Опубликовано: 5400

Великие китайские стенания. Что на самом деле построят инвесторы из Поднебесной в Казахстане

Великие китайские стенания. Что на самом деле построят инвесторы из Поднебесной в Казахстане

51 китайское предприятие перенесут в Казахстан в ближайшие 4–5 лет. Информация об этом событии взлохматила мозги и развязала языки национал-патриотам. Например, экс-мажилисмену Уалихану КАЙСАРОВУ: “Во-первых, какое это производство? Наверняка самое вредное. Во-вторых, кто будет работать на этих заводах? Наверняка подавляющее большинство рабочих будут китайцы. В-третьих, что будут выпускать на этих заводах?

Наверняка то, чем нас же будут травить. И кто будет извлекать основную прибыль с этих заводов? Казахстан? Нет! Собственник. А значит Китай”…

Еще круче “загнул” политолог Расул ЖУМАЛЫ: “Речь, скорее всего, идет о переносе вредных предприятий, а не о выгодных инвестициях. Так власти КНР собираются решить проблему загрязнения окружающей среды у себя… В свое время Китай импортировал опасные производства с Запада. Но сегодня страна дошла до такой стадии развития, когда сама хочет экспортировать неэкологичное производство, создавая в бедных странах металлургические, химические, обрабатывающие и прочие токсичные заводы. По сути, мы имеем дело с импортом экологических проблем. Поэтому и Китай, и наши чиновники тщательно скрывают информацию об этих предприятиях…”.

Справка “КАРАВАНА”

“Китайские” предприятия – это горнорудная промышленность, стройматериалы, химия, переработка сельхозпродукции (молоко, мясо, фрукты и овощи). В Костанае уже собирают китайские автомобили – три модели. Начато производство удобрений. В Алматы приступают к выпуску труб для нефтегазовой отрасли. На подходе еще три проекта. Остальные – на стадии проектно-сметной документации.

Министр по инвестициям и развитию Женис КАСЫМБЕК информацию скрывать не стал. В интервью “КАРАВАНУ” он сначала сказал, что, во-первых, два проекта уже отвергнуты (“Нам не нужны технологии, которые устареют через 3–5 лет”). Во-вторых, все эти производства будут абсолютно новыми, с европейским, корейским или японским оборудованием: “Это не демонтаж и перенос”. В-третьих, китайскими там будут только инвестиции. В-четвертых, у половины этих проектов – казахстанские учредители: “Китайцы участвуют в них либо финансами, либо в качестве подрядчиков, либо в качестве поставщиков оборудования. Это обычные совместные предприятия. В-пятых, с Россией подобных проектов 62 штуки. С Турцией, Ираном, государствами Европы и Юго-Восточной Азии еще больше – порядка 380. А всего более 700…”.

Какая тут к лешему китайская экспансия?

– Господин министр, Поднебесная уже лет десять – самый стабильный и настойчивый инвестор в мире. Вы не боитесь, что могут возникнуть конфликты в случае отказа от того или иного проекта?

– 51 проект – это не константа. Может, будет 45, может, 35, может, 61. Все они должны быть взаимно полезными. Китайский рынок нам интересен. У нас нет прямого выхода к Мировому океану. Но рынок СНГ, Европы и Китая – это для нас те самые океаны, которые условно вчера были для нас недоступны. И, повторюсь, это наши, а не китайские проекты. Мы бы и без них начали реализовывать все это. Просто был нужен дополнительный импульс. И, кроме КНР, в топ-10 крупнейших инвесторов в Казахстан входят США, Россия, Турция, много европейских стран.

– То есть рынки сбыта продукции от этих предприятий вы уже определили?

– Конечно. И не забывайте, это налоги, это более 15 тысяч новых рабочих мест, это экспортно ориентированная продукция, это реализация второй пятилетки индустриализации, это профессиональные кадры.

Голоса из-за кулис

Расул ЖУМАЛЫ:

– Не превращаем ли мы собственноручно казахские земли в китайские анклавы? Уже есть масса прецедентов, когда огромные массивы территорий присваиваются иностранцами, вход туда нашим гражданам запрещен. Наших рабочих заставляют говорить на английском или китайском, чуть ли не вынуждают петь гимн чужого государства… И это все под носом акимов и прокуроров, которые не замечают такого издевательства. По существу, это режим оккупации… Нет никакой достоверной информации об этих предприятиях. Кто будет работать на них, как и куда будет сбываться продукция и т. д.? Все это решается за закрытыми дверями. Значит, есть что скрывать. А расплачивается за все это народ в виде ухудшения экологии, сокращения продолжительности жизни, роста заболеваний и смертности…

Любой контракт с КНР подразумевает привлечение большого количества китайских рабочих. Опять же в нарушение всех законов. В частности, Трудового кодекса. Понятно, что эти трудовые ресурсы будут перевозить в Казахстан с семьями. Придется строить целые городки под их заселение. А обслуживать, охранять китайские предприятия будут китайские охранники или китайские армейские подразделения…

Уалихан КАЙСАРОВ:

– Взрыв произойдет, когда на этих заводах начнутся межнациональные конфликты между китайцами и казахами. Прогнозировать последствия таких конфликтов сегодня крайне страшно, особенно если одновременно на 5–6 таких китайских предприятиях будут умышленно спровоцированы или подстроены убийства китайских граждан…

Рисунок Ибрагима КУБЕКОВА
Рисунок Ибрагима КУБЕКОВА

– Да, кадры! Некоторые считают, что на этих предприятиях будут трудиться в основном китайцы.

– Ничего подобного! Есть жесткая квота, которая определена законом. И мы сразу это оговорили в соглашениях. Китайская сторона согласилась. У них, конечно, своя переговорная специфика: они долго считают, анализируют, но потом работают очень м-м-м… дисциплинированно. Да, по отказам. Было такое. Начинали проект лет пять назад, а конъюнктура рынка изменилась. Или, скажем, у нас произошла корректировка курса тенге. А инвесторы хотели зайти в Казахстан на других условиях. И теперь их это не устраивает. Это нормально. Это мировая практика.

– Такие проекты отвергаются раз и навсегда или их можно отложить на какой-то срок?

– И в “китайском списке” такие есть. И в турецком, и в российском. Ничего страшного. Мы не хотим строить завод, который через пять лет будет закрыт только вследствие того, что его продукция никому не нужна. Мы должны смотреть вперед. Мир вообще в прошлом году потерял порядка 700 миллиардов долларов инвестиций. Рынок рухнул, все всего боятся. Каждый отстаивает свои интересы. Конкуренция жесточайшая. Кстати, в Европе главные инвесторы тоже китайцы. Кто бы им позволил там открыть “грязные” предприятия? Тот, кто говорит, что нам принесут экологически вредные предприятия, – это уже…

– “Клиника”?

– Это будут абсолютно новые производства! Я знаю только один проект, где на успешно работающее предприятие планировали завезти оборудование, которое было изношено на 10–15 процентов (пауза). Отказались.

– Цифра 26 миллиардов (инвестиций) долларов окончательная?

– Когда будет готова проектно-сметная документация, она может колебаться в ту или иную сторону. Месяц назад Президент подписал указ об актуализации Программы ФИИР. В ее рамках мы сузили перечень приоритетных проектов – мы должны стать конкурентоспособными и двигаться в сторону экспорта. Кстати, сейчас в Китай активно пошла наша сельхозпродукция. Зерна – до полутора миллионов тонн в год. Мясо впервые туда ушло. Потому что экологически чистое, “органик”. Да и удобрения наши китайцы готовы выкупать большими объемами. Вместе с российской компанией “Еврохим” реализуем один проект в Жамбылской области. А лет десять назад на предприятии в Жанатасе вообще разруха была. И вот подписали меморандум на миллиард долларов. Сейчас делаем фосфорную муку. Заработает проект – сделаем шаг вперед, станем делать уже фосфорные удобрения, на очереди азотные и калийные…

– Для России, Китая, Европы?..

– И тем, и другим, и третьим, и для Центральной Азии. Спрос есть.

– А где их будут строить, уже определили?

– Конечно. Все привязано к исходному сырью и действующей инфраструктуре: Актобе – калий, Тараз – фосфор и так далее. География обширная. Старт был с очень низкой базы. Сейчас, когда многие инфраструктурные объекты построены, мы можем на этом фундаменте поднимать все те производства, о которых я уже говорил. Первая пятилетка индустриализации – это строительство базы, написание необходимых законов. Второй этап – строительство конкурентоспособных предприятий. Вот мы этим и занимаемся. Потому что фундамент построен. 20 процентов предприятий, созданных в рамках ПФИИР, которые отправляют продукцию на экспорт, – это итог последних пяти лет. Показатель? С 2010 года ввели в эксплуатацию порядка 900 предприятий. Есть мелкие, есть чуть больше – на 15 рабочих мест. На 50, на 100, даже на 1 000. Они же работают! И по всем этим проектам у нас есть гарантии покупки продукции. В активной фазе сейчас 16 “китайских” проектов.

– Г-н министр, а почему так негативно раскручивается “китайская” версия? Может, потому, что магистраль Западная Европа – Западный Китай уже практически заработала? И поэтому инвесторам из КНР выгоднее гнать в ЕАЭС и Европу товары и продукты, произведенные в Казахстане, чем в Китае?

– Это просто бизнес, который ищет свои пути. У нас свои интересы, у китайцев, у европейцев… Я не могу комментировать то, к чему не имею отношения.

P.S. Пресс-служба министерства по инвестициям и развитию сообщает “КАРАВАНУ”:

“Касательно списка проектов. Всего их 51, общая стоимость – около 26 миллиардов долларов, планируется создание 15 тысяч рабочих мест. Проекты будут реализовываться в химической отрасли, в машиностроении, ГМК, в энергетике и ВИЭ, инфраструктуре, в АПК и легкой промышленности, в сфере информационных технологий, в нефтепереработке, а также в строительной отрасли.

В настоящее время реализовано два проекта, это “Модернизация установки производства порошкового полипропилена” в Павлодарской области, “Сборка автомобилей JAC методом DKD (крупноузловая)” в Костанайской области.

В активной фазе проработки 16 проектов. В связи с договоренностью между нашими и китайскими бизнес-структурами у нас есть обязательство перед ними о неразглашении информации, пока по какому-нибудь проекту не начнутся строительные работы.

Сейчас мы можем рассказать о проектах, которые уже начали свое строительство, это “Производство стальных сварных труб большого диаметра” в Алматы, “Сборка автомобилей JAC методом СKD (мелкоузловая)” в Костанайской области, “Производство рапсового масла” в СКО, а также проект в транспортной системе города Астаны. Можем добавить, что в списке есть проект “Модернизация Шымкентского нефтеперерабатывающего завода” в ЮКО, проект “Производство анодной меди” в Актогае (ВКО), там планируется строительство медеплавильного завода. Интегрированный газохимический комплекс по созданию следующего передела по переработке нефтяного попутного газа в Атырауской области. Здесь конечный продукт – полипропилен”.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи