Опубликовано: 1300

Возбуждает глубина

Возбуждает глубина

Приехав в Астану на премьеру фильма “Ирония любви”, Алексей Чадов в промежутках между раздачей автографов и фотографированием с поклонницами рассказал “Каравану” о том, какими качествами должна обладать идеальная женщина, на что он способен ради родного брата и почему мы никогда не увидим его в сериале.

Что за дяди?

– Алексей, а ты сам веришь в историю, рассказанную в фильме “Ирония любви”?

– История Асель и Ивана меня лично тронула, она очень искренняя. Думаю, в нее можно поверить. В жизни бывает все – я знаю массу примеров, когда обеспеченная девушка влюбляется в не очень состоятельного парня. Или, наоборот, богатый мужчина выбирает обычную женщину. У любви бывают такие повороты, что нам и не снилось.

– А тяжело было играть “ботаника”, хоть и такого симпатичного?

– Скорее необычно. В физическом плане трудностей в этой роли было очень мало. Это романтическая комедия, где не нужно бегать с автоматом наперевес по пересеченной местности. А вот находиться в шкуре ботаника, ходить сереньким, невзрачным, лохматым, в очочках, среди красивых женщин было немного неуютно. По жизни я другой, поэтому мне было, с одной стороны, нелегко, а с другой – очень интересно играть эту роль. Если честно, я ходил в зал, занимался боксом, думал, сыграю серьезную роль, какого-нибудь героя. В итоге получилось наоборот.

– Но ты не жалеешь, что среди военных, священников, вампиров появился еще и ботаник?

– Нет, конечно. Я благодарен продюсеру Ренату Давлетьярову за приглашение, потому что немногие сегодня рискнут так кардинально изменить амплуа какого-то известного актера. В основном многие берут уже раскрученный образ и продолжают высасывать его из актера до последнего. Я играл в четырех военных фильмах. Поверь, устаешь очень сильно. У меня есть желание играть разноплановые роли, уходить от штампов. Мне кажется, чем разнообразней твоя работа, тем интересней в первую очередь тебе и, конечно, зрителю. Вот сейчас у меня романтический период, который чего-то никак не может закончиться…

– Есть ли роли, от которых ты отказываешься?

– Безусловно! И их намного больше, чем тех, на которые соглашаюсь. Я отказываюсь, если в сценарии нет смыслового, идейного стержня, когда непонятно, для чего и кому это нужно. Для меня очень важно, куда я попаду, кто будет режиссер, кто продюсер. То есть что за дяди стоят за проектом, как они одеты, что за часы у них на руке и как они вообще себя чувствуют в этом мире.

– Как относишься к сериалам?

– Я их не смотрю и играть в них не буду. Мне кажется, что лучше заняться чем-то другим, чем три года сниматься в каком-то сериале. Нет, я слишком люблю кино.

– А как режиссер ты себя уже попробовал?

– Нет, ты что?! До режиссуры надо дорасти, а я еще маленький (смеется). Я себя еще как актер не раскрыл до конца.

Потеряю брата – потеряю все

– Вы с братом Андреем хоть и не близнецы, но очень похожи. Никогда не было обидно из-за того, что многие зрители не отличают вас, мол, Чадов и Чадов, какая разница?

– Нет, мне не обидно. Не знаю, как к этому относится брат, но для меня это не имеет никакого значения. Он мой брат, а все, что связано c ним, меня не может обижать. Брат дороже профессии, дороже какой-то славы, он дороже моих личных переживаний и желаний. Если я потеряю его, я потеряю все.

– А если вы пробовались на одну роль, бывало, что приходилось отдавать ее брату?

– Бывало. Но у нас никогда не было соревнований по поводу ролей и количества фильмов. На самом деле все проходит очень полюбовно и органично. Случается, что кто-то из нас просто не может прийти на пробы. Сейчас с этим проще: мы стали немного разными по фактуре, по мироощущению. Поэтому сразу становится понятно, кто какую роль будет играть.

– А конфликты из-за девушек между вами были?

– Нет! Я не думаю, что настоящие братья, зрелые в своих чувствах, смогут променять духовную братскую дружбу на какую-то женщину, которая пытается их разлучить. Это сериальная история, и она совсем не про нас.

Она должна быть интересной

– Если бы в реальной жизни ты встретился с героиней Асель Сагатовой, обратил бы на нее внимание?

– Конечно! Мне кажется, что обе Асели, и героиня, и актриса, – очень духовные девушки, а меня это всегда в женщинах привлекает. Если помимо красоты есть глубина, чистота, порядочность – все это во мне возбуждает приятные мужские чувства.

– Что еще должно быть в твоей женщине кроме красоты и духовности?

– Она должна быть интересной, иначе ничего не выйдет. Кроме того, я не люблю, когда устраивают истерики, убегают из дома, бросают трубку телефона. Мне нравятся женщины, знающие, как себя держать, как найти подход к мужчине, которые ведут себя в отношениях мудро...

– В последнее время ты часто снимаешься в романтических комедиях, соблазняешь, влюбляешься сам. А что для тебя самого значит любовь?

– (Чешет затылок.) Наверное, это когда ты хочешь отдавать, полностью растворяешься в любимом человеке, а взамен ничего не берешь. Когда тебе нравится все, что она делает, к чему притрагивается…

– Насколько для тебя важен быт?

– Быт… Ну, моя девушка должна быть, бесспорно, чистоплотной, опрятной.

– А готовить, стирать, гладить?

– Ну, стирать, гладить – необязательно, но готовить она должна уметь – это для меня очень важно. Приятно, когда любимая женщина готовит тебе, в таком случае еда получается особенно вкусной. Мне кажется, в этом есть некий ритуал, и я в него сильно верю.

– И вопрос, с которого, наверное, стоило бы начать: сердце Алексея Чадова свободно?

– Я бы не сказал…

Маша БИККИНИНА, Андрей ТЕРЕХОВ (фото), Астана

[X]