правильно утилизирует.

Аналогичная схема уже третий год действует с легковыми авто. Мы не будем сегодня рассуждать об экономике, развитии машиностроения в стране и искать правых и виноватых. Но в пылу спора несколько раз аграрии кивали на то, что судьба утилизированных легковушек туманна, равно как и судьба уплаченных за утилизацию денег. Мы решили хотя бы немного этот туман развеять и отправились на столичную базу приемки авто на утилизацию.

Заведует деньгами, собранными с автопроизводителей, и самим утилем ТОО “Оператор РОП”.

В функциях компании прописано, что сама она не обязана строить перерабатывающие заводы, но благодаря тому, что утилизация ставится на поток, такие заводы стало выгодно ставить частному бизнесу.

– До того, как появились мы, в Казахстане действовало около 10 предприятий по переработке шин, и были они загружены на 30–40 процентов, сейчас – более 20 предприятий, и все имеют неплохую загрузку, – хвастается одним из самых очевидных успехов управляющий директор ТОО “Оператор РОП” Рустам ТЕМИРБЕК.

Посреди пункта приема утиля огромная куча хлама: обшивки сидений, пластиковые приборные доски. Все это пока просто сжигается на мусороперерабатывающем заводе либо закапывается на полигоне. Это называется – утилизация. Хотя большую часть пластмасс можно перерабатывать и использовать повторно. Например, при производстве труб. И, скорее всего, скоро в Казахстане такие предприятия появятся.

Как провожают машины на реинкарнацию

Старые машины попадают в пункт приема. Здесь с них снимают шины, аккумуляторы, сливают все жидкости. Это то, что сразу уходит на переработку. Из шин делают, например, резиновое покрытие для спортивных площадок, из масел – печное топливо.

Далее работники базы снимают с машины всю пластиковую обшивку. Металлический остов вместе с металлическими внутренностями – заготовка для пресса.

– На всю страну у нас три пресса, которые ездят по точкам по определенному графику. Пока этого, наверное, хватает. Во всяком случае, когда я прошу, к нам всегда приезжают, – рассказывает регио­нальный менеджер ТОО “Оператор РОП” Ерсеит БУРАМБАЕВ.

Мы нагрянули на базу внезапно. Чтобы сделать из старой “Волги” компактный металлический брикет, нужно две минуты. Заняты на работе два человека. Один заведует прессом, другой на мини-погрузчике подвозит к нему остовы машин и убирает в сторону сжатые брикеты.

Уже в выходные эти брикеты отправятся на завод в Караганду. Там их измельчат шредером и при помощи магнита, сеялки и центрифуги разделят металлы по видам. Куда дальше отправится этот металл, в ТОО “Оператор РОП” не в курсе. Зато знают, какую пользу все это приносит экологии.

По словам Рустама Темирбека, за два года, что действует программа утилизации, удалось снизить выбросы углекислого газа в атмосферу почти на 200 тысяч тонн.

Сегодня цивилизованно утилизируется более 90 процентов автомобилей.

В чем выгода простого автовладельца?

– Когда автомобиль поступает к нам, мы со всех сторон его фотографируем: отдельно с владельцем, отдельно – что у машины под капотом. И отправляем фото модераторам. Они смотрят и подтверждают либо выплату компенсации, либо выдачу сертификата, – рассказывает о том, как сдать автомобиль на утиль, Ерсеит Бурамбаев.

За сдачу легковушки можно получить или 150 тысяч тенге налом, или сертификат на 315 тысяч для покупки отечественного авто. За грузовик массой до 3,5 тонны – сертификат на 550 тысяч тенге, за грузовик массой свыше 3,5 тонны или автобус – сертификат на 750 тысяч тенге.

Допускается суммирование двух сертификатов. За два года на утилизацию было сдано более 100 тысяч автомобилей, 32 004 из них обменены на сертификаты, остальные – на деньги. Всего населению так или иначе было выплачено за утилизацию более 11 миллиардов тенге.

Как признаются в ТОО “Оператор РОП”, с тех пор, как стоимость сертификатов на грузовики и автобусы выросла на 100 тысяч тенге, народ стал активнее сдавать старые “пазики” и “газоны”. Хотя, конечно, львиная доля машин – легковушки.

Чтобы получить за свое авто компенсацию или сертификат, надо провести на площадке почти целый день: выдержать проверку, дождаться одобрения заявки, подписать договор. А еще предварительно нужно встать в очередь на сайте и дождаться приглашения. Далеко не все готовы пройти через эти адовы круги бюрократии, поэтому в последнее время около таких пунктов приема обосновался малый бизнес: предприимчивые ребята готовы выкупить ваш автохлам, скажем, за 100 тысяч тенге, по доверенности снять с учета и сдать на утилизацию. Как признается Ерсеит Бурамбаев, чаще всего автомобили им привозят именно оптовики. Поэтому здесь чаще выплачивают компенсацию, нежели выдают сертификаты.

– Чтобы упростить для населения процедуру избавления от старых авто, мы по средам и субботам проводим дни открытых дверей. Любой желающий без предварительной регистрации на сайте может приехать к нам с документами о том, что машина снята с учета под утилизацию. Это удобно, например, для пенсионеров. Главное, чтобы все основные комплектующие – двигатель, коробка, аккумулятор, генератор и стартер – были на своих местах. Если хоть одной детали нет, машина автоматически будет стоить всего 48 тысяч тенге, – рассказывает о том, как все же сдать свое авто без перекупщиков и с наименьшими потерями нервов, Ерсеит Бурамбаев.

Спи спокойно, железный друг

Ежедневно в столичный пункт приема сдается 8–10 автомобилей. В основном это старые “Жигули”, но есть и древние иномарки. Причем некоторые выглядят так, будто хозяин ездил на ней буквально вчера. Да что там – и хуже по виду колесят иногда по городу.

Вот одна из таких машин: крылья поедены ржавчиной, бампер помят, но в салоне относительно новые чехлы на сиденьях, а на зеркале лобового стекла “вонючка”. И только обрывки проводов от автомагнитолы говорят о том, что этот “железный конь” седоку больше не нужен.

– Даже на ходу тачки, бывает, сдают, а это – старье… Ну, если хотите, можете забрать чехлы, – говорят мне работники базы.

Я вежливо отказываюсь.

– И нам не нужны, – смеются парни.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров