Опубликовано: 36500

Восьмой в стволе!

Восьмой в стволе!

Эта трагедия произошла в 1961 году в одном из районов Алма-Атинской области: нелепый случай оборвал жизнь перспективного оперативника, а двое его коллег навсегда распрощались со службой в органах.

…Лучи весеннего солнца вместе с громким птичьим щебетом радостно ворвались в комнату. Кайрат, пытаясь укрыться от яркого света, натянул себе на голову одеяло. Но в этот момент громко зазвенел будильник. Борясь с дремотой, нехотя приподнявшись на локте, прихлопнул ненавистный механизм подушкой. Но время сна уже вышло.

Ополоснув заспанное лицо ледяной струей из-под крана, он отогнал остатки сна. Вытерся махровым полотенцем и направился на кухню. Парень жил вместе с матерью, но в тот день дома ее не было, так как накануне она уехала к своей сестре в соседний район.

Наскоро перекусив, Кайрат помчался на работу. Настроение было прекрасным, ему даже захотелось как в детстве проскакать на одной ножке по начерченным на асфальте “классикам”. Однако представив, насколько глупо это будет выглядеть со стороны, он отказался от своей затеи. Действительно, взрослый парень 23 лет от роду, лейтенант милиции, следователь райотдела – и вдруг скачет, словно маленькая девочка!

Отслужив в армии, он принял решение поступать в среднюю школу милиции. На это его толкнули следующие обстоятельства.

Во-первых, положительное мнение Саулешки об этой работе. Дело в том, что отец этой девушки из соседнего подъезда был заместителем начальника горотдела. Во-вторых, неплохая зарплата, а в-третьих, любовь к огнестрельному оружию. Однако парень никому не раскрыл бы всех этих причин, особенно первой.

Старшим опергруппы назначили в первый раз

Заскочив в райотдел, услышал оклик опердежурного капитана Максимова:

– Эй, бегом к руководству!..

Начальник райотдела Абузяров в ответ на “здравия желаю, товарищ подполковник!” распорядился:

– Выезжай на труп. Ты – старший группы. Опера готовы, участковый ждет на месте.

Выскочив от начальника, Кайрат помчался в свой кабинет. Захватив бланки протоколов, он затолкал их в папку и ринулся к выходу. Опера – старший лейтенант Трофимов и капитан Каракеев, сидели в коридоре возле дежурки и курили. Опердеж Максимов обернулся к ним и хмыкнул: “Ваш шеф прибыл!”. Те усмехнулись.

– Где труп? – спросил Кайрат у Максимова.

– У меня нет! – заглянув под стол, серьезно ответил тот.

– Кончай издеваться!

– Да ладно! – отмахнулся капитан. – Мужика одного в рабочем поселке порезали. Убийство или случайность: подробности запутанного преступления 30-летней давности

– Кто?!

– Точно не я! – искренне ответил Максимов. – Короче, вот адрес, дуй туда!

Забравшись в старенькую “шестерку” Армана Каракеева, Кайрат спохватился:

– Наручники не забыли?

Трофимов, закурив очередную сигарету, лишь отрицательно покачал головой.

– А оружие? – не отставал Кайрат.

– Послушайте, юноша! – раздраженно обернулся к нему Каракеев. – Мы никогда и ничего не забываем!..

Прибыв на место, они увидели толпу, где-то человек 50, которые с интересом наблюдали за несчастным участковым. Пристегнув к себе наручниками подозреваемого, он воевал с его родственниками.

– Ну по-человечески же прошу, отойдите! Не мешайте! – орал он.

Заметив подъехавших коллег, участковый очень обрадовался, но сейчас же накинулся на них с упреками:

– Где вас черти носят? Я здесь один уже три часа мучаюсь!

– Где труп? – спросил Трофимов.

– Да в доме он лежит – ответил участковый.

– Не трогали? – поинтересовался Кайрат.

– Нет-нет! – помотал головой местный “шериф”.

Пока он вместе с капитаном Каракеевым заталкивал упирающегося подозреваемого в машину, тот поливал всех отборными ругательствами.

Бессмысленное убийство

Убитый, мужчина лет 55, лежал у самого порога, запрокинув голову и ощерив редкие зубы в застывшей гримасе боли. Тельняшка на его животе вся пропиталась кровью, а раны на худых руках свидетельствовали о тщетных попытках защититься. На столе, накрытом старыми газетами, в живописном беспорядке расположились разбитая банка с солеными огурцами, полбуханки хлеба, шмат сала и три пустые бутылки из-под водки. Под столом валялся окровавленный кухонный нож. Составив протокол осмотра, Кайрат повернулся к Каракееву.

– А криминалист где?

– Уволился вчера – нехотя пробурчал тот. – Сам отработаю.

Сфотографировав комнату, стол, орудие убийства и труп, Каракеев позвал двух понятых. Кайрат составил протокол обнаружения и изъятия вещдоков, которые капитан сложил в полиэтиленовый пакет.

Затем следователь приступил к допросу свидетелей, которых было хоть отбавляй. Картина была ясна. Накануне около полуночи к ранее судимому потерпевшему Чернову заглянул его сосед Андреев с двумя своими приятелями – Аманкуловым и Беккером. И не успели они допить принесенную водку, как между хозяином и Андреевым вспыхнула ссора. Поводом стал вопрос, кого больше надо уважать, Чернова, который сидел за хулиганство и кражу, или Андреева, который вообще не сидел? Финал получился трагическим. Андреев, которого Чернов обозвал козлом, схватил со стола нож и несколько раз воткнул его в живот своему обидчику. Тот скончался. Приятели в один голос утверждали, что пытались успокоить противников, но их никто не слушал. На шум сбежались соседи, они подтвердили, что окровавленный нож был в руках у Андреева.

Закончив допрос последнего свидетеля, Кайрат направил труп на судебно-медицинскую экспертизу. Выйдя на улицу, он увидел, что опера уже сидят в машине и о чем-то оживленно беседуют.

– В отдел? – спросил Трофимов.

– Куда начальство прикажет, туда и поедем! – сыронизировал Каракеев.

– В отдел – ответил Кайрат. Он не обижался на коллег, понимая, что те тяжело переносят назначение его старшим следственно-оперативной группы. Ведь они гораздо опытнее и старше.

Андреев в наручниках сидел на заднем сиденье.

– Зачем ты его убил? – спросил подозреваемого Кайрат. – Мог ведь в ответ обозвать или ударить?

– Он за свои слова ответить должен был! – прошипел сквозь зубы Андреев. – И ответил! А ты, начальник, решил воспитывать меня, что ли?

Лейтенант отвернулся. Несмотря на молодость, он понимал, что подозреваемый находится в таком состоянии, когда допрашивать его не имеет смысла. Поэтому, прибыв в райотдел, они поместили Андреева в камеру ИВС. Пусть посидит, подумает, а потом начальник сам решит, кому из следователей поручить это дело.

Причина трагедии – пьяная бравада

– Предлагаю отметить раскрытие – заявил Каракеев.

– Точно! – поддержал его Трофимов, роясь в карманах.

Собрав необходимую сумму, они заслали одного из “суточников” (ранее лица, отбывающие административное наказание в виде ареста, содержались в отдельных камерах изолятора временного содержания райотдела) за водкой.

В ящике стола капитана Каракеева, как у всякого опера, нашлись полбуханки черствого хлеба и банка шпрот.

– Ну, с раскрытием! – поднял стакан хозяин кабинета.

Настроение офицеров повышалось обратно пропорционально понижению уровня содержимого бутылки. Капитану Каракееву даже показалось, что он полюбил этого сопляка в лейтенантских погонах, которого начальник райотдела назначил сегодня старшим.

Трофимов, лихо опрокинув стакан, вдруг спохватился:

– Вот черт, забыл ствол выложить!

Сняв “оперативку”, он собрался было закрыть “макаров” в свой сейф. Но Кайрат заплетающимся языком попросил дать ему подержать пушку.

– У тебя что, своей нет? – засмеялся Трофимов.

– Есть, – кивнул Кайрат. – Но она в оружейке.

– А у нас на постоянном ношении! – гордо подчеркнул Каракеев.

Взяв пистолет, который Трофимов передал ему (чего делать не имел права ни при каких обстоятельствах!), Кайрат снял оружие с предохранителя и несколько раз передернул затвор. На стол полетели патроны.

– Семь, – бросил мутный взгляд на Кайрата Каракеев. – Дерни еще раз, восьмой в стволе.

– Да нет там больше ничего! – ответил Кайрат, в шутку направляя пистолет на капитана.

– Не надо в меня стволом тыкать! Убери, я сказал! – возмутился Каракеев.

– Ты что думаешь, я стволов боюсь?! – Кайрат приставил “макаров” себе к виску.

– Дурак! Отдай! – крикнул Трофимов и протянул руку за пистолетом. Пьяный потерпевший – кошмар для следствия

– Да пустой он, чего вы боитесь! Смотрите! – направив ствол в сторону сейфа, Кайрат нажал на спусковой крючок. Грохнул выстрел. Комнату заволокло синим дымом. Запахло гарью.

Санька Трофимов, удивленно глядя на Кайрата широко открытыми голубыми глазами, медленно сполз со стула и, запрокинув голову, замер…

Капитан Каракеев, сжав в руке стакан, застыл как изваяние.

– Восьмой в стволе, – шептал, словно заклинание, лейтенант, когда его вели к начальнику райотдела. – Восьмой в стволе…

… Во время следствия Кайрат утверждал, что стрелял в сейф. Это подтвердилось. На металлической дверце слева был обнаружен отчетливый след от пули, которая срикошетировав, с дьявольской точностью угодила Трофимову точно в затылок.

…Суд приговорил его к 2 годам лишения свободы. Капитана Каракеева уволили, а начальник райотдела Абузяров и оперативный дежурный Максимов получили предупреждение о неполном служебном соответствии. Однако все эти меры не могли вернуть матери Трофимова сына, его вдове – мужа, а двум детям – отца…

Имена и фамилии действующих лиц изменены по этическим соображениям

Закрыть