Опубликовано: 2100

ВИЧ-позитивные мамочки: страхи и вызовы

ВИЧ-позитивные мамочки: страхи и вызовы

Уже не первый год статистика говорит о том, что среди новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией преобладает половой путь передачи. А значит, вирус проник совсем в другие слои казахстанского общества, и стереотип, что ВИЧ может касаться только наркоманов и проституток, больше не работает. Теперь это про всех нас, благополучных и хороших.

И первыми под удар ВИЧ-инфекции попадают женщины, ведь от их здоровья зависит и здоровье будущего потомства.

Ежегодно в Алматы 20–30 впервые выявленных ВИЧ-позитивных женщин встают на учет по беременности. Всего начиная с 1987 года по 1 июля 2017-го в Алматы зарегистрировано 599 ВИЧ-инфицированных беременных.

Показатели по передаче ВИЧ-инфекции от матери к ребенку в Казахстане благодаря постоянной работе и комплексу мер в этом направлении достаточно низкие, но 1–2 случая в год ВИЧ-инфицирования детей матерями в Алматы все же происходят. По данным центра по профилактике и борьбе со СПИД города Алматы, на сегодня в мегаполисе проживают 59 детей с диагнозом ВИЧ. Три истории жизни с ВИЧ

Своего ребенка можно зара­зить во время беременности, во время родов и при грудном вскармливании, напоминают врачи. Единственный способ узнать, есть инфекция или нет, – пройти тестирование. На сегодня охват ППМР (профилактика передачи от матери к ребенку) беременных женщин в Алматы составляет 95 процентов, охват ППМР рожденных детей – все 100 процентов. Антиретровирусная терапия у беременных с ВИЧ снижает репликацию вируса и вирусную нагрузку у матери, лечит ВИЧ-инфекцию, предохраняет от заражения ВИЧ будущего ребенка.

– Процент детей, зараженных ВИЧ от матери, снизился в 3–4 раза. Антиретровирусная терапия и достижения мировой медицины повлияли на выживаемость, – рассказывает Анархан НУРКЕРИМОВА, заместитель главврача по лечебным вопросам центра по профилактике и борьбе со СПИД города Алматы. – На сегодняшний день мы говорим, что если раньше у наших ВИЧ-инфицированных женщин был страх рожать детей, то сегодня те, кто состоит на учете, уже планируют вторую, третью беременность.

Вопрос, который наверняка волнует многих: откуда ВИЧ-инфекция в благополучных семьях? Врачи говорят, что инфицирование происходит либо еще до формирования семьи и человек, вступая в брак, не знает о своем статусе, либо… это измена одного из партнеров.

ВИЧ-инфекция может протекать медленно, длительно, бессимптомно.

Заражение, например, могло произойти 1–5 лет назад, а обнаруживается уже когда женщина "в интересном положении". Не подозревающая о своем ВИЧ-положительном статусе женщина испытывает глубокий психологический шок, когда ей о нем сообщают.

– Женщинам из хороших семей сложнее это принять. Если человек, например, употребляющий наркотики, каждый раз понимает, что он ходит по острию ножа и осознает риск, то для человека из благополучной семьи, который занимает определенный пост, это становится полной неожиданностью. Кроме того, многие женщины состоят в гражданском браке и не называют своих половых партнеров, – говорит Альфия ДЕНЕБАЕВА, заместитель главврача по эпидемиологическим и организационным вопросам центра по профилактике и борьбе со СПИД города Алматы. – Представьте, девушка приходит с мамой к нам, и мама говорит, что ее девочка домашняя и у нее не может быть ВИЧ-инфекции! Что все ложь, ошибка и вируса не существует... Не переубедишь ее, просто на данный момент у человека нет изменений по здоровью.

В случае с беременными неверие в свой диагноз в прямом смысле убивает. Бывает, что женщина рожает первого ребенка здоровым – примерно в половине случаев у ВИЧ-инфицированных появляются здоровые дети, таковы законы природы.

Но если один раз пронесло, то рассчитывать на такое везение второй раз – крайне легкомысленно. Были случаи, когда второй ребенок умирал в младенчестве, так как мама не верила в ВИЧ-инфекцию и не предприняла своевременного лечения.

– При посещении педиатра родители не отказываются принимать препараты, женщины могут взять препараты у нас, но на самом деле по лабораторным данным мы видим, что они не дают ребенку лекарств, – продолжает Альфия Денебаева. – Дело в том, что решение о лечении антиретровирусной терапией человек принимает самостоятельно, никто не может его заставить. При этом есть большая разница, когда инфицирован взрослый (у него сформирована иммунная система, он может долго сопротивляться вирусу) и когда ребенок: достаточно года-двух – и у него развивается стадия СПИДа (четвертая клиническая стадия ВИЧ).

Малыш здоров

В семье ВИЧ-позитивной казахстанки Елены РАСТОКИНОЙ несколько лет назад появился абсолютно здоровый малыш. О своем статусе эта успешная и привлекательная девушка узнала в 2008 году.

– Мой супруг в первый день нашего знакомства узнал, что я инфицирована, я об этом говорила сразу, чтобы понимать, что люди ко мне относятся адекватно. Мы решились на ребенка. Если делать все правильно, знать нюансы, то риск сводится к нулю. Ребенок здоров по сей день. Я принимала терапию только во время беременности, с 24-й недели, в течение где-то шести месяцев. И не почувствовала каких-то побочных эффектов. Живу с ВИЧ уже 9 лет, и у меня хорошие анализы, посмотрим, что дальше. Жду, когда препараты будут состоять из одной таблетки, в любом случае осознание, что принимать терапию нужно, – оно есть.

Мама моего супруга была не в курсе, узнала только тогда, когда я сказала, что не могу ребенка кормить грудью. Что, мол, за дурость, голливудские заморочки, пытаешься грудь сохранить, вопрошала она. Я раньше говорила, что пью специальные витаминки, но люди сейчас не глупые: загуглили в Интернете – и все нашли.

И девочки этого очень боятся. Одно дело, когда обращаются СПИД-диссиденты и начинают объяснять, что ВИЧ не существует. Им доказывать что-то бесполезно, говорим: приходи, когда плохо станет. Другое – когда обращаются инфицированные мамы. Это очень сложно, все их истории пропускаешь через себя, понимая, что их решение скажется на ребенке. Были случаи, когда женщины не принимали терапию по религиозным мотивам, веря, что Господь их исцелит. До конца непонятно, как с этим работать...

Женщина обычно узнает, что у нее ВИЧ, во время беременности, когда делают скрининг.

И ей нужна психологическая поддержка, и самая лучшая – когда общаешься с точно такой же мамой. Мне очень не хватало такой группы, когда я была беременна, и очень хочется развивать это направление. Но не видела ни одной программы в Казахстане, которая давала бы на это деньги. Врач с ВИЧ. Один из нас

Сейчас есть несколько человек, с которыми мы собираемся, потому что нам интересно, общаемся, с детьми гуляем. Но нас немного – люди боятся открываться даже таким, как они сами. Я со своим статусом живу, мне комфортно, как будет ребенку, пока не знаю. Понятно, что буду раскрывать свой статус перед ним, я все время этим занимаюсь. Но честно? Страшно. Дети, они ведь очень жестокие, я переживаю, как это будет, как будут реагировать сверстники...

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров