Опубликовано: 11700

Виды на энергию, или Кто мышей не ловит

Виды на энергию, или Кто мышей не ловит

Всемирная выставка “ЭКСПО-2017” вызывает множество вопросов, когда речь заходит о ее тематике – “Энергия будущего”. Чем Казахстан может похвастаться? Какие виды альтернативной и возобновляемой энергии мы можем развивать?Об этом интервью с ректором Алматинского университета энергетики и связи Гумарбеком ДАУКЕЕВЫМ.20 лет не вкладывали в электрические сети

– У нас, в Алматы, отключения света стали происходить все чаще, а мы ЭКСПО-2017 собираемся проводить...

– Нельзя безнаказанно в течение 20 лет не вкладывать в электрические сети, при этом полагая, что они будут нормально эксплуатироваться. Ни для кого не секрет, что введение объектов строительства в прошлые годы велось без введения дополнительных линий и подстанций для передачи электроэнергии. А ведь современный дом просто напичкан электроприборами! Вот и получается, что, когда через подстанцию идет больше электроэнергии, чем она может пропустить, происходят нагревание, а затем и порыв кабеля. Помимо жилья вводилось множество объектов малого и среднего бизнеса. И как только случается природный катаклизм (холода, снегопады) – тут же авария. Хорошо, что электроэнергию еще можно привести, например, с северных областей. Но тепло мы ниоткуда не можем взять. Если температура воздуха в Алматы опустится ниже 8–10 градусов мороза, то энергетики не смогут обеспечить санитарную норму по температуре в помещениях. И ничего с этим не поделаешь. На станциях нужно вводить новые энергоисточники – бойлерные, водогрейные котлы, проводить и обновлять теплотрассы. Еще нужно ремонтировать основное и вспомогательное оборудование на самих электростанциях.

Алматы еще повезло, что проводили Азиаду, ее объекты нужно было обеспечить электричеством, затем пустили метро, но все это – за счет республиканского бюджета. Одна подстанция стоит 10 миллионов долларов. В Алматы – 200 подстанций, на которых 70 процентов устаревшего оборудования.

Возобновляемой энергии в Казахстане – 0,5 процента

– Можно ли у нас развивать возобновляемые источники энергии? И что может предложить Казахстан?

– Казахстан на ЭКСПО хочет собрать образцы передовой техники и технологии в области энергии будущего. Прежде всего, это возобновляемые источники – энергия солнца, ветра, недр земли, биоэнергия, гидроэнергия малых ГЭС. Я бы к энергии будущего приплюсовал сэкономленную энергию. Все это – энергия не ближайших 20–50 лет, а гораздо более позднего времени. Страны Запада активно применяют альтернативные источники энергии. Германия использует в производстве энергии более 10 процентов возобновляемых источников и в будущем хочет довести их до 30 процентов. На это выделяют колоссальные средства, поддерживая и производителей возобновляемой энергии, и тех, кто ее использует. В Казахстане потребляют 0,5 процента возобновляемой энергии, причем 99 процентов – это малые ГЭС (до 10 МВт). К примеру, Капшагайская, Шульбинская, Бухтарминская ГЭС – это еще не возобновляемые источники, потому что они не экологичны.

Почему заморозили ветряки?

– А энергия ветра? Или это очень дорого?

– В Казахстане энергия ветровой установки при фиксированной плате за 1 киловатт-час в 20 тенге окупится только через 18 лет! При том, что предельный срок эксплуатации – 20 лет. Получается, не успел окупить, уже пора менять? Невыгодно. Ведь любая другая станция дает электричество не дороже 5–6 тенге за киловатт-час. Поэтому всегда надо проводить технико-экономическое обоснование любого проекта. Корейские энергетики, предлагая нам строить Балхашскую ГЭС, говорили: мол, у нас – 4 процента потерь, а у вас – 20 процентов. Мне так и хотелось сказать: вся ваша Южная Корея меньше Карасайского района! И если у нас сети будут такие же, как у вас, то будет всего 3 процента потерь. Если вы такие умные, почему у вас тариф в пять раз выше нашего? А мы, имея в пять раз большие потери, держим тариф в пять раз меньше. Поэтому, когда спрашивают: что вы тут ходите, мышей не ловите, отвечаю – не используем, потому что экономически нецелесообразно. Но заниматься альтернативной энергетикой надо, опыт наращивать, льготы и преференции законодательно определять. Нетрадиционные источники энергии нужны, но в первую очередь как автономные источники. На тех же отгонных пастбищах. Лет пять назад в Жамбылской области специалисты из Индии – страны, имеющей колоссальный опыт строительства ветровых установок, – предложили свои услуги. Акимат сказал: привезите, установите, пусть поработает. Если все будет хорошо – мы вам заплатим. Но установка сломалась. Оказалось… замерзла. И это на юге страны! А что с ней будет в буран, 40-градусные морозы? Или вот в Капшагае установлена экспериментальная фотоэлектрическая установка (работающая от солнца) на 2 МВт. Но очень многое зависит от чистоты поверхности установки. Если это потребует 24-часовое присутствие дворника у установки, убирающего песок, то это нецелесообразно. Ведь пыли и грязи в воздухе у нас гораздо больше, чем в любой западноевропейской стране.

У нас можно производить любую энергию – даже из биотоплива (навоза). Однако традиционные источники никакого шанса не оставляют биоустановкам по себестоимости. Но это не означает, что этой проблемой не надо заниматься! Линии электропередачи раньше шли до каждого дома и отгонного хозяйства, во сколько бы они ни обходились. Вот там можно ставить биоустановку, ветряк или фотоэлектрическую установку.

О Самоделкиных и Кулибиных

– Шведские ветровые установки – одни из лучших в мире. Только как их сюда привезти?

– Обычно из Скандинавии такие грузы везут морем. Для нас это были бы золотые ветряки. Представьте себе диаметр в 120 метров. Значит, одно перо ветроколеса будет метров 60 – такой ветряк не окупится и за 40 лет. Куда проще привезти из соседнего Китая.

– Что вы думаете об изобретениях, которые часто придумывают непрофессионалы?

– Очень часто к нам обращаются за рецензией. Либо мы сами видим, что в СМИ опубликовали информацию об очередном изобретении, производящем электричество. Почему же до сих пор не произошло технической революции? Да потому, что чаще всего у нас изобретают технологии или устройства, которые позволяют получать тепловую энергию… путем вращения воды, превращения электрической энергии в тепловую. Глупость несусветная! Если посчитать, сколько при этом было потрачено электроэнергии, то все становится на место – это неэкономно и непрактично!

Энергию земли в – дело!

– А энергию тепла недр земли целесообразно использовать?

– Под Алматы, начиная с трех километров, можно найти источники тепла (воду либо камни) с температурой до 80–90 градусов. Это тепло может быть вечным! Но есть нюанс. Каждый километр бурения несколько лет назад стоил около 1 миллиона долларов. Сейчас, наверное, больше. И бурить надо не одну, а сразу пять-шесть скважин. Такое могло быть только в СССР. Когда-то в Панфиловском районе при директоре совхоза Головацком были мощные парниковые хозяйства, они овощи выращивали в сумасшедших количествах. Так вот у Головацкого были скважины до 1–1,5 километра глубиной. Сейчас такое себе вряд ли кто может позволить. Есть примеры в России – Паужетская геотермальная станция на Курилах и в Исландии, где много гейзеров. А есть установки тригенерационные, они генерируют сразу три вида энергии – электричество, тепло и холод. Если вы находитесь на отдаленной ферме, где нет ни электричества, ни тепла, то это может вас здорово выручить. Но все эти разработки требуют денег и поддержки.

[X]