Опубликовано: 2500

Вот это – кино!

Вот это – кино!

Казахстанская "фабрика грез" даже отдаленно не напоминает Голливуд – здесь нет суеты, у входа не толпятся красотки, мечтающие стать звездами экрана. На первый взгляд, на “Казахфильме” даже скучновато. Но это пока вы не открыли первую дверь…

В коридорах “Казахфильма” пустынно. Но это лишь видимость. За какую дверь ни заглянешь – всюду кипит работа. Мы, например, заглянули первым делом в комнату монтажа. Думали, там полно техники, а увидели всего лишь три монитора и клавиатуру.

Монтажер Нина Овсянникова только недавно закончила монтаж сериала “Ангелочек” и документального фильма о Мухаммеде Хайдаре Дулати. Говорит, пока монтировала, узнала об этом человеке много нового. Мы с фотокором переглядываемся, имя Дулати слышали, но конкретно о нем ничего сказать не можем. Надо будет обязательно фильм посмотреть…

Интересуюсь у Нины Овсянниковой: изменились ли принципы монтажа со времен Кулешова? Как он там говорил: тарелка супа, голодные глаза, последовательность кадров? Она улыбается: ничего не изменилось, принципы те же, только техника современная. А так, из любого материала монтажер может сделать и трагедию, и комедию. Смотря как кадры будет “тасовать”.

В соседней монтажной отсматривают пленки с фильмом “Мустафа Шокай”. Премьера этого фильма слишком затянулась, фильм с перерывами снимался почти пять лет. Сейчас одна из копий в Москве, на перезаписи в системе “долби” – требование времени и новых кинотеатров.

Светлана Ниязова – один из старейших режиссеров монтажа на “Казахфильме”, говорит, что работы сейчас на киностудии достаточно. Средняя зарплата монтажеров – 20 тысяч тенге, но есть еще и коэффициенты в зависимости от сложности фильма.

Время классиков

Ну а мы путешествуем дальше – в ателье речевого и шумового озвучания. Здесь нас ждет сюрприз: мы застали самого Ардака Амиркулова за озвучиванием нового фильма по повести Чингиза Айтматова “Прощай, Гульсары!”. Интересуемся у мэтра: “Будет новая трактовка произведения?”.

Режиссер загадочно улыбается и говорит, что с классиками трудно спорить. Но кино есть кино, у него свой язык.

Кстати, в этом году киностудия завершает еще несколько работ по произведениям наших классиков. Уже заканчиваются съемки картины “Час волка” режиссера Рымбека Альпиева по роману Мухтара Ауэзова “Сиротская доля”.

Самое трудное – мат переводить…

В студии дубляжа работа в разгаре. Режиссер Мурат Омаров говорит, что на старости лет переквалифицировался из режиссеров фильма в режиссеры дубляжа по необходимости.

– Сегодня заказов на дубляж очень много, – рассказывает Мурат Омаров. – Практически все казахстанские телеканалы хотят показывать фильмы на казахском языке, а где их взять? Вот и приходится дублировать.

– А что самое трудное в вашей работе?

– Перевод мата на казахский... Приходится делать неполный смягченный перевод…

На экране – кадр из фильма Лейлы Аранышевой “Десант”. Раньше дубляж производился на фоне огромного экрана, сегодня актеры смотрят в обычный монитор, стоя у микрофона.

Главного героя озвучивает молодой актер театра имени М. Ауэзова Бауржан Манжигитов. Ассистент режиссера Гульназит Омарова учит его азам дубляжа: главное – открывать рот вместе с персонажем на экране.

Час такой работы стоит пять тысяч тенге – для частных студий. Но “Казахфильм” – учреждение государственное и столько платить не может, тут полный рабочий день стоит всего четыре тысячи тенге.

Реанимация анимации

Интересуемся, что же “Казах-фильм” готовит сегодня для маленьких зрителей? До серьезного кино они не скоро дорастут, им мультики нужны!

Монтажер анимационных фильмов Айнур Дербесова дает краткий отчет: сделали шесть серий мультфильма “Қуйыршық”, четыре серии мультфильма “Шырақ” – в последнем в игровой форме рассказывается о традициях казахского народа.

Но темпы производства мультфильмов не такие, как прежде: в год удается выпустить… лишь 10 минут.

Будущее казахстанской анимации – студенты института имени Т. Жургенева – проводят много времени на киностудии, чтобы научиться всему, так сказать, у станка.

Пятикурсник Ернат Бапанов, например, придумал в качестве дипломной работы мультфильм для детей в виде компьютерной игры, он так и называется – “Ойын” ("Игра").

В разработке сегодня шесть анимационных картин. Уже завершены фильмы “Алпамыс-батыр” и “Вторжение”. В производстве – “Зайтун қарлығаш”, “Кiм патша болғысы келедi” и “Как аульный почтальон Жаманкул луну обогнал”. Полным ходом идет подготовка к запуску мультфильма “Тазша-бала”. В общем, готовится наш ответ американским монстрам!

История – дорогое удовольствие

Очень нам хотелось попасть на кастинг актеров для нового фильма “Биржан-сал” режиссеров Рымбека Альпиева и Досхана Жолжаксынова. А вдруг подойдем? Вот так, случайно – и сразу в звезды!

Но – не повезло. День выдался прохладный, и отбор актеров отложили. Нам лишь рассказали, что претендентов на вторые роли (а первые, выходит, уже заняты?) одевают в костюмы той эпохи и просматривают в антураже юрты, которая расположилась тут же, во дворе киностудии.

Пока идет кастинг актеров, костюмеры подбирают наряды. Художник Дана Шангерей поведала нам, что костюмы придумывает на ходу, без эскиза, отталкиваясь в основном от образа героя. Главное в этом нелегком деле – соблюдение исторической правды. В ее рабочем кабинете развешаны образцы тканей, пуговиц, различной фурнитуры. Позже, когда костюмы будут готовы, их начнут “старить”. Работают костюмеры с натуральными тканями: шерстью, льном, шелком. Все это красят в естественные для той исторической эпохи цвета. Одежды придется шить много: фильм подразумевает большие массовые сцены. В ход пойдут и запасы – костюмы из “Кочевника”. Но временная дистанция между временем блокбастера и нового фильма большая, почти 150 лет. Так что многое придется создавать заново.

На выходе из главного корпуса “Казахфильма” мы замечаем небольшую остекленную комнатку, закрытую на замок. На двери вывеска – “Кабинет-музей Ш. Айманова”. Туда уже давно не водят экскурсии. Да и саму экспозицию планируют в ближайшее время перенести в более просторное место и пополнить новой коллекцией, превратив тем самым кабинет-музей Ш. Айманова в музей-кино Казахстана…

Годовой бюджет “Казахфильма” составляет 1 миллиард 200 миллионов тенге. В штате киностудии 225 человек. Для сравнения: в былые времена численный состав киностудии доходил до 1200 человек.

О планах и надеждах

Обойти всю студию за один день не получилось. И постичь все тонкости производства кино – тоже. Да мы и не надеялись, кино – серьезное искусство. Но напоследок традиционно расспросили президента АО “Казахфильм” имени

Ш. Айманова Анар Кашаганову о планах на будущее.

– Какие фильмы еще сегодня снимаются на киностудии?

– У нас идет к завершению картина “Келiн” режиссера Ермека Турсунова. Она снимается на оригинальный сценарий группы авторов. На днях просмотрели черновую версию – похоже, мы стоим на пороге рождения очень большой картины. “Келiн”, возможно, будет иметь яркую фестивальную судьбу, ведь там поднимаются важные для каждого человека вопросы высокого нравственного смысла: что есть семья, долг, продолжение рода, любовь…

Еще у нас в производстве картина “Әкем екеумiз” дебютанта Данияра Саламата. Она может стать началом казахского неореализма. Это история взаимоотношений школьника с отцом и мамой, нашедшей другого мужа.

– Много дебютантов?

– У нас запущен проект “Секер”. Это фильм состоит из двух частей. Первая часть "Секер" – это история о судьбе юной девочки, ее снимает режиссер Сабит Курманбеков. Вторая часть – пять короткометражных новелл. Их снимают молодые режиссеры Галия Елтай, Ержан Рустембеков, Нариман Туребаев, Ерлан Нурмухамбетов, Талгад Жаныбеков. Сейчас они все на стадии запуска съемок. Обе части связаны общей идеей.

Кстати, Сабит Курманбеков только что закончил фильм “Ауылым – әнiм” о современном казахском ауле. Легкий по форме, яркий по изобразительному ряду и актерской игре. Ужасно смешной! Это то народное кино, которое наш зритель давно ждал.

Также у нас в запуске картина “Цветочник” – продолжение трилогии “Транссибирский экспресс”, “Маньчжурский вариант” и “Конец атамана”. Режиссер – Хуат Ахметов, в главной роли – Асанали Ашимов. По сценарию, есть роль и для Олега Табакова. Возможно, это будет совместное производство с Россией. “Транссибирский экспресс” в свое время побил все рекорды посещаемости в кинотеатрах. Будем стремиться к тому, чтобы “Цветочник” оказался не менее кассовым.

Кстати, режиссер Эльдор Уразбаев, снявший в свое время “Транссибирский экспресс”, запустился с картиной “Прыжок афалины”. Это фильм о работе спецслужб Казахстана.

– А как обстоит дело с документальным кино?

– В производстве сегодня семь документальных картин. Снят фильм “Уроки польского” о поляках, живущих в Казахстане. Посольство Польской республики уже выразило свое восхищение этой картиной.

– Кинопроизводство – дорогое удовольствие. Деньги из государственного бюджета?

– Мы акционерное предприятие, но 100 процентов акций в руках государства. Это дало возможность быть свободными в принятии решений, смелее двигаться к рынку. Но и без госзаказа пока мы прожить не можем.

Жанар КАНАФИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

[X]