Опубликовано: 3500

За жуткий смог и болячки казахстанцы заплатят по повышенному тарифу

За жуткий смог и болячки казахстанцы заплатят по повышенному тарифу Фото - Тахир САСЫКОВ

Угольные короли страны несут убытки за счет снижения экспорта, от казахстанского угля из-за высокой зольности уже отказываются не только дальние заграничные партнеры, но и основной потребитель – Россия.

Но похоже, что свои убытки они решили перекрыть за наш с вами счет. На внутреннем рынке цены скакнули вверх. Теперь за жуткий смог над городами и болячки, которые возникают у людей из-за него, мы еще и будем платить по баснословной цене? Спасибо.

Сговорились?

Когда я узнала, что в антимонопольном комитете начали расследование в отношении крупнейших угольных компаний страны по фактам сговора и поднятия цен, сразу представила, как от накала страстей будет жарко. Основанием стал установленный факт увеличения с 1 января 2015 года цены на уголь и факт параллельности действий.

У каждого из этих гигантов индустрии мощные юридические отделы, которые позаботятся о том, чтобы ни единой угольной пылинки не упало на их репутацию. После начатого расследования экстренно была созвана согласительная комиссия с участием кучи народа, тут вам и ассоциации, и защитники бизнесменов.

И по итогам заседания комиссии было все-таки рекомендовано переквалифицировать рассматриваемое дело. Но антимонопольщики не сдаются, расследование продолжается на предмет установления монопольно высоких цен на уголь. По одному из предприятий дело уже передано в суд.

Всего же в расследовании, которое ведет комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции, фигурируют четыре крупнейшие угольные компании страны: ТОО “Богатырь Комир”, АО “Евроазиатская энергетическая корпорация” (ЕЭК), АО “Шубарколь Комир” и ТОО “Каражыра ЛТД”. За этими предприятиями стоят либо миллиардеры-собственники, либо, что более интересно, квазигосударственная компания. В связи с этим решение повышать цены, к тому же на фоне мирового падения цен на уголь, выглядит вообще странно. За последние пять лет цены на уголь в долларах упали в мире в 1,6 раза.

По каждому из участников расследования мы решили рассказать отдельно.

 

 

“Самрук-Энерго”: сам продает, сам и покупает?

Поднятие цен на ТОО “Богатырь Комир” выглядит вообще, мягко говоря, странно. Предприятие принадлежит государственному холдингу по управлению электроэнергетическими активами страны АО “Самрук-Энерго”, а также российскому партнеру. Им отдана львиная доля рынка – как внутреннего, так и экспортного в соседнюю Россию. Правой рукой “Самрук-Энерго” управляет угольной компанией и продает уголь, а левой – покупает для алматинских ТЭЦ. Все бы ничего, но цена угля ложится в тариф за тепло и электроэнергию, как ни крути. Поэтому такие действия настораживают и вызывают немало вопросов.

По данным комитета по регулированию естественных монополий, ТОО “Богатырь Комир” подняло цены на 132 тенге, это около 8 процентов. Мы отправили официальный запрос в АО “Самрук-Энерго” по поводу расследования, но там ответили, что данный вопрос находится в компетенции ТОО “Богатырь Комир”. Туда мы тоже написали, но наш запрос проигнорировали. Зато “Самрук-Энерго” предоставил нам любопытные данные по тому, как изменялись цены на уголь и на тариф за тепловую энергию с 2013 года. Отметив при этом, что действующий сегодня тариф не учитывает рост отпускной цены экибастузского угля с 1 января 2015 года. Цифры последних лет показывают, что цены растут постоянно. С 2013 года тарифы на тепло поднялись на 277 тенге за Гкал, стоимость тонны угля выросла на 343 тенге. И то ли еще будет…

ЕЭК: Цены подняли, но не сговариваясь…

По данным комитета по регулированию естественных монополий, АО “Евразийская энергетическая корпорация” подняло цены на уголь на 156 тенге, это более 10 процентов. К слову, компания совсем не бедная. Она входит в состав ERG, основателями которой являются миллиардеры Патох Шодиев, Александр Машкевич и Алиджан Ибрагимов. ЕЭК принадлежит 30 процентов угольного рынка страны, это самая крупная компания. В их ведении два разреза – “Восточный” и “Шубарколь Комир”. Правда, в последнее время идут слухи, что дела у крупнейшей компании идут не очень, дескать, счета арестованы по всему миру. Мы попытались связаться с представителями ERG, но пока ответа не получили.

Зато нам ответили угольные компании: “Цена на уголь разреза “Восточный” напрямую зависит от затрат на его добычу. Увеличение стоимости угля связано с увеличением себестоимости вскрышных работ вследствие углубления горизонтов вскрышки…”. Не будем мучить читателя техническими подробностями. Повышения цен никто не отрицает. А вот от сговора отказываются: “АО “Евразийская энергетическая корпорация” соблюдает все требования, предусмотренные законодательством о конкуренции, и ни в какой ценовой сговор с другими угольными компаниями не вступало”.

Аналогичный ответ пришел и из компании “Шубарколь Комир”.

 

 

АО “Каражыра”: В розницу всегда дороже…

Пока единственная компания из четырех фигурирующих в расследовании, которая уже приглашена в суд по факту злоупотребления доминирующим положением, – АО “Каражыра”. Что можно сказать о ней? Доля на рынке – 6 процентов. И после обзвона розничных торговцев становится ясно, что именно ее уголь чаще всего покупают обычные граждане. В общей доле продаж на экспорт компания отправляет 10 процентов угля: в Россию (8 процентов) и Киргизию (2 процента). 60 процентов угля закупают рядовые потребители в Восточно-Казахстанской области, остальные объемы расходятся по другим регионам.

На наш вопрос им о повышении цены пришел интересный ответ: на удорожание себестоимости продукции предприятия оказывают влияние растущие заработные платы сотрудников, рост минимального расчетного показателя, приводящий к увеличению налогов, дорогостоящее оборудование, и – внимание! – повышение тарифов естественных монополистов, производящих тепло- и электроэнергию… Дать комментарии по ценовому сговору компания отказалась, назвав вопрос некорректным. По данным комитета по регулированию естественных монополий, с 1 января 2015 года цены на уголь в АО “Каражыра” выросли на 400 тенге за тонну, это 16,7 процента. Между тем обычные люди, которые отапливают свои дома углем именно этой компании, считают, что цены растут неадекватно реалиям жизни.

– За последние годы цены на уголь выросли очень сильно. И мы, обычные люди, это ощущаем, – говорит алматинец Серик ДЮСЕБАЕВ. – В среднем за зиму на отопление дома в 120 квадратных метров у меня уходит пять тонн. Зимой цены были вообще аховые – 12,5 тысячи просили за тонну. Летом цена немного снизилась, но по сравнению с прошлыми годами – это огромные деньги. У меня у родственников газовое отопление. Так мы посчитали, при нынешних ценах уже выгоднее газом отапливать. Когда такое было? Уголь всегда считался самым дешевым топливом. Дым от него, конечно, на весь район идет, экологию портит. Но цена всегда поворачивала людей в пользу угля.

Цена здоровья

О том, что уголь – это самый выгодный вариант отопления, нам говорили и в “Самрук-Энерго”. Цена всегда стояла во главе угла, и вопрос экологии мерк на фоне материальной выгоды. Так, в статье “Затопи-ка мне город по-черному” мы поднимали вопрос о возможном переводе ТЭЦ-2 в Алматы на газ. Тогда нам сообщили, что это приведет к двойному росту тарифа. Теперь же, когда цена на уголь скачет, возникает вопрос: в чем выгода-то и кому это выгодно? Уж точно не рядовому потребителю, который дышит смогом и при этом вынужден его оплачивать. Между тем ряд стран уже отказался от отопления углем. Объемы экспорта наших угольных компаний падают. И уж эти убытки точно не сравнить с инфляцией, дороговизной оборудования, о которых нам говорили. Здесь потери идут на миллиарды. Не эти ли бюджетные дыры мы будем латать?

России не нужен

О том, что идет снижение объемов сбыта на внешние рынки, нам подтвердили в официальном ответе ЕЭК. И только внутренний рынок, похоже, остается стабильным полем заработка для угольных компаний. Тут потребление не подвержено значительным изменениям, сообщили нам. Все понятно. Ведь сколько бы мы ни писали об острой необходимости перевода ТЭЦ на газ, дело с места не двигается. Ни страшная статистика, ни черная удушливая пелена над городами не впечатляют ответственных управленцев.

Между тем в России идет активный переход на газ, поэтому они и стали отказываться от нашего угля. Там, например, в советские времена было построено 8 станций под наш экибастузский уголь, сейчас их осталось чуть больше половины. Три станции перешли на газ. А к 2020 году планируют перевести еще несколько.

В результате экспорт экибастузского угля неуклонно снижается: в 2013 году – 13,5 миллиона тонн, в 2014 году – 11,3 миллиона, в 2015 году – 10,6 миллиона, в 2016 году потребителям РФ запланирована отгрузка на уровне 9,2 миллиона тонн. И это несмотря на то, что в 2012 году между министерством индустрии и новых технологий РК и министерством энергетики РФ был подписан совместный индикативный баланс угля двух стран на 2012–2015 годы. Данным балансом был определен ежегодный объем экспорта казахстанского угля в Россию на уровне 29 миллионов тонн. Но наши чиновники то ли пытаются вселить оптимизм в угольных магнатов, то ли занимаются аутотренингом. Считая, что наш высокозольный уголь будут покупать в Европе, например.

В Японию и Европу?

Так, на фоне падающего спроса на уголь во всем мире чиновники вдруг заговорили про экспорт угля в Японию и Польшу. Но это больше похоже на сказку, в Стране восходящего солнца наш высокозольный уголь никому уж точно не нужен, а Польша сама сидит на залежах. В этом году мне повезло съездить в Варшаву и поговорить с энергетиками, так там на планы казахстанцев по-европейски толерантно улыбнулись.

Планы по поводу экспорта угля в Китай, которые периодически, как мантра, звучат из уст чиновников министерств, тоже под вопросом. Китай занимает третье место в мире по объемам доказанных запасов угля, это 115 миллиардов тонн, к слову, Казахстан находится на шестом месте, у нас 35 миллиардов тонн. И там тоже стали заботиться об экологии.

А еще шли разговоры об экспорте угля в Западную Европу. В самой Европе, правда, об этом не знают. “В Европейском союзе сокращается производство электроэнергии из ископаемых видов топлива. Таким образом в ЕС намерены полностью прекратить выбросы углерода в атмосферу к 2050 году”, – пишет Financial Times.

Выходит, что последней надеждой угольных магнатов остаемся мы с вами – обычные казахстанцы. Но готовы ли мы спасать угольную промышленность, закрыв глаза на всё: на свое здоровье, на цены?

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи