Опубликовано: 2400

Второе явление Толеубека АЛЬПИЕВА

Второе явление Толеубека АЛЬПИЕВА

В “Астана Опере” новый директор, он же и старый, потому что 13 лет возглавлял предыдущий столичный Театр оперы и балета имени Куляш Байсеитовой.

Не было даже нот

Толеубек Альпиев говорит, что в свое время приехал в Астану, не подозревая, что ему предложат возглавить создававшийся здесь Театр оперы и балета. К началу сезона следовало подготовить три спектакля: “Биржан и Сара” Тулебаева, “Травиата” Верди и балет “Лебединое озеро” Чайковского. Открытие намечалось на октябрь, а на дворе стоял июль. Шел 2000 год. Не было ни оркестра, ни хора, ни солистов, ни реквизита, ни костюмов…

– В Астане уже были Казахский музыкально-драматический театр имени Куанышбаева, Русский театр драмы имени Горького, функционировала филармония во Дворце целинников, но оперного театра здесь не было никогда, – рассказывает Толеубек АЛЬПИЕВ. – Создать его с нуля, да еще в короткие сроки, казалось делом нереальным. Но в 2000 годы все так стремительно развивалось, Астана бурлила, весь город – в строительных кранах. В водоворот наших проблем вовлекались совсем далекие от искусства люди. Например, проводники легендарного поезда №4, который курсировал между Астаной и Алматы, а нам казалось – что между нашим театром и Театром имени Абая. Ведь у нас не было даже нот. Коллеги-абаевцы только успевали поставлять нам поездом все необходимое. Было принято решение направить в Астану из Алматы весь выпускной курс хореографического училища имени Селезнева. Но это всего 20 человек. Министерство образования приняло беспрецедентное решение – экстерном принять экзамены у предпоследнего курса и также направить в столицу. А детям  всего по 16–17 лет, родители плачут, не хотят отпускать в незнакомый город, в непонятные бытовые условия: почти не было гостиниц, минимум общежитий, да и те заняты. За что ни возьмись – проблема. Но они решались! И мы благополучно запустили новое “производство”. Тогда в коллективе уже было 200 человек.

Самая тяжелая задача

– А потом оперный театр закрыли…

– Тогда каждый день мы проводили собрания, много было волнений: хор, солисты, оркестр. Это был тяжелейший период жизни. Никто не ожидал конкурса, думали, что автоматически всем коллективом перейдем в новое здание. Кто-то прошел конкурс, а кто-то – нет… Боль, обида, слезы, ощущение несправедливости, потому что люди создали театр. Сейчас в “Астана Опере” работает не менее 80 процентов прежнего состава, но двери открыты и всем остальным. Надо лишь пройти конкурс. Дальнейшее развитие событий показало стратегическую оправданность такого непопулярного решения. Первый оперный театр не претендовал на мировое признание уже по причине недостаточной технической оснащенности неспециализированного здания, сейчас условия другие и цель другая – достичь международного уровня.

– Мы видим, как активно работает новый коллектив – оркестр, балет, хор, оперные певцы. Заняты все, кроме солистов оперы…

– При таком маленьком репертуаре – а за полтора года было поставлено всего пять опер – трудно задействовать всех солистов. Это были премьерные спектакли, новый театр хотел сразу привлечь к себе внимание, показать технические возможности и исполнителей, которые блистали в Германии, Италии, Франции. Но кроме этих опер у нас есть “Биржан и Сара”, “Богема”, “Травиата”, где участвуют почти все солисты.

– Но это репертуар старого театра...

– Да, сейчас будем уточнять репертуарную политику. Нам нужны оперы с наибольшим участием собственных солистов. Будем готовить “Любовный напиток” Доницетти, “Евгения Онегина” Чайковского, ставим “Абая” Ахмета Жубанова. При этом продолжим приглашение звезд мирового оперного искусства. Без этого никак нельзя: можно дойти до уровня самодеятельности, где мы сами ставим, поем, танцуем и сами смотрим. Но если мы хотим быть интересны миру, нужно идти в мир со своим национальным репертуаром и эксклюзивными проектами. Зачем везти в Европу западноевропейскую музыку? Они это сами лучше делают. Нужен свой национальный репертуар, но пока он очень скуден. Нужны новые композиторы, новые оперы, новая музыка. Эксклюзивная, национальная, особенная. Это самая тяжелая задача.

Кем гордится “Астана Опера”

– В театре много иностранцев?

– Есть музыканты из Ташкента, балерины из Японии, народный артист Армении, артистка Мариинского театра, артистки из Уфы, Тувы и т. д. Но их не так много, как думают.

– Недавно театр прославила Салтанат Ахметова, выиграв Гран-при в телепроекте России “Большая опера”. Ее даже назвали звездой “Астана Оперы”.

– Да, она вызвала интерес к нашему театру. Художественный руководитель московского музыкального театра “Геликон-Опера” Дмитрий Бертман высоко оценил выступления нашей певицы. А после исполнения Салтанат арии Эльвиры из оперы “Пуритане” Галина Калинина, народная артистка России, член жюри, сказала: “Если бы Беллини был жив, он бы посвятил эту арию Салтанат”. Она приехала к нам еще в тот, старый театр 17-летней девочкой из Кокшетау. Гордостью “Астана Оперы” также является Медет Чотабаев. В Италии его уже узнают на улице и называют на свой манер – кадзако. Сундет Байгожин, шикарный баритон, тоже востребован в театрах Европы. Молодая казахская певица с прекрасным голосом Жупар Габдуллина, покорившая слушателей Оперы Бастилии. Западный зритель полюбил проникновенный голос Дины Хамзиной. Скоро к нам приедет из Генуи арт-директор Джузеппе Аквавиа, чтобы прослушать голоса и определиться с выбором солистов на гастроли. Так что никто не забыт, все будут задействованы.

Астана

[X]