Опубликовано: 5559

Зачем экономить на помощниках инвалидов?

Зачем экономить на помощниках инвалидов?

Тендеры – дело нужное. Но когда на конкурс выставляются социальные госуслуги, требуется особая осторожность. Вряд ли здесь уместен подход исключительно по принципу минимального ценового предложения.Помощникам уполовинили зарплату

В “КАРАВАН” обратились инвалиды первой группы по зрению из города Щучинска с жалобой на то, что их индивидуальным помощникам вдвое снизили плату за услуги. Поясним: индивидуальный помощник сопровождает незрячего человека в официальные учреждения, больницы, на работу, если тот работает, к месту учебы, если учится, – ведь любое такое путешествие для человека, который просто не видит дороги, может быть опасным.

Чаще всего такими помощниками становятся кто-либо из членов семьи – с близкими людьми инвалидам гораздо удобнее, чем с посторонними.

– Раньше мы сдавали в собес отчеты, где указывали, куда ходили, сколько времени на это затратили, и нашим помощникам выплачивали деньги. По-разному получалось – когда 5 тысяч тенге, когда 8. Например, у меня индивидуальным помощником является мама, и для нас при моей маленькой пенсии это существенные деньги, – говорит инвалид I группы Оксана ГОЛЯНСКАЯ. – Любой визит можно проверить и подтвердить. А сейчас, когда нас передали в ТОО “РУХ”, стали платить в месяц 3 716 тенге – и все. Почему?

Закон по-разному читают

Обращение за разъяснениями в Министерство труда и социальной защиты (тогда оно так называлось) ничего не дало, хотя там и заинтересовались ситуацией. Все дело в том, что эту социальную услугу, как и многие другие, передали в конкурентную предпринимательскую среду. Городские, районные отделы занятости и социальных программ проводят тендеры, заключают договоры с предоставителями услуг, а те в свою очередь заключают договоры с индивидуальными помощниками. Все это понятно.

Непонятно другое: условия оплаты четко оговорены в постановлении правительства № 754 от 20 июля 2005 года в пункте 13: “Оплата социальных услуг индивидуального помощника производится городскими, районными отделами занятости и социальных программ, исходя из расчета размера заработной платы специалиста по социальной работе в час”. Есть и предельная норма: не более 8 часов в день.

В регионах, где к конкурсам отнеслись ответственно, тендеры в основном выиграли общественные объединения, общества слепых, то есть люди, близко знакомые с проблемами слабовидящих людей. И с оплатой никаких революций там не совершали. Высчитали все согласно постановлению, “танцуя” от часовой зарплаты социального работника. В одних городах эта сумма составляет 218 тенге в час, в других – 240. Умножают на количество реальных часов, затраченных на сопровождение, и получают оплату труда помощника.

Особая логика

Совсем иначе все обстоит в Щучинске. Руководитель выигравшего тендер ТОО “РУХ” (которое, к слову, “прописано” в Северо-Казахстанской области) Резеда БАЙМУХАМЕТОВА считает так:

– Социальный работник обслуживает по 8 инвалидов, а тут одному помощнику все выплачивать? Я по договору какую сумму получила, на ту и буду жить. Из своего кармана им платить не обязана. И вообще, моя обязанность – обеспечить инвалида индивидуальным помощником. А за сколько – это мое дело. Могу сама в Щучинск приехать и за тысячу тенге инвалиду помогать…

Напоследок наша собеседница и вовсе заявила: не нравится индивидуальным помощникам оплата – уволит, других назначит. Не родственников.

В общем, по всему выходит – не прибыльное совсем это дело. Но возникает вопрос: зачем же Резеда Салимжановна билась за победу в конкурсе?

Железные аргументы

С вопросами – почему ТОО, изначально заточенное на прибыль, выигрывает тендер, почему игнорирует при оплате постановление правительства – мы обратились в ГУ “Отдел занятости и социальных программ Бурабайского района”. Там наотрез отказались предоставить сведения о суммах, перечисляемых ТОО “РУХ” на оплату труда индивидуальных помощников. Зато едва ли не слово в слово повторили аргументы Резеды Салимжановны. И про 8 человек, которых обслуживает социальный работник (а потому все нужно поделить), и про нежелательность родственников в качестве помощников, и про договор: зачем, мол, подписывали, если оплата не устраивает?

Начальник отдела занятости и социальных программ Бегахмет МАХМЕТОВ вовсе считает сферу этой социальной услуги “посторонней”: за это, мол, теперь ТОО “РУХ” отвечает. Ни о каком контроле, судя по всему, здесь и не помышляют.

Передать – не значит устраниться

Очень удивилась заместитель начальника отдела занятости и социальных программ г. Кокшетау Инна АДАМ, когда узнала, что в Щучинске услугу индивидуальных помощников отдали ТОО, да еще и не местному:

– У нас, когда конкурс проводили, из Шымкентской области претендент был. Мы ему сразу вопросы задали: как вы будете заключать договоры? Как контроль вести?

В беседе с ней выяснилось: кокшетауский отдел занятости не снял с себя ответственности за исполнение социальной услуги. Постоянно проводят проверки, ездят по адресам инвалидов, выявляют нарушения, составляют акты.

И это понятно: передать функцию исполнения социальной услуги в конкурентную среду вовсе не означает, что государственные социальные службы должны полностью устраниться. Исполнение госсоцзаказа необходимо проверять, контролировать. Ведь деньги-то идут бюджетные. И сама сфера услуг весьма деликатная.

Говорят, чтобы понять проблему слепых, нужно закрыть глаза и попробовать при этом пройти, что-то сделать. В Щучинске, похоже, закрыли глаза на саму проблему.

Возникает и другая сторона проблемы: раз возможны такие разночтения закона, значит, нужно предельно подробно прописать правила предоставления услуг, правила оплаты. А еще возникают сомнения: все ли соцуслуги можно передоверять предпринимателям?



[X]