Опубликовано: 2250

Язык до ВТО довёл. Что дальше?

Язык до ВТО довёл. Что дальше?

Эпопея со вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО) длиною в 19 лет завершилась – 22 июня секретариат министра Казахстана по делам экономической интеграции сообщил, что окончательный пакет документов одобрен и полноправным членом ВТО мы станем в декабре 2015 года.

Правда, что нам даст это членство, пока непонятно. Ни в одном сообщении министерства не говорится, на каких условиях нас приняли в ВТО. Соответственно невозможно рассчитать риски и возможности, которые открываются перед страной.

На государственном уровне было подчеркнуто, что сегодня 90 процентов нашей торговли приходится на страны – члены ВТО и поэтому вступление в эту организацию важно для нас. Но пока большинство экспертов считают, что рисков и минусов перед страной всё же больше, чем плюсов и возможностей. Причина банальна: наш основной товар – нефть. На нее приходится 90 процентов казахстанского экспорта. Развитой промышленности у нас нет, а значит, вступая в клуб, где заправляют именно промышленные гиганты, мы рискуем навсегда отказаться такую промышленность создать. В итоге сырьевая роль Казахстана только усилится.

Кот в мешке, или Чего мы не знаем

– С одной стороны, мы вступаем в организацию, где правила игры более или менее честные. По уставу ВТО у одной страны – один голос независимо от размеров экономики, – рассказал “КАРАВАНУ” глава союза потребителей финансовых услуг “Финпотребсоюз” Айдар АЛИБАЕВ. – С другой стороны, мы только знаем, что шли долгие торги, многие тарифы и пошлины оспаривались другими странами. Раз вступили, значит, пришли к согласию. Но к какому согласию пришли, нам не сообщали. А зная уровень компетентности и соблюдения государственных интересов нашими чиновниками, могу предположить, что по каким-то позициям мы были вынуждены подписать соглашения о вступлении лишь ради самого вступления. Другой момент: что мы можем предложить миру на продажу, кроме сырья? Для экспорта минерального сырья вступать в ВТО совсем не нужно. Нефть, минеральное сырье, металлы – на все это покупатели найдутся всегда. При этом зарубежный товар теперь будет легко находить дорогу на наш рынок, и он будет бить по нашему еле живому производителю.

Но позитивные моменты для населения тоже есть. До 2011 года в Казахстане был достаточно комфортный уровень таможенных пошлин. Это создавало разумный уровень цен на автомобили. Когда мы с Россией вошли в Таможенный союз, сразу цены выросли. Вступив же в 2012 году в ВТО, Россия снизила таможенные пошлины на автомобили, и они стали поступать по более низким ценам. А у нас остались прежние высокие пошлины, что сделало нас рынком сбыта для российского автопрома. Наш союзник поставил нас в невыгодные экономические условия. Теперь у нас есть основания опустить пошлины на машиностроение, не оглядываясь на Москву. За те же деньги мы сможем получать товары более высокого качества, чем российская продукция.

Но выяснилось, что Россия снова ставила нам палки в колеса уже при нашем вступлении в ВТО. Ей невыгодно, если мы будем применять тарифную политику ВТО, а не политику ЕврАзЭС. Один на один Казахстан противостоять давлению России не может. В условиях ВТО мы встаем на один уровень – это большой плюс. А еще мы можем формировать политические отношения в обход традиционных партнеров.

Где соломки подстелить?

– В ВТО ведущую роль играют страны с развитой экономикой и промышленностью, – отмечает председатель совета Ассоциации таможенных брокеров Казахстана Геннадий ШЕСТАКОВ. – У них действительно есть сильная мотивация в существовании такой организации, позволяющей продвигать свои товары на рынки других стран. У нас таких товаров практически нет.

Также бизнес не знает, на каких условиях министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова договорилась с ВТО. Наверняка оговорки у нас будут по зерну и металлам. Это те продукты, которые мы производим неплохо.

– Насколько правительство владеет ситуацией в бизнесе, мы знаем: сначала принимаем законы, потом пытаемся внести в них изменения, затем аннулируем. Это говорит, что аналитической работы просто не ведется. Боюсь, что так мы вступали и в ВТО, – опасается Шестаков.

Первой от конкуренции может пострадать вся пищевая промышленность, включая агропромышленный комплекс и сельское хозяйство:

 – У нас есть отечественные бренды, но они не могут конкурировать с международными корпорациями с отлаженным финансированием, научно-исследовательской работой, маркетингом. Также пострадают легкая и мебельная промышленность. Но положительным моментом вступления в ВТО может быть передача этих неэффективных проектов зарубежным компаниям, заинтересованным в рынке Казахстана и развитии здесь своего производства. Поэтому люди, которые работают в этих отраслях, могут быть востребованны. Соответственно главный вывод – в Казахстан наконец придут транснациональные корпорации и начнут встраивать нашу страну в мировое разделение труда. Правда – на своих условиях.

Кто еще может выиграть? Как ни странно, машиностроение. Прежде всего производство оборудования для добычи нефти. В этой сфере наши предприятия наработали хороший опыт и имеют неплохой багаж в виде хороших кадров. Также активно будут развиваться транспортно-логистические проекты типа коридора Западная Европа – Западный Китай. У Китая – очень большие амбиции по проникновению на западные рынки через Россию и Казахстан.

P. S. 19 лет переговоров – срок большой. Все это время правительство говорило, как хорошо будет в ВТО, как благоприятно она подействует на нашу экономику. Казалось бы, за эти годы можно было провести реформы, но Казахстан так и остался сырьевой страной. И проблемы сейчас – те же, что были в начале пути. Тогда какой смысл во всей этой истории?

Загрузка...

[X]