Опубликовано: 1300

“Вертикаль власти” для “Горизонтальной профессии”

Что такое дом терпимости по-немецки и по каким законам живут в ФРГ представительницы “первой древнейшей”?

В курсантскую пору автор этих строк весьма впечатлился одной пикантной облавой в Пришахтинском районе Караганды. Тогда первокурсников Высшей школы МВД прикрепляли к действующим сотрудникам для того, чтобы молодежь “понюхала жизни”.

А пахло в неприметной глинобитной мазанке давно не стиранным бельем, потными телами и страхом. Застигнутые врасплох командированные совали червонцы капитану милиции и что-то лепетали о женах и партбюро, попасть на которое “за аморалку” было тогда смерти подобно.

Никого не задержав и на прекращении разврата больше не настаивая, “страж порядка” повел новичка знакомить с другими “злачными” местами на вверенном ему участке.

– И что, забирать никого не будем? – наивно осведомился будущий следователь.

– За что? – изумился участковый. Он поды­тожил тот “рейд” фразой, опередившей телевизионный “перл” представительницы Комитета советских женщин на 15 лет:

– Запомни! В Союзе секса нет! Имею в виду – продажного. Значит, и наказывать не за что.

“Грязные миллиарды” – на благородные цели

Немецкие власти после войны тоже долго “не замечали” очевидного. Хотя к началу семидесятых почти полтора миллиона клиентов в ФРГ отдавали сутенерам и почти пятистам тысячам опекаемых ими “жриц любви” от 12 до 15 миллиардов марок ежегодно!

– Хватит фарисействовать! – настойчиво призывала со всех трибун Ирмингард Шеве-Геригк, председатель комиссии партии “зеленых” по вопросам женской политики. – Представительницы “горизонтальной професии” лишены у нас элементарных прав! Они подвергаются дискриминации, вынуждены вести двойную жизнь...

И потом, казна упускает огромные деньги! А ведь их можно будет пустить на здравоохранение, образование, прочую “социалку”...

Вода камень точит. И бундестаг уступил давлению общества. “Закон о проституции” (Prostituiertengesetz, или ProstG), вступивший в действие с 1 января 2002 года), под страхом лишения свободы запрещает в Германии причислять “первую древнейшую” к аморальным занятиям. До пяти лет тюрьмы грозит тем, кто принуждает женщину угрозой или силой оказывать сексуальные услуги. Проституция у немцев это теперь вполне нормальная “деятельность в сфере обслуживания”. В “Реестре государственных больничных касс” путаны проходят по категории 913 – “работницы гостинично-ресторанного бизнеса”. Закон дает им возможность списывать с налогов “производственные затраты”: “рабочую одежду” в виде эротичного белья, поездки в бордель и обратно, приобретение оборудования, включающего дорогостоящие товары из секс-шопов, аренду производственных помещений и т.п.

Проститутка здесь обладает правом на социальное пособие в случае длительной потери работы. Через суд она может востребовать с клиента “зажатый” гонорар, а также добиться от владельца дома терпимости оплаты труда согласно заключенному контракту. Более того, женщины, теряющие “спортивную форму”, могут потребовать... профессиональной переподготовки за государственный счет! Власти федеральной земли Северный Рейн‑Вестфалия, к примеру, ежегодно выделяют миллион евро из местного бюджета только для того, чтобы теряющие привлекательность и спрос мастерицы платного секса превращались в... квалифицированных сиделок в домах престарелых.

– Они обладают превосходными коммуникативными навыками, редко испытывают чувство отвращения и ничуть не боятся физического контакта, – обосновывает это правительственное решение фрау Койен из протестантской благотворительной организации Diakone Westfalen, проводящей данные обучающие курсы. – Единственное, о чем не следует забывать руководству этих богоугодных заведений, – хранить в строгой тайне бурное прошлое наших выпускниц! Иначе у некоторых даже очень пожилых обитателей сеньоренхаймов может возникнуть соблазн заполучить услуги, не входящие в прейскурант...

В законном русле и почти спокойно

Одному из самых удачливых русскоязычных репортеров Западной Европы удалось сделать то, что редко у кого из журналистов получается. Сергей Дебрер вошел в доверие к хозяину одного из самых известных борделей Ганновера.

Представители этой специфической профессии предпочитают держаться в тени. Но для читателей нашей газеты 55-летний Йоханн Йорх сделал исключение:

– В народе наши заведения называются “пуфами”. Почему “пуф”? А кто его знает! Поначалу все выглядит, как в обычном баре. Клиент подходит к стойке, заказывает что-нибудь выпить. Тут к нему подсаживается кто-нибудь из нашего персонала, предлагает “поразвлечься на пару”.

– А если последует отказ?

– Откажут – значит, девочка пожелает приятного вечера и отойдет. Предварительно уточнив: может, кого из подружек пригласить? Но, если клиент не хочет, настаивать никто не будет. Ведь одно то, что он сюда зашел, еще не значит, что он ищет секса. Хотя... На моей памяти не случалось, чтобы кто-то зашел только для того, чтобы выпить.

– Существует ли какой-то единый прейскурант на секс-услуги?

– Единый для всех “пуфов”? Нет. Но в среднем цены такие: за час – 150 евро, за полчаса – 75, за 20 минут – 50, за час в Whirlpool-ванной (типа джакузи) – 230–250 евро.

За ночь уже не почасовые цены, а ниже – от 700 евро. Но это без стоимости алкоголя. Выпивка отдельно оплачивается. И она стоит недешево.

– А как происходит расчет?

– Если у бара клиент договорился с девочкой, то там же с барменом он и расплачивается. Может наличными, может – банковской карточкой.

– Сколько кому достается из этой суммы?

– У нас – половина на половину. Но если дамочка живет в этом же “пуфе” и питается в нашем буфете... Это из ее заработка тоже удерживается.

– Хорошо, допустим, клиент захотел продлить время сеанса...

– Это довольно скользкий момент. В подобных случаях чаще всего и возникают недоразумения. По заведенному у нас порядку клиент должен отдать деньги девушке, а она обязана отнести их в кассу. Но бывает, что гость обещает доплатить при выходе. А потом начинает выдвигать всякие претензии на якобы некачественное обслуживание. Иногда такие споры и до судов доходят. Но это редко. Ведь в наших заведениях действует правило “клиент всегда прав”. Даже если ясно, что посетитель врет, с ним почти никогда не спорят. Правда, второй раз такого в этом “пуфе” уже не примут.

– А охрана в таких случаях разве не вмешивается?

– Нет. Она нужна, когда клиент напился и буянит. Но и в подобных ситуациях физическая сила применяется в исключительных случаях. Обычно все удается разрешить мирным путем.

– Как насчет гарантий от вензаболеваний?

– Каждая девушка обязана еженедельно проходить медосмотр. Это в ее личных интересах. Ну и секс – только с презервативом.

– Какого же возраста ваш персонал?

– Самого разного. Одной 55 лет было, так к ней ходили чаще, чем к молодым. У нее даже своя постоянная клиентура была. Тут неподалеку воинская часть стояла, натовская. Так вот солдатики срочной службы почему-то предпочитали именно к нашей “мамаше” ходить. Она бы и дальше работала. Только вот наследство в Канаде получила и отошла от дел.

– Такое впечатление, что все здесь у вас на добровольных началах. А как же секс-рабыни? Особенно из Восточной Европы и Азии...

– Да какие там рабыни! Прекрасно все всё знают! Куда идут, зачем, ради чего... Лично я даже про единичные случаи насилия ничего не слышал!

Секс-индустрия без брака не обходится

Герр Йорх немного лукавил…

– Никакие законы не гарантируют стопроцентной законности в таком специфическом бизнесе, как наш, – призналась Фелицитас Вайгманн, владелица эротического кафе Pssst в Берлине.

Действительно, каждая десятая проститутка как женского, так и мужского пола даже в такой законопослушной стране, как ФРГ, к не самому престижному, мягко говоря, занятию принуждается. Только в прошлом году за это было осуждено 353 сутенера, жертвами которых стали 775 человек. Из них свыше шестисот – иностранки. В том числе и женщины, покинувшие Казахстан ради лучшей доли на Западе.

В неприятности, впрочем, попадают и вполне легальные “казахендойче”. Недавно, к примеру, в германской прессе промелькнуло сообщение о 19-летней непутевой дочке бывших жителей Шымкента. Некая Лиля П. убежала из дома к дружку-хорвату. Тот споил бывшую возлюбленную и пустил “по кругу” среди дружков. А потом уж стал сдавать в “суточный прокат” за 50 евро всем желающим.

Судебный процесс получился громким. Но это исключение только подчеркнуло строгое немецкое правило: все должно быть на своих местах. Место проституток в германской табели о рангах, конечно, не самое почетное. Но достаточно прибыльное. Только к ЧМ-2006 по футболу немцы увеличили число своих “пуфов” на треть. Один из них, названный в честь богини Артемиды, достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса” – 3000 квадратных метров, 600 клиентов одновременно. Правда, в ближайшее время уже Мюнхен планирует отобрать пальму этого сомнительного первенства. Здесь строится многоэтажный бордель аж на 6 тысяч квадратов!

Власти же при этом довольно потирают руки. Ведь уже многие города ФРГ ощутимо пополняют свою казну отчислениями от секс-индустрии. Это десятки, сотни миллионов евро. Плюс к ним вводятся дополнительные налоги. Теперь вот все больше федеральных земель вводят дополнительную подать по так называемой “симметричной шкале”, согласно которой размер выплат зависит именно от количества квадратных метров, на которых предоставляются интимные услуги.

Несмотря на протесты представительниц “горизонтальной профессии”, внакладе они все равно не остаются. Ведь, по данным экспертов, каждая четвертая из германских путан занимается вечным ремеслом не дольше 4–5 лет. Накопив за этот срок где-то тысяч 150 евро, прелестницы возвращаются на родину, в куда менее развитые экономически государства. Где, как правило, довольно успешно выходят замуж.

Впрочем, и для коренных немок занятие проституцией вовсе не исключает добропорядочную семейную жизнь. Мне как-то удалось познакомиться с двумя солидными бюргерами, супруги которых и сейчас совмещают работу в “пуфе” с образцовым ведением домашнего хозяйства.

Как это им удается и насколько легализация проституции может снизить уровень сексуальных преступлений в стране? Это тема для отдельного рассказа.

Берлин – Ганновер – Мюнхен

Сергей ЗОЛОВКИН, наш собственный корреспондент в Германии

[X]