Опубликовано: 1477

Воруют быстро – сажают долго

Воруют быстро – сажают долго Фото - Тахир САСЫКОВ

Вот каждый раз, как поминаю в статье нашего председателя КСК, известного читателям как “наше местное зло”, надеюсь: позвонят мне из жилищной инспекции, а то и из самой прокуратуры и спросят: “Светлана Викторовна, это у вас собирательный образ какой-то или вправду такая пройдоха власть прибрала? Если так, то мы ее живо к ногтю – на

скамью подсудимых!”.

Но выходит номер за номером, а звонка все нет, и вспомнился мне инцидент двадцатилетней давности. Только я пришла в журналистику, получила в кураторы матерого журналюгу, как тот попал под суд. Прокуратуре не понравилась его фраза из телеобзора: “Прокуратура взирает с присущим ей равнодушием”. Не помню уж, на что она так взирала, но парня вместе с газетой месяц мурыжили в суде, пока авторитетнейший филолог не доказал, что оскорбительного и тем более порочащего светлый образ прокуратуры в этих словах нет. Видимо, он был очень убедителен, а иначе как объяснить, что спустя двадцать лет и прокуратура, и другие государственные учреждения, коим вменен надзор над деятельностью управдомов, взирают на этот шабаш безучастно. Пока после прочтения эти слова начнут производить химическую реакцию в умах людей в погонах или креслах, пройдет время, а мы с вами не привыкли отступать и уж тем более надеяться, что за нас кто-то нашу работу сделает. А потому в ноябре прошлого года направила я заявление прокурорам напрямки, правда, прежде чем рассказывать об этом, короткая предыстория.  

Задумала наша старушка починить крышу: мол, жильцы жалуются – заливает их. Ну задумала, так задумала, соседей жалко, да и дом пострадать может, так что созывай собрание, считай количество одобрямс, и вперед  – собирай деньги и делай. Вот с этим “собирай деньги и делай” и вышло самое интересное – бабулька оказалась не так проста, и денежки стала собирать наличкой, а не через счет КСК в банке. Здесь нужно обязательно пояснить, почему наличкой – плохо, а на счет – хорошо. Первое “плохо”: вы никогда точно не узнаете, сколько именно денег было собрано на самом деле, вам и другим собственникам выдается приходный кассовый ордер, где написано, у кого, сколько, кто и на что взял деньги. Вы спокойны: мол, все без обману, второй раз денег требовать не будут. Требовать не будут, но реальную общую сумму будет знать только тот, кто деньги собирал: кассовых чеков нет, на счет они не поступали, значит, сколько захочет председатель показать, столько и будет. Ведь не сможете же вы обойти всех жильцов, собрать их ордера и подсчитать сумму – некоторые, сами знаете, и послать могут.

В нашем случае выяснилось, что со стоматологии было взято 140 тысяч тенге, которые наша предприимчивая старушка нигде не отразила, и это только один эпизод. Второе “плохо”: вы никогда не узнаете, сколько на самом деле стоила работа. В договоре можно указать любую сумму, ведь деньги поступают не на счет предприятия или в кассу, где выдается фискальный чек, а налом под расписку. Значит, налоги с них платить не надо, и можно по доброте душевной сумму существенно завысить. Тем более что и так легально строительные компании готовы платить до десяти процентов комиссионных тому, кто им “принес” договор, а так-то вообще лафа. Так что вот эта разница между количеством собранных дензнаков и уплаченных и кладется председателем КСК в карман.

Третье “плохо” – разборки с государством. Вся вышеописанная схема называется уходом от уплаты налогов и карается высокими штрафами – 150 процентов от суммы налогов и других обязательных платежей в бюджет. Причем накладывается штраф не на руководителя, а на весь КСК, и все сборы уже идут не на нужды дома, а в бюджет.

Четвертое “плохо” – лохи сильно развращают тех, кто их кидает. Нашу после истории с крышей прям не унять, “молчание ягнят” ее так раззадорило, что она уже и на ремонт отопительной системы налом собирала, и на ремонт подъезда… В общем, зажила старушка – капитальный ремонт квартиры сделала, мебель новую купила, приоделась, каблуки стала носить – ну прямо песня души! Жалко обрывать, да придется – ведь этот банкет за наш счет.

Потому и легло заявление на стол прокурора района об особенностях манеры ведения хозяйства нашей чудесной председательши КСК. К выше рассказанному добавила я еще историю, как она взятку давала, этот случай мною ранее упоминался: выдала она себе 30 тысяч официально из кассы, а в расходнике так и написала “взятка “Энергосбыт”, а потом и в кассовую книгу слово в слово внесла. Думаю, пусть ребята в прокуратуре тоже поржут – не всегда ж такое приходится видеть.

Смеялись – нет, не знаю, но прокурор отреагировал на мое письмо быстро, спустя пару дней получила я бумагу: мол, направлено для разбирательства в департамент агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции по г. Алматы. Разочарование в нежелании прокуроров самим возиться с этим делом сменилось надеждой – уж больно название учреждения звучало обнадеживающе, а потому волноваться не стала и принялась ждать, когда откроется следствие, меня вызовут, изымут финансовые документы, проведут проверку…  

Но проходит неделя – снова бумага с официальным штампиком на конверте, пишут уже из департамента: “В действиях перечисленных лиц предварительно усматриваются признаки ч. 1 ст. 189 УК РК, ч. 1 ст. 247 УК РК, согласно ч. 8, ч.16 ст. 191 УПК РК, ваше заявление направлено в департамент внутренних дел г. Алматы для рассмотрения и принятия процессуального решения”. “Хорошо, хоть что-то усмотрели”, – подумала я – и к Уголовному кодексу. Статья 189 звучала как музыка: “Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, наказывается штрафом в размере до одной тысячи месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок, с конфискацией имущества или без таковой”. В статье 247 речь шла уже о незаконном получении вознаграждения и касалась работников “Энергосбыта”, так что выходило вполне себе весомо, и можно было еще подождать, когда возбудят следствие, вызовут, изымут, начнут…  

Но снова проходит неделя, и снова письмо, на этот раз из городского департамента внутренних дел, где они сообщили, что направили все в район. Ожидание продолжается – ну вот сейчас уже точно начнут следствие, изымут финансовые документы, проведут проверку… Не поверите, проходит еще одна неделя – опять почта: уже районный департамент внутренних дел направляет назад в прокуратуру материалы дела, чтобы те передали в департамент агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции по г. Алматы. Вот тут меня уже разобрал смех – четыре серьезных ведомства на таком же серьезном голубом глазу гоняют “пургу” по кругу и думают, видимо, что никто этого не замечает. Замечают, дорогие мои, замечают все, как из переписки исчезли признаки ст. 189 и осталась только ст. 247, так что наша прелестница вроде бы и не у дел.

Но не нужно торопиться с трауром: для тех, кто оказался в подобной ситуации либо вдруг после прочитанного решил отказаться от привлечения прокуратуры, скажу, что не все потеряно и продолжение следует. Прежде всего, в такой ситуации ждем результаты проверки, с которыми вас и меня в данном случае по Закону “О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц” обязаны ознакомить, а затем обжалуем их, если финал нас не устроит.

Историю эту я привела еще и потому, что она происходит в тех случаях, когда некогда держать руку на пульсе и все контролировать, если вы обладаете счастливой способностью  дотягиваться до печени противника, то и результат может быть иным и много быстрее. Обратите еще внимание, что заявление направляем в прокуратуру района, а не города. Тогда у нас есть место для дополнительного маневра – обжаловать действия прокурора у его начальства. О том, как будет развиваться эта история, обязательно напишем. Ну а если у заинтересованных ведомств проснулось чувство долга – милости просим, звоните.

Алматы

[X]