Опубликовано: 1470

Время ренессанса еще не наступило

Время ренессанса еще не наступило

Под звуки весенней капели в городском парке мы встретились с одним из немногих композиторов в Казахстане, пишущих музыку для народных инструментов, – руководителем ансамбля “Сарыарка” г. Астаны Карагоз ГАСИМОВОЙ.Воплотила мечту мамы

…Весенняя пора – блаженство для творческой души.

– Пробуждается природа и возникает непреодолимое желание творить, музыку видишь буквально в каждом кусочке дня, – признается Карагоз.

Эту тягу к музыке она почувствовала еще в детстве. А когда в семилетнем возрасте приехала с мамой сопровождать брата на вступительные экзамены в музыкальную школу им. А. Жубанова в Алматы, сразила комиссию своими познаниями! В итоге музыкантом стала Карагоз, а не ее старший брат.

– Мама всегда хотела, чтобы кто-нибудь из четверых детей стал музыкантом, – говорит она. – Сама она, хоть и работала бухгалтером, отлично играла на баяне и домбре.

Печаль жетыгена

– Почему вы заинтересовались именно жетыгеном, ведь есть и другие народные инструменты?

– Меня привлекла очень лиричная мелодия этого инструмента, напоминающая звук арфы, но более мягкого звучания. Впервые я услышала драматическую печаль жетыгена шестнадцать лет назад в исполнении ансамбля “Сарбаздар” в кюе “Отырар сазы”. Еще более заинтриговала история создания этого древнего музыкального инструмента – печальная, глубоко философская легенда, связанная с трагическими для истории страны событиями. Один мудрец, проводив на войну старшего сына, протянул над колыбелью – бесиком – струну, чтобы младший сын знал, что в далеких краях за его свободу сражается родной брат. Вырастает второй сын, так же, как и старший, покидает отчую юрту. Отец перетягивает вторую струну над бесиком, рассказывая о родных братьях третьему младенцу. Так старец проводил на защиту родины семерых сыновей. А самому младшему, восьмому сыну завещал хранить жетыген как память о братьях-героях, погибших в схватке с врагом.

– Значит ли это, что для жетыгена подходят драматические произведения, наполненные скорбью и духом борьбы?

– Диапазон жетыгена – две с половиной октавы, и это большие возможности. Можно писать не только драматические музыкальные произведения, но и лирические. На днях наш ансамбль презентовал весенний кюй “Көктем әні”. А кюй “Ұлы Жібек жолы” – рассказ о древних легендах, воображаемый путь странника по Великому Шелковому пути. Когда-то по нему следовал и мой предок, присоединившись к каравану купца. Он шел из Аравии на Кавказ исследовать гору Арарат, на которой, согласно легендам, остановился ковчег Ноя. Искал отгадку тайны, а встретил судьбу – красивую девушку. Так и жили мои предки на Кавказе, а в начале ХХ века их депортировали в Иран, а оттуда – уже в Казахстан. Когда я была маленькой, отец часто рассказывал эту историю.

Кладезь для творчества

– Можно ли сказать, что казахская национальная музыка переживает волну возрождения?

– Меня всегда поражали творения Нургисы Тлендиева, которые без преувеличения можно назвать шедеврами. Уникальны произведения Алькуата Казакбаева, Едиля Хусаинова, Ермурата Усенова. Однако время настоящего ренессанса пока не наступило. А ведь это кладезь для творчества!

– Вдохновение – процесс управляемый?

– Скорее – направляемый. А творческий порыв может настигнуть в любой момент, особенно если природа и состояние души на одной волне. Тогда я бросаю все домашние дела и сажусь за ноты. Никого в моей семье не удивят недоваренный борщ или незаконченная уборка в квартире!

Астана

[X]