Опубликовано: 1109

Вот такая “стройка века”

В начале 2009 года с помпой запустили железную дорогу Усть-Каменогорск – Шар. “Мы строили, строили и наконец построили”, – радостно доложили главе государства в Министерстве транспорта. В начале 2010-го у новой дороги стали вылезать “косяки”. Один за другим.

Сначала в снежном заносе встал пассажирский состав, следовавший из Усть-Каменогорска в Алматы. На сутки. Без запаса еды и воды, с “удобствами” за вагонами – в поле при морозе и метели. Потом новую дорогу вовсе закрыли, пустив составы по неудобному старому маршруту. Причина – заносы, метель…

Для Восточного Казахстана железная дорога Усть-Каменогорск – Шар – все равно что дополнительный кислород. По старой дороге, чтобы попасть в любой соседний регион, приходилось семь верст киселя хлебать. Пересекать границу с Россией, стоять на таможенном и пограничном контроле на станции Локоть Алтайского края, снова пересекать границу и проходить уже казахстанский контроль… Двести километров от Усть-Каменогорска до Семея растягивались на 9 часов! Люди теряли драгоценное время, деньги, нервы. Поэтому, едва в области появился рабочий проект ветки, срезающей железнодорожную петлю, он сразу нашел поддержку.

В 2005 году “СТРОЙКА ВЕКА” началась. Стоимость дороги оценили в 20 миллиардов тенге. Деньги (всю сумму!) позаимствовали у пенсионных фондов, то есть практически у каждого казахстанца. Через четыре года, на финише работ, миллиарды внезапно кончились.

Мы уже писали о двусмысленной ситуации, в которой оказались вкладчики пенсионных фондов (“За чей счет банкет”, №45 от 6 ноября 2009 г.). Сложилось впечатление, что все четыре года заказчик новой железной дороги – компания “Досжан темир жолы” – купался в деньгах. В Алматы и Астане появлялись топ-менеджеры, управленцы, учредители, представители… Снимались офисы, покупались иномарки, выплачивались очень приличные оклады, премии.

“Финансы текли рекой, – рассказали в подрядной организации “Желдорстрой”. – Субподрядчикам могли отстегнуть десятки миллионов тенге, не зная толком, какая у них техника, есть ли специалисты, рабочие. В итоге работу потом или переделывали, или начинали с нуля. Даже если на субподрядчиков потом подавали в суд, толку не было. Деньги растрачены, взять с них нечего”.

В конце прошлого года финансовая река пересохла. “Досжан темир жолы” фактически объявила дефолт. Пенсионные фонды, точнее – их вкладчики, остались без обещанной прибыли. У самой стройки, несмотря на запуск дороги во временную эксплуатацию, осталась масса недоделок.

Сейчас все эти недоделки, как подснежники, начали вылезать наружу. Выяснилось, что дорогу до сих пор не принял сам заказчик, – столько “косяков” в декабре выявила его рабочая комиссия.

“Нужно, например, внести изменения в проектную документацию, – со вздохом признались в “Желдорстрое”. – Потому что проект, который делала алматинская организация, и то, что построено на деле, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Ни одна госкомиссия не пропустит”.

В январе и феврале в движении по новой ветке начался хаос. Дорога не выдержала первого же испытания климатом. Спрашивается: заказчик, проектировщики, строители не знали, что в Восточном Казахстане не бывает мягких зим? Почему снегозащитные ограждения не защитили полотно? Не там установили? И опять-таки, за чей счет пойдет “работа над ошибками”?

Кто оплатит все недоделки, просчеты и халтуру? Интересно, руководству страны об этом доложили? Куда потрачены 20 миллиардов пенсионных денег – рассказали?

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Усть-Каменогорск

Загрузка...

[X]