Опубликовано: 2500

Владимир Проскурин: Свод пишем, снос в уме

Владимир Проскурин: Свод пишем, снос в уме

7 сентября писателю-краеведу, архивисту, библиографу Владимиру ПРОСКУРИНУ исполняется 70 лет. Это он открыл для современников все тайники, чуланы и сокровищницы истории Алматы. Живя в сердце Европы, он продолжает быть верным своим краеведческим пристрастиям и с грустью наблюдает за продолжающейся перепланировкой города, в котором родился и рос.

Живу словно при коммунизме

– Владимир Николаевич, примите поздравления от редакции “КАРАВАНА”, с которым вы в тесной связке, с первых лет основания. С юбилеем! Сегодня вы живете и работаете в Берлине, вдали от любимого вами Верного – Алма-Аты – Алматы. Осталась ли связь с городом в ожерелье гор?

– Связь с городом, пусть хрупкая, виртуальная, осталась. Ко мне приезжают алматинцы – друзья или коллеги по творчеству. Я им показываю бранденбургские города на Шпрее, Хавеле или Эльбе, мы вместе работаем над совместными теле-, киносценариями или литературными сюжетами. Думаю, мой персональный сайт ответит на любопытные вопросы о странствующем человеке.

– Появились в Берлине любимые места? Путешествуете ли по европейским странам?

– Безусловно. Надо сказать, что здесь в Европе понимаешь, что такое здравое, благополучное, народное отношение к памятникам истории и культуры. Каждый маленький город или горная деревня, местечко или земля, по-своему вызывают бурю эмоций. Скажем, наш апорт, не прижившийся в древнейшей столице Заилийского Алатау, в барочных садах под Ганновером – это ежегодный, массовый праздник запаха яблоневых цветов.

Надо отметить, путешествую по Германии на поездах и прочем транспорте совершенно бесплатно. Таково отношение, льготы и привилегии к нынешним германским пенсионерам. Словом, живу при коммунизме, счастливое время которого так и проглядел за ушедшие годы.

Столица наша – наше седло

– Остались ли для вас в истории Алматы белые пятна? На что так и не нашли ответов?

– По мере выбора столицей Казахстана – Оренбурга, Кзыл-Орды, Алма-Аты, Акмолинска (ныне Астаны) – ученые свой творческий потенциал немедленно обращали на аранжировку особого статуса столичной истории, столичной культуры. Одновременно с переездом правительства интерес к прежнему главному городу респуб­лики иссякал. Пример тому – не только сегодняшние разговоры о тысячелетней истории южной столицы и исключительности Астаны в хронике времен и народов. У казахов есть крылатый афоризм “Столица наша – наше седло”, подразумевающий временный характер городских поселений. Отсюда, надо полагать, особое отношение к памятникам архитектуры, к раритетам истории и культуры. О страсти разрушения соотечественников писал еще в позапрошлом веке Чокан Валиханов. А современный поэт Олжас Сулейменов, чьи размышления стали хрестоматийными, однажды заметил: “История наша – несколько вспышек в ночной степи. У костров ты напета, на развалинах Семиречья, у коварной, обиженной Сырдарьи. Города возникали как вызов плоской природе и гибли в одиночку”.

– Почему у нас памятники истории и культуры не ценятся и являются чем-то особенным в жизни иных алматинцев?

– В Алматы не сохранилось ни одного памятника архитектуры эпохи города Верного, искажены или разрушены многие здания и скульптурные сооружения социалистической Алма-Аты. Алматы – словно легкомысленная, парящая в грезах бабочка, не признающая родства ни с гусеницей, ни с куколкой. Будто с изменением названия города не было и преемственности поколений.

Подобным образом возрождается “историческая справедливость” во многих аспектах городской жизни. Но нет в названиях улиц доморощенных алматинцев, на чей торгово-промышленный капитал действительно строился, рос и благоустраивался город в течение последних ста с небольшим лет. Выходит, что история избирательна, и с изменением социально-политического климата чаще, чем времена одного года, она способна, словно флюгер на крыше, меняться от одного удобного положения к другому, от одного полюса в любую другую сторону горизонта...

О земляках надо помнить иначе – взвешенно, великодушно, беспристрастно. Только тогда прошлое станет неотъемлемой частью нашего настоящего бытия, послужит на благо и в будущем. Революционное обновление общества, исторической науки, культурной политики больше напоминает развал, чем созидание.

– Мифотворчество – весьма распространенное явление. Какая, на ваш взгляд, самая большая легенда об Алматы, что так и гуляет в народе?

– Рассказывают, что есть города, где сохраняют первый домик, возведенный предками. Пусть крохотный, всего в три окошечка. Или первое посаженное прадедом дерево. Скажем, яблоньку. Тем более если она дала название поселению Алматы. Не говоря уже о названиях первых улиц, площадей, скверов. Есть города, где вместо монументов функционерам-временщикам ставят памятные знаки общечеловеческие – будь то растоптанный башмак или посох первопоселенца. Любопытны в наши дни размышления, будирующие воображение простого горожанина о том, что современный Алматы сформировался еще в средние века. В этом ряду 1000-летие города в ожерелье мифов и легенд. Однако во время суеты общегородского праздника появится моя новая книга “Эпоха зодчих Зенковых”, посвященная истории строительства столицы Заилийского края, его первостроителей Павла и Андрея Зенковых. Издана книга спонсором и издателем, моей доброй знакомой, отзывчивой и благородной В. П. Печуевой. Почитайте, вспомните, обсудите…

Грустно, но факт

– Читала в вашей статье, что на месте Алматы было много курганов, которые снесли в угоду новому строительству. Довольно часто появляются сообщения о застройке археологических памятников, старой части города дорогами и иными сооружениями…

– Если говорить о курганах, в городе практически снесены все. Скажем, в районе Новой площади, на месте здания Центрального телевидения. Продолжается новое строительство в охранной, уже бывшей зоне Алматинского государственного историко-архитектурного мемориального заповедника (границы улиц Толе би – Кунаева – Гоголя – Зенкова). Только за последние 10–15 лет в городе сведено на снос 20 памятников монументального искусства, за это же время уничтожено пять. Среди загубленного – 22 здания, представляющих собой историческую ценность, 14 памятников советской архитектуры. Грустно, но факт: свод пишем, снос в уме...

Строительство новостроек в исторических кварталах города и соответственно снос памятников старины ведется при равновеликом непротивлении и равнодушии общества и государственных органов. Подверглись перепланировке и искажению художественного образа здания гражданской архитектуры, переданные под посольства, торгово-промышленные представительства и разные компании.

– Продолжаете ли изучать историю Алматы? Над чем сейчас работаете? Появились ли у вас последователи из числа молодых ученых? Пишут ли вам алматинцы?

– Надо сказать, Европа значительно повлияла на мои научно-практические работы, краеведческие пристрастия и иные увлечения. Скажем, в коллекциях библиотек и архивов Европы прочитаны первые сибирские и семиреченские газеты, документы по истории Средней Азии и Казахстана, прочие раритетные издания, которых в Алматы по разным причинам уже не найдешь. Прежде всего, отмечу проведение историко-культурных, этнографических фотовыставок на основе моей коллекции в европейских городах Париже, Вене, Амстердаме, Москве. Собственно, каждый год открывает двери новым исследованиям, открытиям и находкам, встречам и прощаниям с интересными людьми.

В Алматы отношение к моему творчеству весьма разное и не объективное. Мол, “не в свои сани не садись”, – говорит новое, беспощадное поколение, которое до дыр читает и обогащается моими трудами и иллюстрациями. Впрочем, что об этом думать и расстраиваться. Мой e-mail благополучно работает с огромным охватом радеющих за историю и культуру нашего города детства, юности, отрочества.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи