Опубликовано: 1828

Все думают, что я шучу

Все думают, что я шучу

Джазовая дива Жанна САТТАРОВА полна оптимизма. Хотя при случае может выcказаться так, что мало не покажется. О своей пластинке, импульсивности и любви к клоунам она рассказала "Каравану".Отражение действительности

– Для начала хотелось бы узнать про ваш диск “2012, или Посвящение Такеши Китано”, где, на удивление, оказалось довольно много электронных хаус-композиций. Как вас потянуло в эту сторону?

– Альбом действительно состоит в основном из моей экспериментальной музыки. Хотя когда я писала эти песни, то не задумывалась о том, какой будет стиль. Просто хотелось, чтобы они были в духе нашего времени.

– Кстати, насколько часто и близко вы пересекаетесь с миром отечественной поп-музыки? Не раздражает ли он вас?

– Меня давно уже ничего не раздражает! Все, что мы видим по телевизору, – это отражение действительности. А разве есть у нас в стране  “мир” попсовой музыки или какой-нибудь другой? Есть отдельные исполнители того или иного жанра, которые успешно работают на корпоративных вечерах или в концертной программе.

– Вы давно варитесь в отечественной джазовой тусовке, не собираетесь поведать об этом всем на бумаге? Ключевые персоны, тенденции и т. п.

– Насколько я знаю, уже выходило два издания об отечественной музыке и музыкантах последних десятилетий. Я же сварила свою собственную “кашу” и до сих пор приправляю ее то маслом, то сахаром. Хотелось бы снять об этом фильм или написать книгу, но не сейчас.

– Вы учились на пианистку, как вдруг запели джаз, хотя у нас такая музыка не была в трендах…

– Я и сейчас играю на клавишных инструментах. А петь начала еще в детстве. Вопрос о трендах меня не интересует. Главное то, что я делаю и чем занимаюсь. Мне довелось получить прекрасное музыкальное профессиональное образование еще в советское время, когда было строжайшее и бесплатное обучение. И всегда был отсев. Кроме того, педагоги занимались с нами дополнительно, причем тоже бесплатно. Тогда была сверхзадача приучить детей к прекрасному. Мы знали, если мы хотим быть музыкантами, то нужно научиться постоянно оттачивать свое мастерство.

– Мне кажется, что со времен Советского Союза в мировой музыке и музыкальном образовании многое поменялось…

– О да! Стандарты стали жестче. Кроме владения инструментом, это безукоризненное знание ритмов, специальных компьютерных программ, законов сцены и танцев.

Хочу спать – сплю!

– Если послушать вас, складывается впечатление, что вы всегда настроены оптимистично. Откуда этот источник позитива?

– Я действительно оптимистка и всегда ею была. А научилась этому сама.

– При этом, полагаю, вы достаточно импульсивны…

– Я очень импульсивный человек. Не могу просто сидеть на месте, должна быть всегда в движении. Но если я хочу отдохнуть – я отдыхаю, если хочу спать – сплю. И так во всем: я всегда прислушиваюсь к себе и следую своим чувствам.

– Есть ли музыканты, манера и отношение к музыке которых для вас особенно близки? Слушая вас, я, к примеру, в первую очередь вспоминаю Билли Холидей и особенно Кармен Макрей.

– Конечно же есть. Таких очень много. И не только музыкантов, и не только джазовых. Но мне приятно ваше сравнение. Билли и Кармен – это две великие певицы. Я их считаю не просто людьми, а “посланцами” вселенского масштаба, вещавшими для человечества. И благо, что это было зафиксировано в записях.

Билли Холидей, пройдя тяжелейший жизненный путь, дарила через музыку счастье людям и передала многое из того, что она знает, великой Кармен Макрей, с которой они близко дружили. А Кармен Макрей для меня – как мать, конечно же, не физическая. Когда мы дома слушаем ее записи, так ее и называем – Мама. Она своим голосом окутывает, словно теплым покрывалом в холодную погоду, и рассказывает красивую историю через музыку.

– Если бы вдруг на вас свалилась огромная сумма денег, готовы ли вы завязать на какое-то время с музыкой? И чем бы хотели заняться?

– Вы случайно не знаете, где находится то место, откуда они свалятся? Я с удовольствием подожду. Они мне очень бы пригодились! Я бы тогда реализовала все свои планы, а планы у меня масштабные, и не только музыкальные.

– Кстати, в одном интервью вы сказали, что мечтали быть клоуном. Что за такое необычное желание? Мечта исполнилась?

– Я обожаю клоунов! И где бы я ни находилась, всем почему-то становится смешно. Особенно дома. Что бы я ни делала, что бы ни говорила, как бы ни двигалась, все балдеют и катаются по полу от смеха. Досадно только одно: когда я что-нибудь строго говорю, все думают, что я шучу!

Загрузка...

[X]