Опубликовано: 580

Вот такое кино

Вот такое кино

Всю весну в вечернем прайм-тайме российского Первого канала царила “Золотая Орда”. Сериал получился неоднозначный, и от реальной истории там остались лишь названия городов, племен, имена некоторых героев и время действия. Пока в Интернете обсуждают, имеют ли право казахстанские актрисы сниматься в постельных сценах с российскими коллегами, мы решили поговорить с известными режиссерами о том, где грань между творчеством и

провокацией?

Принц недатский

Как и ожидалось, сериал “Золотая Орда” вызвал большой резонанс в казахстанском обществе. Ну, во-первых, там задействовано много наших актеров, и почти у каждого случается любовь с представителем враждебной на то время Руси. Во-вторых, почему не мы, а россияне снимают фильм о чингизидах? И, наконец, в-третьих, почему в сериале со столь громким названием так мало исторической достоверности?

И хотя создатели сразу предупредили, что это не историческое кино, а любовная сказка, вопросы остались. Неужели у казахстанских актеров нет славы и исторической памяти: отечественные эксперты о сериале «Золотая Орда»

– Я посмотрел несколько серий “Золотой Орды”. Видно, что сериал снят дорого. В нем задействовано много казахстанских актеров. Я помню времена, когда наших звали в Москву играть якутов или бурятов. Теперь они сами себя играют. Это, конечно, уже очень хорошо. Но при этом, мне кажется, авторы больше спекулируют на тематике, нежели пытаются что-то добавить от себя.

Принимаясь за такие темы, режиссер должен четко понимать: для чего он это делает?

Золотая Орда – тема, интересная многим, и в мире было очень много интерпретаций истории Чингисхана. И для чего ее поднимать снова? Прославиться? Заработать денег? Или рассказать что-то новое? Вот основной вопрос, на который должен ответить режиссер, приступая к работе на историческую тематику, – комментирует поток критики в адрес российско-казахстанского творения известный казахстанский режиссер Ермек ТУРСУНОВ.

Ему, кстати, не единожды предлагали снять какое-нибудь историческое кино к знаменательной дате. Но, по словам самого Турсунова, “шедевры по заказу не рождаются”. В подтверждение этой сентенции режиссер приводит в пример “Казахское ханство”.

– Я вообще не люблю “датские” произведения – когда фильмы снимаются к какой-то определенной дате. Такие фильмы должны идти прежде всего от сердца, от личных интересов авторов.

Я всю жизнь готовлюсь к съемке картины о султане Бейбарсе. Шесть лет жил в Иране, изучал историю мамлюков, но тем не менее, кажется, я еще не готов к съемкам этой картины.

Поэтому мне всегда странно то, с какой легкостью люди могут снимать фильмы о Золотой Орде, Наполеоне или другой исторической личности. Надо понимать, что за ними стоит история целого народа, и ты не можешь здесь что-то добавлять от себя, перевирать или выставлять кого-то в негативном свете, – уверен Ермек Турсунов.

Матильда и инквизиция

Впрочем, российский кинематограф всегда славился более вольной интерпретацией истории, нежели казахстанский. Но, судя по всему, о некоторых исторических фактах и там предпочли бы забыть. Чего стоит хотя бы история с прокатом фильма о тайной любви последнего цесаревича и балерины Матильды Кшесинской. Напомним, на запрете фильма, позорящего, по мнению протестующих, честь императорской фамилии, настаивала сначала религиозная общественность страны, а потом депутат Госдумы Наталья Поклонская. И только суд разрешил скандальному фильму выйти в прокат.

– Если говорить о фильме “Матильда”, то произошел некий феномен. Если бы он произошел после того, как люди посмотрели фильм, я был бы счастлив. Но, когда это происходит до, я считаю, можно говорить о мракобесии.

Мне иногда говорят о том, что я якобы тайно договорился с Поклонской о продвижении моей картины.

Но при этом многие говорили и о том, что вся эта шумиха помешала им: вместо того чтобы смотреть фильм, они выискивали, что же так возмутило госпожу депутата, – говорит режиссер фильма “Матильда” Алексей УЧИТЕЛЬ.

Знаменитый режиссер уверен, что от критики сценария фильма до полнейшего мракобесия – совсем небольшая дистанция.

Все эти попытки сохранения якобы исторической справедливости – это путь к деградации общества.

Искусство и история, конечно, ходят рядом, но первое совершенно не обязано абсолютно соответствовать второму. Искусство может пробуждать интерес к изучению истории. Но попытки морального, а иногда и физического давления на художника ни к чему хорошему не приведут. Бедная Наташа. Владимир Рерих о "Матильде", “токал” и “байбише” русских царей

Сам себе режиссер и кинокритик

Вместе с тем известный российский публицист, автор книги “Вся кремлевская рать” Михаил ЗЫГАРЬ видит в конфликте Учителя и Поклонской новый этап развития исторического кино и современного общества: зритель уже не просто безмолвная единица, он – соавтор произведения. Та же “Матильда” без Поклонской не была бы такой яркой.

Но это не значит, что в угоду публике режиссер должен отрекаться от своих фильмов и идей.

– Об истории можно и нужно говорить всегда и всё. Можно и нужно задавать любые вопросы и сомневаться в тех версиях, которые считаются правильными. И нельзя ни одну историю рассказать безошибочно. Но не должны эти ошибки быть проблемой! История – это способ представить себе, как будет выглядеть будущее. Это некая репетиция будущего: возможность уже случившиеся сценарии посмотреть, примерить к себе и подумать об альтернативах, – говорит он.

А раз тот, уже пройденный сценарий так живо откликается в умах и душах современников, значит, именно он сейчас актуален. Почему – вопрос отдельный. Наиболее точный и корректный ответ на него дал нам польский режиссер Кшиштоф ЗАНУССИ:

– Конечно, мы, как режиссеры, снимая свои картины, должны ко всем относиться с уважением.

И нарушать границы того, что для какой-то части общества является святым, – хамство.

Но совсем другое дело, когда люди с маленькой верой хотят найти свою идентичность во враге. То есть они хотят быть оскорбленными, чтобы объединиться против этого оскорбления. Они выискивают то, что могло бы их оскорбить, чтобы, объединившись, укрепить свою веру, – заметил режиссер.

Это своего рода болезнь роста нации. Может быть, и мы от нее скоро излечимся.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть